Общение

Сейчас 342 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса в двух действиях,12 картинах по мотивам русских народных сказок

1987 - 1996 г.г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


ИВАНУШКА-ДУРАЧОК.

К У П Е Ц.

ЕГО ЖЕНА КУПЧИХА.

ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК.

ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК.

МЕДВЕДЬ.

ЕГО ЖЕНА МЕДВЕДИЦА.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

Темный-темный лес. Темный-то темный, да только мы все равно видим – сидит МЕДВЕДЬ под деревом. Сидит, вздыхает.

МЕДВЕДЬ. О-хохо!.. До чего же давно я людей не кушал! Ведь, почитай, как родился, так ни разу и не кушал. Не пробовал. А сегодня надо человека поймать на обед. Мне Марья Ивановна велела. 0-хо-хо! Надо-то надо, а не хочется... Жалко! И чего я этих людей всегда жалею, не пойму. И сейчас вот нарочно в лес подальше забрался. Тут уж ни одной живой души не встретишь. Посижу-посижу да и домой вернусь: никого, мол, нет. Получится, я и людей не трону, и Марью Ивановну не обману. Обманывать я тоже страсть не люблю!.. Ой! Никак, идет кто-то? Нет, не идет, Крадется. И не один! Двое крадутся. Что же делать-то?
Задумался МЕДВЕДЬ.
А вот чего! Убежать отсюда! Их ведь двое? Двое. А Марья Ивановна только про одного говорила. Вот так-то!

МЕДВЕДЬ, очень довольный собой, в чаще скрывается, а из чащи, только с другой стороны, появляются двое. Крадутся. Один так просто крадется, а другой перед собой на тачке катит чего-то. Что это такое? Сундук не сундук, шкатулка не шкатулка. Ларец, одним словом. А двое эти — КУПЕЦ и КУПЧИХА.

КУПЕЦ (озирается). Никто нас не видит?
КУПЧИХА (тачку катит, запыхалась). Да никто, никто.
КУПЕЦ (время от времени оборачивается и скрытным голоcом Купчиху поторапливает). Живей!.. Веселей!
КУПЧИХА. Еше веселей?

Навалилась КУПЧИХА на тачку да чуть ларец не перевернула.

КУПЕЦ. Да потише ты! Везешь, как мешок с картошкой. А это ведь ларец-то с чем?
КУПЧИХА. Так с...
КУПЕЦ. Тс-с! Расскажи еше всем!
КУПЧИХА. Так ведь ты сам спрашиваешь!
КУПЕЦ. Ну и что! А ты все равно молчи. Знаешь, разбойников сколько развелось!
КУПЧИХА. Знаю...
КУПЕЦ. Тс-с! Ну, глупа баба!
Осмотрелся КУПЕЦ по сторонам и говорит.
Ну вот место подходящее. Уединенное. Приехали. Отдыхай!

КУПЧИХА рада стараться - села на травку, а КУПЕЦ опять недоволен.

Ты чего это расселась? Бери лопату - копай!
КУПЧИХА. Так ты же сам сказал - отдыхай!
КУПЕЦ. А отдых - это что? Это смена занятия.
КУПЧИХА. Как это?
КУПЕЦ. А так: вот ты везла - устала. Теперь копай – отдыхай!
Вздохнула КУПЧИХА и принялась копать. Только КУПЦУ никак на угодишь . Опять ворчит.
Да куда ж ты вширь, вширь-то куда? Не канаву небось роешь! Вглубь давай!.. Да куда ж ты вглубь, вглубь-то куда? Небось не колодец роешь, вширь давай!..

Ну, так или иначе, выкопала КУПЧИХА яму. Опустили они с КУПЦОМ туда ларец, сверху землей присыпали, сверху дерном заложили - ничего не заметно. Обошел КУПЕЦ это место со всех сторон и доволен остался.

Ну вот, слава богу, теперь хоть спать по ночам можно будет!
КУПЧИХА. Теперь можно будет спокойно из дому выйти.
Купчиха размечталась.
В гости куда-нибудь... Да теперь можно будет работника нанять, не все же мне спину гнуть!
КУПЕЦ (насторожился). Какого это еше работника?! Ишь, удумала! Работнику-то небось деньги нужно платить...
Купец размечтался.
Вот если бы он бесплатно бы работал, а еше лучше сам бы мне платил...

С таким разговором уходят КУПЕЦ с КУПЧИХОЙ. А из кустов вскоре не кто-нибудь, а настоящий РАЗБОЙНИК появляется.

РАЗБОЙНИК. Вот место подходящее. Уединенное. Мрачное такое. В таком месте человека ограбить - одно удовольствие. Тут на помощь зови не зови, разве что медведь придет. Одна только беда – кто ж в такое место-то по доброй воле-то забредет? Ну, а уж коли забрел бы, я б ему как крикнул: «Стой! Грабить буду!»

Из других кустов слышен крик: «Стой! Грабить буду»!

РАЗБОЙНИК. Это что такое? Эхо, что ли? Ну-ка!
Кричит.
«Стой! Грабить Буду!»
ГОЛОС. Сам стой! Это я тебя грабить буду!
РАЗБОЙНИК. Надо же, какое эхо... разговорчивое!
ГОЛОС. Стой, кому говорят!
РА3БОЙНИК. Вроде не эхо...

В этот момент из кустов выскакивает ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК.

ВТОРОЙ. Ага, попался!
ПЕРВЫЙ. Попался. Сейчас я тебя ограблю.
ВТОРОЙ. Как бы не так! Это я тебя ограблю. Я же разбойник!
ПЕРВЫЙ. Ну и я разбойник.
ВТОРОЙ. Вот те раз!
ПЕРВЫЙ. Да-а. Совпадение получается, Что ж теперь делать? Не можем же мы, разбойники, друг друга грабить!
ВТОРОЙ (подумав). Ты, может, и не можешь, а я очень даже могу. Мне деньги во как нужны!
ПЕРВЫЙ. Тогда и мне тоже – «во как!»

И начали Разбойники грабить друг друга. Бегают один за другим, по карманам друг у друга шарят. «На помощь!» - кричат. «Ух, ворюга!» - кричат. «Ух, морда бандитская!» Ограбили наконец друг друга.
П р и т о м и л и с ь.
Сидят, добычу подсчитывают.
ПЕРВЫЙ (гордо). Я у тебя три монеты украл!
ВТОРОЙ. И я у тебя - три.
ПЕРВЫЙ. Я у тебя - медные.
ВТОРОЙ. И я - медные...
Заскучали разбойники.
Слушай, пришла мне тут одна мысль в голову.
ПЕРВЫЙ (приготовилcя слушать). Давай, выкладывай!
ВТОРОЙ. Ну ладно, слушай! Думаю я, надо нам вместе разбойничать начинать. Есть у меня дело одно на примете, но одному не справиться. Вот если вдвоем...
ПЕРВЫЙ. А какое дело-то?
ВТОРОЙ (озираясь). Тс-с! Потише... Двигайся сюда!

Разбойники сели тесно, друг к дружке склонились, голова к голове, и не заметили поэтому, как за кустами ИВАНУШКА-ДУРАЧОК появился, На плече лопата. За поясом топор. Стоит, на разбойников смотрит, разговор разбойничий слушает.

ВТОРОЙ. (продолжает). Стоит на окраине города, на самом отшибе дом...
ПЕРВЫЙ (с удовольствием). Дом.
ВТОРОЙ. И живет в том доме купец богатый...
ПЕРВЫЙ (с восхищением). Богатый!

ИВАНУШКА насторажился, прислушивается.

ВТОРОЙ. Богатый, богатый - золото пуще жизни любит.
ИВАНУШКА (слышит, что про купца богатого разговор идет, и думает). Ишь ты, чего говорят: купец богатый! Он-то мне и нужен! Надо подойти, разузнать все получше.
Вышел ИВАНУШКА из-за кустов.

Здравствуйте вам!

РАЗБОЙНИКИ от неожиданности лбами стукнулись.

ПЕРВЫЙ. А-а-а!
ВТОРОЙ. Стой, кто идет?
ИВАНУШКА (от неожиданности тоже вздрогнул). Это я...идет.
ПЕРВЫЙ. Кто такой - я? И... зачем идешь? Отвечай!
ВТОРОЙ. Да смотри врать не вздумай. А то я знаешь какой? Я вот на тебя смотрю, а сам под тобой на три аршина в землю вижу, понял?
ИВАНУШКА. Неужели на три?
ПЕРВЫЙ. Ты это, дурачком-то не прикидывайся!
ИВАНУШКА. А я и не прикидываюсь. Я и есть дурачок. Меня и зовут так - Иванушка-дурачок.
ПЕРВЫЙ (смеется). Ну и фамилия!
ВТОРОЙ (Иванушке). А чего это тебя в лес понесло с топором да лопатой?
ИВАНУШКА. А это я вам, люди добрые...
ВТОРОЙ. Мы не добрые!
ИВАНУШКА, А это я вам, люди недобрые, сейчас расскажу. С самого начала. Было нас у отца с матушкой три сына, двое умных, а третий - вот я. Братья-то мои давно уж к делу пристроены, своими домами живут, а я все, значит, у матушки с батюшкой проживаю, хлеб ихний даром ем. Ну, терпели они меня, терпели, а потом рассердились и говорят: «Чтоб ноги твоей здесь больше не было!» А я думаю: как это - сам я буду, а ноги не будет? Не отрывать же ее, ногу! Жалко. Ну и пошел вместе с ногой. Куда идти-то? У батюшки спросил. «А иди ты, - говорит,- куда глаза глядят!» А глаза, они куда глядят?..
ПЕРВЫЙ. А он ведь, кажется, и вправду дурак!
ВТОРОЙ. Может, притворяется...
ИВАНУШКА. Так я чего говорю-то: собрался я, значит. Уходить, а матушка мне: «Ищи, - говорит, - купца богатого, проси у него работу, меньше, чем за рубль в месяц, не соглашайся». А батюшка, тот на прощание даже лопату подарил и говорит тоже...
ПЕРВЫЙ. Ну вот что, знаешь, нам тут болтовню твою дурацкую слушать некогда, нас работа ждет. Иди-ка ты, куда шел, подобру-поздорову, но только смотри, чтоб я тебя больше не видел!
ВТОРОЙ (Первому). А может, не подобру-поздорову? А? Какой-то он все-таки подозрительный.
ПЕРВЫЙ (Второму). У тебя прямо все подозрительные. Если мы всех дураков убивать начнем, что же тогда получится. Это тогда получится, что одни умные останутся. А нам от этого вред один. Так что пошли отсюда!
ВТОРОЙ. Да я что, только чует мое сердце, пожалеем мы еще, что живым его оставили.
Ушли Разбойники, а ИВАНУШКА стоит один в полной растерянности...
ИВАНУШКА. Странные люди какие-то! А этот-то, главное, говорит: «На три аршина под тобой в земле вижу». Вот это зрение! Интересно, что он там такое увидел? Надо посмотреть.

Взялся ИВАНУШКА за лопату и принялся землю копать. И, понятное дело, очень скоро ларец откопал. И говорит.

Э-э-э, соврал мужик. Какие же это три аршина? Тут и одного не наберется. Не мудрено, что он ларец этот увидел. Ух ты, тяжеленный-то какой! Чем это он набит, интересно?
Открыл ИВАНУШКА крышку ларца, а там...
Батюшки-светы! Да это ж, никак... Мамочки родные! Да это ведь!.. Нет, не может быть! Нет, точно. Может быть. Золото, все как есть - золота! Монеты золотые! Да что ж мне делать-то с ним, а? Делать-то что, спрашиваю! Может, закопать обратно, нет? А что? Может, отнести кому? А кому?.. Ой, знаю! Как же это я сразу-то не сообразил? Мужик-то тот говорил что? Что купец богатый золото пуще жизни любит. Так я его купцу и отнесу . А чего ж, раз любит! Он меня тогда на радостях и в работники возьмет. И рупь в месяц платить будет. Точно, так я и сделаю!
Взял ИВАНУШКА ларец и, кряхтя, еле-еле потащил. А тут из чащи МЕДВЕДЬ появляется.

МЕДВЕДЬ (Иванушку увидел). Ой!
ИВАНУШКА (тоже Медведя увидел). Ой!
МЕДВЕДЬ. Ты кто такой?
ИВАНУШКА. Я-то? Я чело...
МЕДВЕДЬ (замахал на него лапами). Тс-с! Только не говори, что человек!
ИВАНУШКА. А что ж говорить?
МЕДВЕДЬ. Да все равно! Ну, скажи, что козел.
ИВАНУШКА (подумал, подбородок себе пощупал, макушку). Нет, какой же я козел, когда у меня бороды нету? И рогов.
МЕДВЕДЬ. Тьфу ты! Ну, скажи, что ворона!
ИВАНУШКА. Нет, вороной я тоже быть не могу. Я ж летать не умею. А может, умею?
Замахал руками, попробовал взлететь.
Нет, не умею. Точно - не ворона.
МЕДВЕДЬ. Ой-ой-ой! Пропал я!
ИВАНУШКА. Да куда ж ты пропал? Вот он ты, весь на виду.
МЕДВЕДЬ. Да что ты, совсем дурачок, что ли?
ИВАНУШКА. Про совсем не знаю, а вот дурачок - это точно.
МЕДВЕДЬ. Это как понимать?
ИВАНУШКА. Зовут меня так, чего ж непонятного. Прозвище. Как чего не сделаешь - все говорят, до чего, мол, у нас Иванушка дурачок, и когда только человеком станет...
МЕДВЕДЬ. Как ты говоришь? «Когда человеком станет?»
ИВАНУШКА. Это не я так говорю, это про меня...
МЕДВЕДЬ. Вот и хорошо, что про тебя, просто замечательно! Теперь меня Марья Иванова спросит: «Не встречал человека?» - а я ей: «Нет, Марья Ивановна, не встречал. Дурачка одного встретил, но он когда еше человеком станет!» Так что иди своей дорогой, только больше мне в лесу не попадайся. Второй раз я тебя уж не отпущу. Понял?
ИВАНУШКА. Понял.
МЕДВЕДЬ. Ну, прощай!
И сам скорей в чаще исчез, от греха подальше.
Картина вторая

Стоит на окраине города на самом отшибе дом богатого Купца. Возле дома лавочка. На лавочке сидят КУПЕЦ и КУПЧИХА, на солнышке греются.

КУПЕЦ. Как он там, ларчик-то мой, в лесу поживает?
КУПЧИХА. А что ж ему там сделается?
КУПЕЦ. Да ничего вроде бы не сделается, а все как-то неспокойно.
КУПЧИХА. Экой же ты человек неспокойный! Пока он дома стоял - ночей не спал, беспокоился, что ограбят. В лес отвезли, зарыли - опять нехорошо. Не понимаю я!
КУПЕЦ. А потому не понимаешь, что не твоего ума это дело. И вообще, что это ты тут прохлаждаешься? Твое место где? В доме у печки. Вот и ступай, делом займись.
КУПЧИХА (встала безо всякой охоты и собралась идти в дом). И послал же мне Бог такого скупердяя супруга. У других купцов - у всех работники в доме, а этот каждую копейку жалеет. Копейку жалеет, а жену - нет... Э-х-эх-эх!

Тут, откуда ни возьмись, ИВАНУШКА с ларцом появляется и прямиком к дому идет.

КУПЕЦ (увидел свой ларец и чуть с лавочки не свалился).
Господи!
КУПЧИХА (Иванушку не видит). Что с тобой?
КУПЕЦ. Беда!
КУПЧИХА. Какая еше беда?
КУПЕЦ. Ларец наш откопали, вот какая! Ограбили все-таки.
КУПЧИХА (Иванушку-то все не видит). С чего это ты взял? Вот ведь, чего только от жадности-то не померещится!
КУПЕЦ. Да ты посмотри, ты вон туда посмотри!
КУПЧИХА (поворачивается и видит, наконец, Иванушку). Матерь божья! А ведь и вправду наш ларец!
КУПЕЦ. Ох-ох-ох-ох! Уж лучше бы он дома стоял!
КУПЧИХА. А ты смотри-ка, он его к дому и тащит. Зачем только, непонятно.
КУПЕЦ. Ох, чует сердце, тут еше пострашнее беда надвигается, только вот какая, знать бы!
А ИВАНУШКА совсем близко к лавочке подошел, ларец на землю поставил, пот со лба утирает.

ИВАНУШКА. Здравствуйте! А что, купец богатый тут проживает?

КУПЕЦ застыл. Молчит, время выигрывает, соображает.

КУПЧИХА. Здравствуй, коли не шутишь. Так ведь...
КУПЕЦ (Купчиху в бок локтем толкает, рот на сторону скривил, шипит). Молчи!

КУПЧИХА ойкнула и замолкла.

ИВАНУШКА (к Купцу обращается). Я говорю, купец богатый - это не ты, случаем, будешь?

Молчит КУПЕЦ. КУПЧИХА тоже теперь молчит. ИВАНУШКА к Купчихе обращается.

Глухой он, что ли? Или немой?

КУПЧИХА на Купца смотрит, мол, чего говорить-то? А КУПЕЦ окаменел словно.

КУПЧИХА. А я не знаю. У него день на день не приходится.
ИВАНУШКА (озирается). А так-то по приметам вроде все совпадает. Окраина? Окраина. Самый отшиб? Самый. Так люди говорят, живет тут купец богатый, золото пуще жизни любит...
КУПЕЦ (не выдержал, молчать больше сил нету, но решил не признаваться ни в чем). Нет, нет! Никакой я не богатый, а бедный! И золото терпеть не могу пуще смерти. Вот так!
ИВАНУШКА (за ларцом нагибается). Пошел я тогда. Бедный-то мне ни к чему, я сам бедный. Мне богатый нужен, да чтоб золото любил. Я ему золото отдам, а он меня за это в работники возьмет. За рупь в месяц.
КУПЕЦ (чувствует, уплывает его золото). Стой, куда ж ты такую тяжесть-то потащишь? Отдохни. Да и пошутил я. Золото я вообще-то... люблю. Только не сильно, а так, самую малость. Так что пускай пока у меня постоит, я не возражаю.
ИВАНУШКА. А работником меня возьмешь?
КУПЕЦ. Работником? Работником... Ну, бог с тобой, так и быть, возьму, пожалуй, работником тебя. Только вот рупь - это дорого. Давай восемьдесят копеек - и по рукам!
ИВАНУШКА. Э-э, не-е-ет! Так дело не пойдет. Меньше рубля мне никак нельзя. Меньше рубля мне матушка не велела.
КУПЕЦ (смотрит, что Иванушка опять за сундуком. наклоняется, и согласился он). Ладно, была не была, пусть будет рупь!
ИВАНУШКА (обрадовался). Вот это дело, вот это ты молодец, что согласился! А то где мне еше купца-то другого искать? Мне матушка что говорила?
КУПЕЦ (нервничает, не терпится ему скорей в ларец заглянуть, а тут этот, как его...) Погоди, а тебя как величать-то?
ИВАНУШКА. Сокращенно - Иванушка, а полностью - Иванушка-дурачок.
КУПЕЦ. Так вот, слушай, Иванушка... хм!.. дурачок, я тебя работником для чего нанимал? Чтобы ты работал, а ты пока все больше языком...
ИВАНУШКА. Работать - это я мигом! Дом уберу - раз, огород вскопаю - два...
КУПЧИХА. Вот молодец!
ИВАНУШКА. Ох ты! А чем же я огород-то вскопаю? Я ж лопату в лесу позабыл. Слышь, хозяин, отпусти меня на чуток, я за лопатой только сбегаю, а там уж...
КУПЕЦ. Да иди, иди, только скорее...
ИВАНУШКА. Чего - приходить скорее?
КУПЕЦ. Да уходи скорее!
Спохватился Купец, не выдал ли себя.
И возвращайся, конечно, тоже скорее. Одна нога здесь - другая - там!

ИВАНУШКА раскорячился весь, ноги расставил - шире некуда.

(Купец рассердился). Да ты что, нарочно, что ли? Тебе говорят скорее, а ты на одном месте топчешься!
ИВАНУШКА. Так не получается у меня никак, хозяин, чтобы одна нога здесь, а другая сразу там. Не выходит.
КУПЕЦ (опустился без сил на сундук). Господи, да ведь это говорится только так, неужто не понятно?
ИВАНУШКА. Чудно! Сплошь да рядом говорится одно, а делается совершенно другое... Ну, так я тогда побежал?
КУПЕЦ. Давно пора!

ИВАНУШКА бежит по авансцене и песенку поет про то, что говорится почему-то одно, а делается совершенно другое:

Что такое творится вокруг.
Не пойму я, ребята, никак -
Говорит человек: «Я твой друг,
А на деле выходит, что враг!
Такое творится,
Что, как говорится,
Одно говорят,
А другое творят!
А КУПЕЦ встал на четвереньки перед ларцом - деньги считает. И КУПЧИХА рядом стоит, слово вымолвить боится. Но и молчать тоже не может.

КУПЧИХА. Ну чего, много украл-то?
КУПЕЦ (злится на жену, не оборачиваясь, руками машет, чтоб она ему считать не мешала)... Тысяча двадцать шесть рублей тридцать две копейки, тысяча тридцать шесть рублей тридцать две копейки... Ничего не понимаю! Все до копеечки. Или он и вправду дурак, или... или тут тайна.
КУПЧИХА. Какая тайна?
КУПЕЦ. Какая, какая! Да коли б я знал - какая, эта бы уже не тайна была. Ну, чего стоишь? Помоги лучше ларец в дом затащить!
Затащили Купец с Купчихой ларец сперва на крыльцо, а потом и в дом его занесли. А потом КУПЕЦ в дверь высунулся, по сторонам посмотрел. И прикрыл дверь за собой.


Картина третья

Прошло несколько дней. Ночь. Не спит КУПЕЦ. С боку на бок переворачивается...

КУПЕЦ. Нет, не так тут что-то. Другой все себе возьмет да никому не скажет. А этот что сделал? Принес да отдал. Нет, что-то тут не так. Не иначе, все же ограбить решил.
КУПЧИХА. Да зачем же ему приносить-то сперва, а потом грабить? Лишний труд только. Ты сам подумай!
КУПЕЦ. Да я-то думаю, ночи, между прочим, не сплю, а ничего придумать не могу.
КУПЧИХА. А ты не думай, ты спи!
КУПЕЦ. Ну вот, то думай, то не думай.
П а у з а.
КУПЕЦ засыпает.
КУПЧИХА. Теперь хоть заживем по-человечески. Теперь хоть перед людьми не стыдно будет - работник в доме есть. Хороший работник - дом убрал, огород вскопал. А ты не спишь, беспокоишься. Спи себе!
Не отвечает Купец. Спит.
Ты чего молчишь-то? Не слышишь, что ли?
КУПЕЦ (просыпается). А?.. Что?.. Кого?.. Грабят?
КУПЧИХА. Да никто тебя на грабит. Я говорю; спи себе!
КУПЕЦ, А я что делаю? Ну и везет же мне на дураков!
КУПЧИХА. Тебе не угодишь!

Вот так ворочаются КУПЕЦ с КУПЧИХОЙ, заснуть не могут, а не подозревают даже, что возле самого их дома разбойники в это время совет держат.


Картина четвертая

ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК. Посмотри направо! Направо - этот вот сюда. Дом видишь?
ПЕРВЫЙ. Вижу.
ВТОРОЙ. Ну так вот. Проживают в нем: купец, во-первых, и купчиха, во-вторых. Золото держат в ларце. Ларец держат в доме. Дом держат а неприступности. Из дома не уходят никогда. А ежели когда уходят - двери и ставни на семь замков запирают. Замки не наши, заморские.
ПЕРБЫЙ. Так как же мы, интересно, грабить-то будем?
ВТОР0Й. А вот так и будем. Есть один способ.
ПЕРВЫЙ. Какой?
ВТОРОЙ. Способ называется - подкоп.
ПЕРВЫЙ. Так это ж сколько копать надо!
ВТОРОЙ. А ты как думал, золото тебе само в карман прыгнет? Нет, его без труда не раздобудешь. Без труда, как говорится, не вытащишь рыбку из пруда. А у нас - рыбка-то какая? А?
ПЕРВЫЙ. Золотая!
ВТОРОЙ. Вот именно. Так что надо подкоп рыть. (Берутся за лопаты).
Поют:
Неприступный дом на вид,
Но и он не устоит,
Оп-па, оп-па,
Супротив подкопа!


Картина пятая

Ночь прошла, утро наступило. Но не птички и не солнышко Купца с Купчихой разбудили. А разбудил их грохот страшный в сенях. Потом грохот кончился - заскрипело что-то. Потом звон раздался, а потом снова грохот.

КУПЕЦ и КУПЧИХА (разом на кровати подпрыгнули. Сели, друг на друга смотрят). А?.. Что?.. Кого?..
КУПЕЦ. Грабят! Теперь уж точно грабят...

Вскочил КУПЕЦ с кровати, подбежал к ларцу, забрался на него с ногами. А КУПЧИХА в кровати сидит - крестится.

КУПЧИХА. Господи, да уж хоть бы скорей ограбили! Да разве ж это возможно так жить?!
КУПЕЦ. Ты что говоришь-то, соображаешь? Соображаешь, что говоришь? Господи, ради бога, не слушай ее! Это она так, сдуру, с перепугу. С перепугу-то чего не брякнешь, верно?.. А ты не сиди, не сиди, ты давай!.. Предпринимай что-нибудь! Займи оборону! Комод к двери придвинь! Или нет, вот чего - иди в разведку!

Ну, КУПЧИХА с кровати слезла и в одной рубахе ночной к двери подошла, не посмела ослушаться. Дверь приоткрыла, в щелку посмотрела. Шум еше громче сделался. А КУПЧИХА вдруг как плюнет!

КУПЧИХА. Тьфу-у! Ну это ж надо! Иванушка там, дурачок, полы моет!
КУПЕЦ. Что? Иванушка? Полы моет? Ну, я ему сейчас!.. Полы он, видишь, ли моет...
КУПЧИХА. Ну и что ж тут такого-то? Ты его в работники нанял, вот он и работает.
КУПЕЦ (начал потихоньку в себя приходить). Вот он и работает... А чего шумит так?
КУПЧИХА. Старается.
КУПЕЦ. Старается... Старается он! Знаю я, чего он старается! Честным показаться старается!..
КУПЧИХА. Нет, так жить - это невозможно! Нельзя же никому не верить!
КУПЕЦ. Нельзя. И верить тоже нельзя. А потому надо нам Ивана проверить.
КУПЧИХА. Как это проверить?
КУПЕЦ. А вот как: будто мы с тобой в гости собрались.
КУПЧИХА (оживилась). В гости?
КУПЕЦ. Ну да. Будто.
КУПЧИХА (сникла). Ах, будто...
КУПЕЦ. Ивану скажем, будто в город поехали...
КУПЧИХА (оживилась). В город!
КУПЕЦ. Ну да... Будто... А сами...
КУПЧИХА (с надеждой). А сами?
КУПЕЦ. В канаве за оградой спрячемся и будем за Иваном следить.
КУПЧИХА. Батюшки-светы! В канаве! А может, лучше и впрямь в город, а? В нарядах да в экипаже!..
КУПЕЦ. Сдурела? А Иван, значит, пускай грабит?
КУПЧИХА. Да не будет он грабить!
КУПЕЦ. А я говорю - будет! Вот увидишь, что будет! И только он грабить начнет, тут мы его - раз! - и в тюрьму голубчика, в темницу милого!.. И не перечь мне! Иди лучше одевайся!

КУПЧИХА вздохнула и пошла, а КУПЕЦ сам одеваться начал.

Иван! Ива-ан!
ИВАНУШКА (в комнату вбегает). Тут я, хозяин, тут!
КУПЕЦ. Тут, тут... В том-то и дело... Значит, так, слушай меня внимательно. Нам тут с супругой поехать понадобилось... В город.
ИВАНУШКА. В город? Это хорошо.
КУПЕЦ. Не перебивай! Так вот, значит, понадобилось поехать. А ты вот чего: в комнатах приберись, баньку к приезду нашему истопи, а главное - дверь стереги. Глаз с нее не спускай, понял?
ИВАНУШКА. А чего ж тут не понять? Это и дурачку понятно: главное - дверь стеречь. Только вот непонятно - какую?
КУПЕЦ. Какую, какую? Входную, конечно, какую же еше?
ИВАНУШКА. Ну вот теперь все понятно,
КУПЕЦ. Смотри у меня!
ИВАНУШКА. Да я смотрю, смотрю. Будь уверен, глаз с двери не спущу!

Входит КУПЧИХА. ИВАН аж рот разинул - на наряд ее любуется.

КУПЧИХА (смотрится в зеркало). Ну как?
ИВАНУШКА. Вот это да! И богатые же у тебя, хозяйка, наряды!
КУПЧИХА. Да уж...
КУПЕЦ (перебивает). И не какие они не богатые. Так, блеск один. (Иванушке). А ты иди, иди. Начинай работу-то.
ИВАН уходит.
(Купчихе). Ты зачем это вырядилась?
КУПЧИХА. Так ведь сам велел небось! В город, мол, едем.
КУПЕЦ. В какой еше город?
Громко.
Ну да, в город, конечно! Сам, конечно, велел! (Купчихе, тихо). Все равно могла это... поскромнее. Ладно, пошли.
КУПЧИХА (последний разок в зеркало посмотрелась). Господи, какая красота пропадает!
КУПЕЦ. И ничего не пропадает. Все в сундуках лежит, в нафталине.
Уходит вслед за Купчихой.

А ИВАНУШКА в комнате уборку начал. Открыл дверь в комнату, чтобы входная дверь ему видна была. Подметает.

ИВАНУШКА. Так. В нашем деле главное что? Главное - с двери глаз не спускать.
Только это не так-то просто оказалось. Чуть повернется ИВАНУШКА, чуть в сторону шагнет - моментально дверь из виду теряется. Ну что ты будешь делать?
Ну что ты будешь делать? Опять дверь из виду пропала!.. Во, придумал?
Снял ИВАНУШКА зеркало со стены и поставил на стул так, что как ни повернись - всегда дверь видно.
Ну, теперь другое дело! Ох, какой же я хитрый парень!

И пошла работа.
Поет ИВАНУШКА песенку, пол подметает, c двери глаз не спускает.



Картина шестая

Сидят КУПЕЦ с КУПЧИХОЙ в канаве, за домом следят.

КУПЧИХА. Ну и долго, по-твоему, нам еше тут сидеть?
КУПЕЦ, Не долго. Пока грабить не начнет.
КУПЧИХА. Батюшки, а если он вовсе не начнет?
КУПЕЦ. Начнет.
КУПЧИХА. Да с чего ты это взял-то?
КУПЕЦ. С чего, с чего! Что он, не человек, что ли?
Всматривается.
Вот! Пожалуйста! Нагнулся уже... берет... Вижу...
КУПЧИХА. Что берет?
КУПЕЦ. Не вижу.
КУПЧИХА. Ну вот видишь!
КУПЕЦ. Ага, вижу. Веник берет.
КУПЧИХА. Что ж не брать, коли он пол мести собрался.
КУПЕЦ. Пол мести! Следы он заметать собрался, вот чего. Так, опять нагнулся... Ну! Ну!
КУПЧИХА. Ну?
КУПЕЦ. Вот черт! Положил веник.

При слове «черт» КУПЧИХА крестится.

КУПЧИХА. Ну что я тебе говорила?
КУПЕЦ. Говорила, говорила! Накаркала!.. Но Иван-то хитер! Ох, хитер! Не грабит, выжидает. Чует он, что ли, что мы поблизости?
КУПЧИХА. Да ничего он не чует. Честный он просто.
КУПЕЦ. Ну да! Когда это ты честных видела?
КУПЧИХА. Не помню.
КУПЕЦ. Ну вот!
КУПЧИХА. Так ведь я последние лет десять, кроме тебя, никого и не видела. А вот запрягли бы мы сейчас лошадей, сели бы в коляску и...
КУПЕЦ. Каких таких лошадей? В какую такую коляску? Погоди, погоди... Ишь ты! Дура дурой, а тоже, гляди-ка, хитрость свою имеет. Правильно говоришь, надо нам лошадей запрягать, в коляску садиться и...
КУПЧИХА. В город?!
КУПЕЦ. Тьфу ты, заладила! Отъехать нам чуть-чуть надо, а потом нагрянуть неожиданно. Тут-то мы Ивана и сцапаем! Пошли!
КУПЧИХА. Куда?
КУПЕЦ. Пошли ехать!
И пошли КУПЕЦ с КУПЧИХОЙ к дому.


Картина седьмая

А РАЗБОЙНИКИ подкоп копают.

ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК. Ну и долго, по-твоему, нам еше этот подкоп рыть?
ВТОРОЙ. Недолго. Земля тут хорошая. За неделю, думаю, управимся...
ПЕРВЫЙ. За неделю?!. Ой! Ой, не могу! Ой, спина, распрямиться не могу!
ВТОРОЙ. Ну ты и белоручка!
Мнет Первому спину.
А ну-ка! Вот!
ПЕРВЫЙ распрямляется, ставит ногу на штык лопаты.
Чего?
ПЕРВЫЙ. Ой, нога!
ВТОРОЙ. Вот послал Бог напарничка!
Мнет Первому ногу.
ПЕРВЫЙ (смотрит в сторону дома). Ой!
Вытягивает вперед руку.
Ой-ой-ой!
ВТОРОЙ. Что, теперь рука?!
Хочет размять Первому руку.

ПЕРВЫЙ. Да нет же!
Отдергивает руку.
Кто говорил, что Купец с Купчихой никуда из дома не уходят?
ВТОРОЙ. Ну я.
ПЕРВЫЙ. А это что?
Опять протягивает руку.
ВТОРОЙ. А это...
Смотрит, куда указывает Первый разбойник.
Это...
ПЕРВЫЙ. Это они лошадь запрягают. Это они в коляску залезают. А это...

«Цок-цок-цок» - копыта зацокали.

Это они поехали. А значит, не нужен нам твой подкоп, пропади он пропадом! Мы их теперь без подкопа грабить можем.
ВТОРОЙ. Не может этого быть... Нет, не может! Что-то тут не так. Чует сердце.
ПЕРВЫЙ. Ну, не знаю, чего там у тебя сердце чует, а только я пошел.

Крадучись уходит.

ВТОРОЙ. Куда?
ГОЛОС ПЕРВОГО. Грабить пошел.
ВТОРОЕ . Погоди! Постой! Чует ведь сердце!
Убегает за Первым.

Картина восьмая

А ИВАНУШКА тем временем убираться закончил.

ИВАНУШКА. Ну вот, теперь порядок! В комнате чистота. Дверь на месте. Чего там еше-то хозяин наказывал? А? Ах да, баньку протопить. Ну это мы мигом. Дверь бы только из виду не упустить.

Спустился ИВАНУШКА с крыльца задом наперед, стал по стене дома руками шарить - дрова искать, а сам глаз с двери не сводит.

Где-то тут дровишки должны быть... Вот тут вот где-то... Ну до чего же человек по-дурацки устроен! Вроде бы два глаза - вот и смотреть бы ими в разные стороны, как, например, курица. Одним глазом на дверь, другим на дрова. Так ведь нет же! А поди-ка тут найди дрова, когда глаза дверью заняты!..
Ах ты, батюшки! Вот голова садовая? Да какие же дрова я ищу, коли я их не нарубил?! Огород вскопал - было дело, дом прибрал - тоже было, а дров не нарубил. Вот их и нету. Без дров баньку топить - пустое занятие.
А где же их взять? В лесу? Так это понятно, что в лесу, только вот как с дверью быть? Дверь ведь стеречь приказано!.. Но ведь и баньку протопить велено... Что ж делать-то?! Во, придумал!

Заткнул ИВАНУШКА топор за пояс, снял дверь с петель и пошел в лес за дровами.

Ой, какой же я все-таки хитрый парень: и дров нарублю, и дверь устерегу! Будет хозяину и банька к приезду, и дверь в полной сохранности.

Идет ИВАНУШКА по лесу, песенку поет ту самую, с которой второе действие начинается. А первому действию -







КОНЕЦ.













ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина девятая

Идет ИВАНУШКА по лесу, дверь тащит, песенку поет. Вот такую:

Я на дверь гляжу в упор,
А за поясом - топор.
До чего же, до чего же,
До чего же я хитер!
Вот вернется мой купец,
Скажет: «Ваня-молодец?
Уж дымок идет из бани,
Дверь никто не уволок!»
Это значит, что у Вани...
Это значит, что у Вани?
Это значит, что у Вани
Все же варит котелок!

Вдруг навстречу ему МЕДВЕДЬ. ИВАНУШКА за дверью Медведя не видит. А МЕДВЕДЬ - Иванушку.

МЕДВЕДЬ. Вот тебе раз! Дверь сама по себе по лесу шагает! Да еще с песней! Чего только на свете не случается... Ну да ладно. Хорошо еше, что дверь, а не человек.
Кричит.
Эй! Эй, слышь, что ли! Постой!
ИВАНУШКА. Эх, милый человек, и рад бы я с тобой поболтать, да некогда, извини!
МЕДВЕДЬ. Да какой же я тебе милый человек!
ИВАНУШКА (остановился все-таки). А кто ж ты такой есть?
Выглянул из-за двери.
Мать честная, да никак опять ты?
МЕДВЕДЬ. Ох, батюшки! Вот именно, что «опять». Ну что тебя снова в лес понесло, ведь предупреждал же!
ИВАНУШКА. Так я бы и рад не ходить, да надо. Я теперь работником работаю. У купца богатого. Он сам-то сейчас в город уехал, а к возвращений велел баньку протопить. Вот я по дрова и иду.
МЕДВЕДЬ. А зачем дверь с собой тащишь?
ИВАНУШКА. А как же? Мне ж хозяин что наказывал: главное, говорит, дверь стереги. Глаз с нее не спускай! Вот и пришлось ее с собой захватить.
МЕДВЕДЬ (присел на задние лапы, смеется). Ой, не могу! Экой же ты дурачок все-таки! И как тебя такого скушать?
ИВАНУШКА. Скушать? Не-е, кушать меня покуда нельзя - я еше не все хозяйские наказы выполнил.
МЕДВЕДЬ (еше сильней смеется). Никогда такого глупого не видал. Отпустить тебя, что ли?
ИВАНУШКА. Конечно, отпустить!
МЕДВЕДЬ. Нет, не могу. Я слово дал. Даже целых два. Одно - Марье Ивановне, а второе - тебе в прошлый раз. А разве хорошо слово нарушать?
ИВАНУШКА. Нехорошо.
МЕДВЕДЬ. Ну вот видишь? Тогда пошли!
ИВАНУШКА. Ну, пошли. Только быстро!
МЕДВЕДЬ. Теперь-то уж можно и не спешить...

И повел он Иванушку в свою берлогу. ИВАНУШКА идет - дверью за сосны задевает.
Да брось ты ее!
ИВАНУШКА. Не-е, я своему слову верен - обещал стеречь, так уж устерегу !

Пришли к берлоге. У берлоги МЕДВЕДИЦА сидит, в люльке МЕДВЕЖАТ качает.

МЕДВЕДЬ. Вот, смотри, Маша, кого я тебе привел!
ИВАНУШКА. Здравствуйте!
МЕДВЕДИЦА. Молодец, Миша! Пообедаем сейчас на славу!
ИВАНУШКА. Спасибо вам, только я вообще-то сыт.
МЕДВЕДИЦА. Зато мы голодные.
МЕДВЕДЬ (тихонько к Медведице наклоняется). Не, Маш, ты его есть не спеши. Больно уж он уморительный. На что я серьезный медведь, а и то чуть со смеху не лопнул,
МЕДВЕДИЦА. Это ты-то серьезный? Молчал бы уж лучше... И чем же это он тебя рассмешил так?
МЕДВЕДЬ. А ты послушай.

ИВАНУШКА тем временем МЕДВЕЖАТ в люльке заметил. Подошел, улыбается, «козу» делает.

ИВАНУШКА. Эх-ма, жаль, я не медведь, а то и у меня дети были бы? Пушистенькие вот такие, - зубастенькие!

МЕДВЕДЬ - ну, хохотать! И МЕДВЕДИЦА улыбается - приятно ей, когда деток ее хвалят.

МЕДВЕДЬ. Может, не станем его есть, а, Маш? Он хоть и человек, да уж больно безобидный.
МЕДВЕДИЦА. Безобидный? Как же! Люди, они знаешь какие! Забыл? Сколько всего напридумали: капканы, облавы, медвежьи ямы. А ты уши развесил. Нет, не уговаривай меня даже! Я пошла на стол накрывать.

Встала МЕДВЕДИЦА и вышла. А ИВАНУШКА принялся вместо нее МЕДВЕЖАТ качать. Качает, песенку поет колыбельную. А МЕДВЕДЬ в сторонке сидит, всхлипывает.

ИВАНУШКА (поет).
Баю-баю-баю-бай,
Спи, Мишутка, засыпай.
Баю-баю-баю-бай,
Спи, Машутка, засыпай...


Картина десятая

А РАЗБОЙНИКИ как раз к дому Купца подкрались.

ПЕРВЫЙ (прислушался и не услышал ничего). Вот видишь - тишина!
ВТОРОЙ. Подозрительная тишина какая-то...
ПЕРВЫЙ. Опять ты за свое! Да уехали все - вот и тишина.
ВТОРОЙ. Э-э, нет! Бывает тишина-тишина! А бывает - тиши-на-а! Совсем другое дело. Вот и тут что-то не то. Только пока непонятно что.
ПЕРВЫЙ, Да все то! Хорошо все: хозяева уехали, дом пустой стоит. Дом как дом, как всегда...
ВТОРОЙ. Во! Во!!! Понял! В том-то все и дело, что как всегда! В том-то все и не то! Купец уехал?
ПЕРВЫЙ. Уехал,
ВТОРОЙ. А Купчиха?
ПЕРВЫЙ. И Купчиха.
ВТОРОЙ. А ставни?
ПЕРВЫЙ. А ставни дома оста... О-о-ой? А ставни-то он не закрыл!
ВТОРОЙ. Вот именно - не закрыл.
ПЕРВЫЙ. Ну, не закрыл - и не закрыл, подумаешь? Забыл.
ВТОРОЙ (даже разволновался). Как это забыл?! Как забыл? Это дурачок какой-нибудь, у кого в кармане да в голове пусто, забыть может, а Купец - человек вдумчивый.
ПЕРВЫЙ. Но ведь мы же видели, как он уезжал?
ВТОРОЙ. Вроде видели.
ПЕРВЫЙ. Собственными глазами?
ВТОРОЙ. Вроде собственными.
ПЕРВЫЙ. Ну?!
ВТОРОЕ. Погоди.
ПЕРВЫЙ. Да чего годить-то? Грабить надо скорей, пока они не вернулись!
ВТОРОЙ. Давай проверим все-таки. В нашем деле знаешь - семь раз примерь, один ограбь. Так что надо бы дом обойти да посмотреть. Если дверь снаружи заперта - значит, уехали. А не заперта - не уехали. Задача ясна?
ПЕРВЫЙ. Ясна, только...
ВТОРОЙ. Выполняй!
ПЕРВЫЙ (пыла у него как-то поубавилось). А чего это я?
ВТОРОЙ (подумав). Так тебе же не терпится.

ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК не нашелся, чего cказать, и к дому пошел. Крадучись, короткими перебежками.
Надо бы с ним пойти, да опасно - а ну как засада... А тут стоять тоже тяжело. Вдруг обманет? Возьмет и себе все заберет?

Тут ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК назад бежит. Во весь рост уже, «караул» кричит во весь голос.

ПЕРВЫЕ. Караул! Ограбили!
ВТОРОЙ. Кого?
ПЕРВЫЕ. Купца! Дверь того... с петель снята!
ВТОРОЙ. Не может быть!
ПЕРВЫЙ. Не сойти мне с этого места!
ВТОРОЙ. Так это, выходит, не Купца, а нас ограбили.
ПЕРВЫЙ. Кто? Когда?

Начинает по бокам себя шлепать,  карманы выворачивать.

ВТОРОЙ. Да не тут нас ограбили, а там.
 
Рукой на дом показывает.

Ведь мы ж Купца сами грабить собирались, а кто-то раньше нашего спроворился. Вот и получается, что нас ограбили.
ПЕРВЫЙ. Получается, что нас...
ВТОРОЙ. Опередили... И когда это успели только?
ПЕРВЫЙ. Это все ты! Погоди да погоди - вот и догодились!
ВТОРОЙ. Погоди, а ты посмотрел-то внимательно? Что, дверь с петель прямо-таки и снята?
ПЕРВЫЙ. Снята, снята начисто! Одно отверстие осталось. Хорошо еше посмотреть догадались, а то копали бы сейчас подкоп, как кроты!
ВТОРОЙ. Да, нехорошо получилось. Осечка вышла... Слышь, ты внутрь-то не заглядывал? Как там, все унесли дочиста или, может, нам чего оставили, а?
ПЕРВЫЙ. Не, вот уж куда не заглядывал, так это внутрь. Я как увидел - двери нет, сразу бегом сюда.
ВТОРОЙ. Это плохо, что не заглядывал. Придется вернуться, заглянуть. Так что давай, ступай в дом и поищи повнимательней: может, и обронили чего впопыхах. Ну, что стоишь?
ПЕРВЫЙ. Боязно как-то внутрь-то...
Однако к дому пошел.
ВТОРОЙ. Убежать, что ли? Неосмотрительно здесь оставаться.
Побежал было.
А если... Если найдет?.. А если засада? Найдет или засада?.. Засада или найдет?
КРИК ПЕРВОГО. Караул!
ВТОРОЙ. Засада! Чуяло ведь сердце-то...

Собирается удирать. А ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК вот он уже - бежит, «караул» кричит.

ПЕРВЫЙ. Караул! Не ограбили!
ВТОРОЙ. Это то есть... как? То есть... кто? Ты кого это тут из меня устраиваешь?
ПЕРВЫЙ. Я не у-устраиваю! Я п-просто т-т-туда захожу, а там т-т-такое!
ВТОРОЙ. К-к-к... Тьфу! Какое?
ПЕРВЫЙ. Там ужж-жас что д-делается!
ВТОРОЙ. Да не тяни ты!
ПЕРВЫЙ. Непорядок там п-полный!
ВТОРОЙ. Врешь!
ПЕРВЫЙ. Ей-богу, не вру! Д-дом убран, все в-в-вещи по местам расставлены, а посреди комнаты л-ларец стоит. А в ларце - з-э-з... з-з-з...
ВТОРОЙ. Мухи?
ПЕРВЫЙ. Нет, золото!
ВТОРОЙ. Точно, засада... Бежать нам отсюда надо. Заманивает нас Купец... Вот, пожалуйста, что я говорил?

Появляется КУПЕЦ. Спешит к дому. За ним КУПЧИХА. РАЗБОЙНИКИ прячутся.

КУПЧИХА. Да пропади оно пропадом, это богатство, из-за него так бегать? Да хотя б с пользой, а то так, впустую. Никто и грабить-то не собирается. . .
КУПЕЦ. А я говорю - собирается. А я говорю...

Увидел, что дверь с петель снята, поначалу даже обрадовался, что супругу переспорил.

Вот, пожалуйста, что я говорил? А? Вот так-то!
ПЕРВЫЙ. Чегой-то он радуется, с ума что ли, спятил?
ВТОРОЙ. Хитрит, заманивает.
КУПЕЦ (понял наконец, что произошло). Ой! Караул! Ограбили!
ПЕРВЫЙ. Выходит, не заманивает.
ВТОРОЙ. Притворяется.
КУПЕЦ. Ох-ох-ох-ох! Горе-то какое-е-е! Накаркала, дура-а-а!
ПЕРВЫЙ. Глянь-ко, плачет! Слезьми плачет! Выходит, не притворяется.
КУПЕЦ. Караул, ограбили!!!
ПЕРВЫЙ (высовывается из-за забора или за чем там они спрятались). Тише ты, не ори! Никто тебя не ограбил, вот в чем весь фокус.
КУПЕЦ (так огорчился, что разбойника даже не испугался). А ты-то откуда знаешь, ты кто такой?
ПЕРВЫЙ. А вот мы-то как раз разбойники и есть, мы-то как раз тебя грабить и собирались, чего уж теперь скрывать.
ВТОРОЙ. Только смотрим - двери нет, а золото на месте, думаем, не иначе купец нам засаду устроил.
ПЕРВЫЙ. А тут, смотрим, ты появился, «караул» кричишь, стало быть, не твоя это засада, а чья-то еше.
КУПЕЦ (еше всхлипывает). Чья-то, чья-то!.. Иванушкина она, вот чья!
ВТОРОЙ. Иванушкина, говоришь! А какой он из себя-то? Иванушка этот? Белобрысый такой, конопатый, дурачком прикидывается?
КУПЕЦ. Он самый. Точно.
ВТОРОЙ (говорит Первому разбойнику). А ведь это же приятель наш, которого мы по твоей милости живым отпустили. Говорил я тебе, чуяло ведь сердце-то!
ПЕРВЫЙ. Так если б ведь знать...
КУПЧИХА. Ох, если бы знать?
ВТОРОЙ. Ну ладно, чего теперь вздыхать да охать! Теперь думать нужно, какую же такую хитрость изуверскую этот Иванушка выдумать сподобился.
ПЕРВЫЙ. Ведь это ж надо, золота не тронул, а дверь унес!
КУПЕЦ. И не говори! Что ж делать-то? Ясное дело, что подвох, а вот какой подвох - не ясное дело...

Картина одиннадцатая

ИВАНУШКА сидит возле берлоги, люльку с медвежатами качает, песенку колыбельную поет. МЕДВЕДЬ в сторонке грустный сидит.

Баю-баю-баю-бай,
Спи, Мишутка, засыпай.
Баю-баю-баю-бай,
Спи, Мишутка, засыпай.
Только я не буду спать,
Буду я переживать.
Я же дров не нарубил -
Ай-ай-ай! Ай-ай-ай!
Баньку я не протопил -
Ай-ай-ай! Ай-ай-ай!
Стало быть, нечаянно
Обманул хозяина.
Он сидит немытый,
На меня сердитый,
На отшибе, на краю,
Баю, баюшки, баю.
...Баю-баю-баю,
Как мне быть, не знаю...

МЕДВЕДЬ (подсел к Иванушке). Ты это... Ты не грусти.
ИВАНУШКА. Эх, Михайло Потапыч, как это - не грусти? Хорошенькое дело, пообещал и не выполнил. Эх, да разве тебе меня понять?
МЕДВЕДЬ. А чего ж не понять? Еше как понять. Сам от этого мучаюсь.
ИВАНУШКА. Да ну?
МЕДВЕДЬ. Ага. Сколько раз Марье Ивановне подумать обещал и измениться.
ИВАНУШКА. Ну и что?
МЕДВЕДЬ. Думать - думаю, а измениться не могу.
ИВАНУШКА. А ты знаешь чего?
МЕДВЕДЬ. Чего?
ИВАНУШКА. А ты изменись.
МЕДВЕДЬ. Изменись! Легко оказать. Мне ведь тогда, например, тебя съесть придется!
ИВАНУШКА. Ох ты!
МЕДВЕДЬ. То-то и оно.

ИВАНУШКА призадумался. Слышен крик МАРЬИ ИВАНОВНЫ из берлоги: «Миша!»

ИВАНУШКА. А ты знаешь чего?
МЕДВЕДЬ. Чего?
ИВАНУШКА. А ты меня съешь и не мучайся.
МЕДВЕДЬ. Да ты что?!
ИВАНУШКА. А чего?! Я своего обещания все равно не выполнил, так хоть ты выполнишь.

МЕДВЕДЬ призадумался.

МЕДВЕДЬ. Нет, я так не могу... А давай-ка знаешь как сделаем?
ИВАНУШКА. Как?
МЕДВЕДЬ. Беги-ка ты скорей отсюда к свсему хозяину.
ИВАНУШКА. Вот тебе раз? А ты?
МЕДВЕДЬ. А что я? Я тут останусь.
ИВАНУШКА. Нет, так дело не пойдет. Что же я, тебя одного в беде брошу? Тебя же самого Марья Ивановна съест?
МЕДВЕДЬ. Ты не рассуждай, ты беги скорее. С Марьей Ивановной мы разберемся как-нибудь... Дрова-то не рублены?
ИВАНУШКА. Не рублены.
МЕДВЕДЬ. Банька не топлена?
ИВАНУШКА. Не топлена.
МЕДВЕДЬ. А хозяин ждет. Так что беги!
ИВАНУШКА (встал). Ну спасибо тебе, Михайло Потапыч, выручил. Хороший ты мужик до чего ж!..

Обнялись ИВАНУШКА с МЕДВЕДЕМ на прощанье, засунул ИВАНУШКА топор за пояс и побежал. А МЕДВЕДЬ сел люльку с медвежатами качать.


Картина двенадцатая

А пока Иванушка дрова в лесу рубит, в доме у Купца совещаются. КУПЕЦ с РАЗБОЙНИКАМИ за столом сидят, КУПЧИХА в двери стоит, переживает. Долгое время молчат они, а потом ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК слово берет.

ВТОРОЙ. Плохо! Очень плохо! Это значит - так и не разгадали мы хитрость Иванушкину. А это что значит? А это значит, что покуда он живой и здоровый где-то прячется, все мы у него на крючке. И когда ему только заблагорассудится, приведет он свою хитрость в действие и прихлопнет нас, как клопов.
ПЕРВЫЙ. Так чего ж тут сидеть без толку - разыскать надо Иванушку этого.
ВТОРОЙ. Как же! Отпустили тогда, а теперь ищи ветра в поле... Чует сердце, не скоро мы его теперь встретим.

И в этот самый момент вбегает в дом ИВАНУШКА с охапкой дров. Запыхался.

ИВАНУШКА. Извини, хозяин? Задержался я чуток, баньку протопить не успел. Но я теперь мигом? Вот уж и дровишек заготовил... вот... А чего это ты на меня так смотришь?

А КУПЕЦ с РАЗБОЙНИКАМИ и вправду уставились на Иванушку, рты разинули, глаза выпучили, а КУПЧИХА - так та от полной неожиданности даже по косяку на пол сползла.

Ой, да тут, никак, гости! Да знакомые все! Вот это да! Вот... это... самое... Да чего вы все смотрите-то?
ВТОРОЙ. Да чего вы смотрите-то? Хватай его!

Первым бросился ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК на Иванушку. А за ним и ВТОРОЙ. А КУПЕЦ тоже на почтительном расстоянии подпрыгивает, будто и он тоже помогает. Поднялась тут возня, шум, гам. Все кричат: «Хватай!», «Вяжи его!», «Ой-ой-ой, больно!», «Да за что, братцы?». В общем, связали РАЗБОЙНИКИ Иванушку, скрутили по рукам, по ногам, посадили на стул и допрос начали.

ПЕРВЫЙ. Ну, давай признавайся!
ИВАНУШКА. В чем?
ПЕРВЫЙ. Он опять за свое!
ВТОРОЙ. Да чего тянуть-то, кончать с ним надо, кончать!
КУПЧИХА. Ты бы признался, Иванушка, что ли?..
ИВАНУШКА. Да я признаюсь, вы мне только скажите, в чем?
ВТОРОЙ. Ты вот что, ты это брось! Сперва из себя дурачка корчил, а теперь за нас принялся? Ну уж дудки!
КУПЕЦ (Первому разбойнику). Ты опроси, зачем золото принес?
ПЕРВЫЕ. Ты зачем золото принес?
ИВАНУШКА. Так ведь... А как же?..
КУПЕЦ (Первому шепчет). Ты спроси, зачем дверь унес?
ПЕРВЫЙ. Ты зачем дверь унес?
ИВАНУШКА. Так ведь... Ой! Ой, мамочки родные! Да что же я наделал-то? Ой, прости, хозяин, не устерег! Все время помнил, а тут вдруг забыл! Нашло затмение.
ПЕРВЫЙ. Спятил, что ли?
ВТОРОЙ. Придуряется.
КУПЧИХА. Чего ты забыл, Иванушка, где?
КУПЕЦ. Чего?.. где?..
ИВАНУШКА. Так ведь дверь как раз ту самую и забыл. У медведя забыл.
ПЕРВЫЙ. Точно, спятил.
ВТОРОЙ. Точно, придуряется.
ИВАНУШКА... я медведю говорю: «Ты съешь меня, и дело с концом», - а он ни в какую...
ПЕРВЫЙ. Ну вот чего, хватит! Послушали мы тебя, и будет. В общем, так: либо ты сей момент признаешься во всем, либо мы тебя в мешок и в реку - раков кормить.
ВТОРОЙ. Давно пора!
КУПЕЦ. Уж лучше признаться, по-моему.
ИВАНУШКА. Да что ж вы все какие непонятливые-то? Я ж признался уже! Ну, забыл дверь, у медведя впопыхах оставил! Виноват. Коли за это топить положено - топите, что ж делать, раз заслужил! А коли не обязательно - так развяжите, я к медведю за дверью сбегаю, вмиг обернусь...
ПЕРВЫЙ. Ну ты смотри, все равно на своем стоит. Молодец! Уважаю!
Тут ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК Иванушку даже во плечу похлопал.
А конец ты себе сам выбрал, на нашей душе тут греха нет. Запихивай его в мешок, братцы!
ВТОРОЙ. С удовольствием!
А КУПЕЦ не слезает. Тогда разбойники его силком стаскивать начали. А КУПЕЦ все равно упирается.

КУПЕЦ (Купчиху зовет). На помощь!

Подбежала КУПЧИХА - и давай тоже вместе с Разбойниками Купца с ларца стаскивать.

Эй, ты что?! Не им на помощь, а мне на помощь! Вот дура-то!
КУПЧИХА. Надоело мне, слышишь?! Ну что ты с этим золотом своим... с нашим, то есть, золотом делать собираешься?
КУПЕЦ (на ларце удерживается, не сдается). Как что? Пересчитывать, стеречь!
КУПЧИХА (вцепилась в Купца, стаскивает). Так вот не буду больше стеречь! Тратить буду! И покуда все не потрачу - не успокоюсь!

Растерялся на миг КУПЕЦ от такого предательства, тут-то его с ларца и сбросили. Сцепились все в клубок, на полу катаются. Только ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК не катается. Улучил он удобный момент, открыл ларец, набил карманы золотом и хотел по-тихому из окошка выскочить, да вдруг как заорет!

ПЕРВЫЙ. Караул!!
Замер на минуту, глаза протер, снова в окно глянул.
Точно - караул! Спасайся кто может, медведь идет!
Прекратилась сразу драка. Выглянули все в окно, а там и вправду идет настоящий МЕДВЕДЬ, дверь на горбине тащит. Перепугались все, задрожали, закричали, забегали. Раньше других ВТОРОЙ РАЗБОЙНИК
в себя пришел.

ВТОРОЙ. Удирать во все лопатки надо, пока он нас тут не сожрал, хищник проклятый!

И как сиганули тут все: кто в дверь, кто в окно, кто в трубу печную - все выскочили... ПЕРВЫЙ РАЗБОЙНИК даже назад вернулся, золото из карманов обратно в ларец высыпал - вот до чего испугался!
А МЕДВЕДЬ дверь к дому прислонил, на крыльцо поднялся, стучит.

МЕДВЕДЬ. Эй, кто дома есть?

А ИВАНУШКА и рад бы ответить, да не может: кляп мешает. Мычит что-то, а МЕДВЕДЬ не слышит.

Куда ж это все подевались? А я дверь принес.
ИВАНУШКА (громче мычит). М-м-м-м!!!
МЕДВЕДЬ. Это что такое?

Вошел МЕДВЕДЬ в дом осторожно. Нет никого. Смотрит: мешок какой-то на полу валяется. МЕДВЕДЬ его – раз! Ногой задней. А мешок вдруг как запрыгает по полу, как замычит!
МЕДВЕДЬ даже присел со страху.

Вот тебе на! Да, никак, там сидит кто-то! Развязать, что ли?
Мешок замычал: «Угу, Угу!» - и прямо к МЕДВЕДЮ прискакал.
Ну что ж, давай развяжем...
Развязал МЕДВЕДЬ узел, свалился мешок с Иванушки.
Вот так раз! Ты что там делаешь?
ИВАНУШКА. М-м-м!
МЕДВЕДЬ. Да кто же это тебе рот-то закупорил? Перевязал-то кто всего?

МЕДВЕДЬ говорит, а сам пока кляп у Иванушки изо рта вынул, распутал веревки.

ИВАНУШКА. Ох, спасибо тебе, Михайло Потапыч, второй раз уж ты меня выручаешь! А ведь не прийди ты, так и утопили бы меня дружки хозяйские. И все из-за двери...
МЕДВЕДЬ. Да я уж и сам думаю, попадет тебе, что дверь позабыл. Но чтобы топить из-за такой ерунды - это я уж не знаю. Это только у вас, у людей, такое бывает... Ладно. Побежал. Детишек донянчить хочется.
ИВАНУШКА. Ну, беги! А я пойду работу себе искать.
МЕДВЕДЬ. Зачем?
ИВАНУШКА. Чтоб на жизнь зарабатывать.
МЕДВЕДЬ. А зачем тебе теперь зарабатывать? Вон у тебя золота сколько! Как раз на всю жизнь хватит.
ИВАНУШКА. Э-э, нет! Это чужие деньги. От них пользы не будет. Деньги-то, их ведь заработать надо. Верно я говорю?
МЕДВЕДЬ. Верно. А чего ж ты тогда с ларцом делать будешь?
ИВАНУШКА. Сам не знаю... Слушай! А возьми-ка ты его себе. Ларец Марье Ивановна отдашь, а золото ребятишкам подаришь. Оно ведь, глянь, какое блестящее. Они играть в него будут.
МЕДВЕДЬ. Ух ты! Вот это здорово! Вот это подарок! Вот это они обрадуются!
П а у з а.
Нет, не возьму.
ИВАНУШКА. Это почему?
МЕДВЕДЬ. Так ведь сам же сказал - чужое!
ИВАНУШКА. И то верно. Ну тогда пускай тут стоит. Нам чужого не надо.
МЕДВЕДЬ (растроганно). До чего ж ты все-таки человек... нечеловеческий, Ваня!
ИВАНУШКА. Так ведь и ты, Миша, медведь неправильный.
МЕДВЕДЬ. Неправильный? А может, мы-то с тобой как раз правильные и есть? А?

К О Н Е Ц

автор - Михаил Михайлович БАРТЕНЕВ
Москва, тел.(095) 1 5 1–2 5–78

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования