Общение

Сейчас 413 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

сказка в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


КСЕНИЯ - царевна

ЕЛИЗАР - странствующий витязь

ХАРИТОН - его оруженосец

ЛЮДОЕД

СКАРЛАТУХА - ведьма

1-ый СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ

2-ой СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ

3-ий СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ

МЛАДЕНЕЦ

1-ая СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

2-ая СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

ВАСИЛИСК - чудовище

АНДРОМЕДА - боевая лошадь Елизара

ПЕРСЕЙ - конь оруженосца


I ДЕЙСТВИЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ


Вход в пещеру у подножия  крутой скалистой горы. Перед ним гладко вытоптанная поляна, окруженная дремучей чащей, мшистыми валунами и буреломом. Поляна обжита: в центре выложен камнями очаг с вертелом, зев пещеры оборудован навесом и крыльцом, неподалеку от входа находится большая деревянная клеть, запертая на амбарный замок. Все сработано из потемневшего от времени дерева очень добротно и очень грубо.

По одну сторону очага свален в кучу всяческий рыцарский скарб: седло, треснувший щит, помятые и опаленные доспехи, седельные сумки, фляги и прочее.

С другой стороны, положив голову на седло и укрывшись плащом, спит царевна К с е н и я.

На краю поляны пасутся расседланные  П е р с е й  и  А н д р о м е д а. Обе лошади изранены.


ПЕРСЕЙ. Что за гадость вы там жуете, пани Андромеда?

АНДРОМЕДА. Ах, пан Персей! Какие-то мерзкие сухие колючки.

ПЕРСЕЙ. Пожалуйте сюда, любезная пани. Отведайте вот этой травки. Уверяю, она гораздо вкуснее.

АНДРОМЕДА(щиплет указанную травку). М-м, действительно очень вкусно. Пан Персей, как вам в таком гиблом месте  удается находить подобные деликатесы?

ПЕРСЕЙ. Ах, дорогая пани! Я привык жить на подножном корму.

АНДРОМЕДА. Вы такой любезный конь, пан Персей. Что ваш бок? Болит?

ПЕРСЕЙ. Благодарю вас, уже меньше. А как ваши ноги?

АНДРОМЕДА. На левую уже могу ступить. А вот правая задняя... Ай!


Пробует ступить на правую заднюю, вскрикивает от боли.


ПЕРСЕЙ. Ах, осторожнее, прошу вас, милая пани!

АНДРОМЕДА. Ничего страшного, не беспокойтесь... Пан Персей, а кем вы были раньше?

ПЕРСЕЙ. Наш с вами витязь купил меня у одного прогоревшего торговца пряностями. Он звал меня Лужехлебом.

АНДРОМЕДА. Лужехлебом? (Фыркает). Что за имя!

ПЕРСЕЙ. Плебейское.

АНДРОМЕДА(укоризненно). Ну, пан Персей...

ПЕРСЕЙ. Конечно, плебейское. Прежде, чем с вами, любезная пани, скакать на выручку царевнам и принцессам и биться с драконами, я возил телеги в торговых караванах. На Восток, на Юг, в Мавританию...

АНДРОМЕДА. Должно быть, вы многое повидали?

ПЕРСЕЙ. Дорожную грязь под копытами, да задок предыдущей телеги перед мордой. А в городах нам на глаза надевали шоры.

АНДРОМЕДА(огорченно). Ой!

ПЕРСЕЙ. Не надо расстраиваться, пани Андромеда! Ведь все это в прошлом! Мог ли я мечтать, что стану почти настоящим боевым конем, буду носить на себе настоящего оруженосца настоящего рыцаря и смотреть на мир во все глаза!

АНДРОМЕДА. Я не о том, пан Персей! Милый пан Персей, я увлеклась и всю вашу траву сожрала в одиночку!

ПЕРСЕЙ. Какие пустяки, пани Андромеда!

АНДРОМЕДА. Я не оставила вам ни былинки! Пан Персей, мне так неловко!

ПЕРСЕЙ. Милейшая пани Андромеда, я же нашел ее специально для вас!

АНДРОМЕДА. Пан Персей, извините меня! Когда хозяева насыпят нам овса, я отдам вам всю свою порцию!

ПЕРСЕЙ. И думать не смейте! Уверяю, я совершенно сыт. Вся эта трава была исключительно для вас!

АНДРОМЕДА(жалобно). Но, пан Персей...

ПЕРСЕЙ(строго). Пани Андромеда!


Царевна Ксения громко стонет. Она разметалась во сне, сбросила с себя покрывало - становится видно, что царевна одета только в ночную сорочку. Лошади осторожно приближаются к ней.


ПЕРСЕЙ. Бедная девочка... Что ей пришлось пережить...

АНДРОМЕДА. И не говорите, пан Персей! Я вздрагиваю, когда вспоминаю это чудовище! Этот огонь из глоток! А как он сшиб меня хвостом! Вместе с витязем! Копье - пополам, щит вдребезги! А потом вас! Ужас!

ПЕРСЕЙ. А ведь мы с вами животные, пани Андромеда, лошади. А она человек, девочка, да еще городская! Представляете, какое потрясение для нее было все это видеть?

АНДРОМЕДА. Да, наш витязь поступил очень гуманно, напоив ее снотворным. Пускай спит, набирается сил.


Персей наклоняет морду, хватает зубами край плаща, укрывает Ксению. Из чащи раздаются хруст веток, звук шагов.


ПЕРСЕЙ. Кстати, вот, кажется, и они...


Из чащи выходят  Е л и з а р  и  Х а р и т о н. Оруженосец - человек в годах, Елизар гораздо моложе, почти юноша. Оба изранены, перевязаны грязными окровавленными тряпками, оба хромают, одежда и волосы обожжены. Елизар опирается на обломок копья, Харитон несет арбалет и дорожную сумку. Выйдя на поляну, они на мгновенье замирают, потом Елизар злобно сплевывает, а Харитон, вздохнув, устало ковыляет к очагу.


ЕЛИЗАР. Тьфу, нечисть лесная!

ХАРИТОН (садится). Ох, умаялся... Который раз возвращаемся? Четвертый, пятый?

ЕЛИЗАР. Четвертый.

ХАРИТОН. Закрутило...

ЕЛИЗАР. И ведь каждый раз в другую сторону уходили!

ХАРИТОН. Колдовство, оно и есть колдовство. Чего еще в таком лесу ждать?

ЕЛИЗАР. Теперь куда? И как? Опять задом пятиться? Или, может, с ветки на ветку прыгать? А может... Харитон, а может, ползком попробовать? А, Харитон?

ХАРИТОН (пожимает плечами). Ты витязь, тебе решать.

ЕЛИЗАР. Изгаляешься?

ХАРИТОН. Утомился я очень. И нога болит.

ЕЛИЗАР. У меня тоже болит.

ХАРИТОН. Ну и сядь. Передохнем, там видно будет.


Елизар присаживается к очагу, задумчиво глядит на спящую Ксению.


ЕЛИЗАР. И какого рожна поперлись... Ведь верные пол-царства лежат, вот они - почет, слава, тебе старость сытая... Лежат и сопят в две дырочки...

ХАРИТОН. Это ты к чему?

ЕЛИЗАР. А к тому, что вернется сейчас хозяин и все! Все псу под хвост!

ХАРИТОН. Да ты что, господин витязь?! Чтобы после всего этого, после болота, после змеюки этой проклятущей со всеми ее бошками да огнем, да чтобы на такой малости прогореть?! Ну уж нет! Будь он хоть трижды нечисть людоедская - справимся как-нибудь. Ты, главное, не суетись.

ЕЛИЗАР. А если отсюда вообще хода нет?

ХАРИТОН. Все может быть...

ЕЛИЗАР(смотрит на гору). Ладно, передохнем, по скалам попробуем, через перевал.

ХАРИТОН (вытягивая перевязанную ногу). Хороший из меня будет скалолаз  с этакой коленкой.

ЕЛИЗАР. Потерпишь.

ХАРИТОН. Потерплю. Колдовство, его нахрапом не возьмешь. Его либо терпением можно...

ЕЛИЗАР. Либо как?

ХАРИТОН. Либо никак.


Лошади испуганно ржут. Из чащи доносятся хруст веток, шаги. Витязь с оруженосцем вскакивают, Елизар хватает арбалет, Харитону достается обломок копья.


ХАРИТОН. Кто там? Выходи!

ЕЛИЗАР. Выходи, стрелять буду!


На краю поляны появляется Л ю д о е д. Он бородат, длинные, расчесанные надвое волосы перевязаны ремешком, губы растягивают два клыка, из-за которых он немного шепелявит. Одет просто и удобно - что-нибудь вроде холщовой рубахи, меховой безрукавки и онучей. На бедре висит охотничий нож в ножнах. Останавливается, спокойно и с любопытством рассматривает людей.


ЕЛИЗАР. Стой там! Не подходи!

ХАРИТОН. Ты кто?

ЛЮДОЕД. А ты кто?

ЕЛИЗАР. Отвечай, застрелю!

ЛЮДОЕД (снисходительно). Тетиву натяни, стрелялка!

ЕЛИЗАР (торопливо заряжая арбалет). Стой там! Стой там!

ЛЮДОЕД. Да ты не пужайся, мил человек.

ЕЛИЗАР(зарядив арбалет). Я не пужаюсь. (Наставив его на Людоеда). Ты кто?

ХАРИТОН. Ты - Людоед?

ЛЮДОЕД(кивает). Людоед.

ХАРИТОН. Тогда - минуточку. Одну минуточку.


Ковыляет к сумке, достает флягу, льет из нее на ладони тягучую жидкость и натирает ею лицо, шею и грудь.


ЛЮДОЕД (недоуменно). Чего это он делает?

ЕЛИЗАР. Сейчас узнаешь!


Харитон заканчивает процедуру, перехватывает у Елизара арбалет, тот тоже натирается жидкостью из фляги, потом намазывает ей царевну.


ЛЮДОЕД. От комаров, что ли?

ХАРИТОН. От людоедов.

ЛЮДОЕД. Как это?

ЕЛИЗАР (вытирая руки). Ну вот! Теперь не разжируешься.

ЛЮДОЕД. А?

ХАРИТОН (опуская арбалет). Рвотное. Теперь нас жрать бессмысленно, все обратно выйдет.

ЛЮДОЕД(хохочет). Рвотное!.. Ну, вы шутники!.. Ну, еж твою поперек, рассмешили!.. Ну, молодцы! (Вынимает изо рта фальшивую челюсть с клыками, кладет ее в карман). Ладно, раз жрать бессмысленно, садитесь. Знакомиться будем.


Проходит, садится у очага. Харитон и Елизар, не выпуская оружия, присаживаются напротив.


ЛЮДОЕД. Кто такие, куда путь держите? Заблудились али как?

ЕЛИЗАР. Заблудились.

ХАРИТОН. Сутки почти на одном месте кружим, просто колдовство какое-то!

ЛЮДОЕД. Это да, колдовства здесь нам навалом. (Харитону). Ты вот, мил человек, ногу-то от этой букашки отодвинь.

ХАРИТОН (отодвигая ногу). А что?

ЛЮДОЕД. Неизвестно, какая она букашка - настоящая или только с виду... Знаешь, сколько их тут всяких - принцев-букашек, царевен-лягушек, паучков-царевичей, крыс-королевичей... Давеча тут один вроде вас - залетный - комара на щеке прихлопнул, так во Франции до сих пор междоусобица.

ЕЛИЗАР. Почему?

ЛЮДОЕД. Правящую династию прервал.

ХАРИТОН. За что же их в паучков-то?

ЛЮДОЕД. Соседушка моя упражняется.

ХАРИТОН. Колдунья?

ЛЮДОЕД. Колдунья.


Елизар и Харитон переглядываются.


ЕЛИЗАР. Злая?

ЛЮДОЕД. А кто добрый, ежели разозлить? (Хлопает Елизара по плечу, обнюхивает ладонь, брезгливо вытирает ее об штанину). Ну, а вас, таких осторожных, каким ветром сюда занесло? (Кивает на Ксению). Любовь припекла?

ЕЛИЗАР. Ну.

ЛЮДОЕД. Хорошее дело. Принцесса?

ХАРИТОН. Царевна.

ЛЮДОЕД (уважительно). Царевна... Интересно, кто это из наших побаловаться решил? ( Харитон и Елизар не понимают его). Я говорю, у кого свою  царевну отбили?

ЕЛИЗАР. А-а... У дракона.

ЛЮДОЕД. У Рагуила?

ХАРИТОН. Чего?

ЛЮДОЕД. Дракона как звали?

ЕЛИЗАР. Да откуда нам знать?

ЛЮДОЕД. Сколько голов у него было? Семь?

ЕЛИЗАР. Три.

ЛЮДОЕД. Это Нафанаил. Он у нас трехголовый.  А то еще есть Ионофан, так у него их аж двенадцать штук, да. Но он там, подальше живет. (Кряхтя, сгибается, хватается за живот). Ох, да что ты будешь делать... Обождите, ребятки, я сейчас...


Расстегивая штаны, отбегает за край поляны, приседает за валуном. Харитон пихает Елизара в бок


ХАРИТОН. (шепотом). Столкуемся!

            ЕЛИЗАР (тоже шепотом). Думаешь?


Шепчутся.


ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Значит, Нафанаил решил стариной тряхнуть? Молодец, червячина! Я-то думал, его от книжек уже и не оторвешь. Долго сопротивлялся?

ЕЛИЗАР. Что?

ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Долго, говорю, сопротивлялся?

ЕЛИЗАР. Кто? Дракон?

ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Ну да, Нафанаил?

ЕЛИЗАР. Долго, еще как долго!

ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Огнем дышал?

ЕЛИЗАР. Чего?

ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Пламенем, говорю, пыхал?

ХАРИТОН. Пыхал, пыхал! Будь здоров был огонек! (Елизару, шепотом). Ты, главное, не суетись!

ЕЛИЗАР(шепотом). А если откажется?

ХАРИТОН (шипит). Тихо!..


Людоед, застегивая штаны, возвращается к очагу.


ЛЮДОЕД. Это он вас так отделал?

ЕЛИЗАР. Он. Еле справились. Крепкий был... Старикашка.

ЛЮДОЕД. Увлекся, обычное дело.

ХАРИТОН. Что, желудок не в порядке?

ЛЮДОЕД. Есть немного.

ХАРИТОН. Съел чего-то не того?

ЛЮДОЕД. Кого-то не того.


Пауза.


- Может, представитесь наконец, гости дорогие?

ЕЛИЗАР. Ах да! Я - странствующий витязь Елизар, это Харитон, мой оруженосец.

ЛЮДОЕД. Ясно. А я, стало быть, Людоед.

ХАРИТОН. Очень приятно.

ЛЮДОЕД  (усмехнувшись). Н-да?


Пауза.


ЕЛИЗАР (стараясь замять неловкость). А для чего эта клетка вон  там?

ЛЮДОЕД (оглянувшись). А, это для провизии.


Тягостная пауза.


 (Хлопнув себя по ляжкам). Вот что, гости дорогие... (Елизару). Сходи-ка ты, мил человек, за эту клетку, там в расщелине кувшинчик стоит. Мы на наше знакомство того, - бражечки побрызгаем...


 Елизар порывается встать, Харитон останавливает его.


 ХАРИТОН. Я принесу, господин витязь.

ЛЮДОЕД. А я пока закусочки соображу.

ХАРИТОН и   ЕЛИЗАР (хором). У нас есть!

ЛЮДОЕД. Да не боись, вегетарианская!


Уходит в пещеру.


ХАРИТОН (шепотом). Только осторожно! Издалека!

ЕЛИЗАР (шепотом). Да понял я, понял...


Людоед возвращается с закуской, Харитон приносит кувшин, все трое готовят закуску, разливают брагу.


ЛЮДОЕД. Царевна твоя чьих будет?

ХАРИТОН. Сигизмунда Второго старшенькая, Ксения.

ЛЮДОЕД. Эх, как время-то бежит... (Елизару).Ты когда ее целовать хочешь? Во дворце? Зря! Мой тебе совет - на опушке поцелуй, чтоб она хоть краем глаза всю эту жуть увидела, чтобы поняла, откуда ее жених доблестный вытащил. Она после этого знаешь, как любить тебя будет? Это я тебе авторитетно говорю.

ЕЛИЗАР. Пускай поспит. Умаялась, насмотрелась...

ЛЮДОЕД. Чего насмотрелась?

ХАРИТОН(поднимает кружку). Итак, за знакомство?

ЛЮДОЕД. Ага, за него.


Пьют, морщатся.


ЕЛИЗАР (сипло). На чем бражка?

ЛЮДОЕД (сипло). Белена, волчья ягода, мухомор. И змеиные языки для аромату.

ХАРИТОН  (сипло). Хороша...


Закусывают.


ЕЛИЗАР. Приятные у вас здесь места.

ЛЮДОЕД (кивает). Ага, поганые.

ЕЛИЗАР. Не скучно одному в лесу жить?

ЛЮДОЕД. Не, нам скучать особенно некогда. То дров на зиму, то капканы поставить, то еще что... Хотя да, бывает. Не скучно, а так - маетно... Души ведь живой нету , одна нечисть кругом. Разве только витязь какой заедет... Вот иной раз маешься и маешься, маешься и маешься, а тут он  откуда не возьмись. "Ду-ду-ду!" - в рожок, мечиком своим востреньким машет, - давай, мол, биться. Ну давай, еж твою поперек! ...И так ему с досады вломишь, так, бывало, ухайдакаешь болезного - самому потом совестно. За что касатика удавил? Стыдно. Ходишь, злишься на себя, глаза на зеркало не поднять, все из рук валится... Тут одно спасение - башку кому-нибудь оторвать. Лучше, конечно, витязю. Хотя и рыцарю можно, ага, и богатырю. Башку ему, глупому, открутишь, ножки вырвешь, ручки туда же - враз легчает. Такое сразу облегчение, такое просветление, такой праздник на душе - ровно хоть в пляс пускайся! Тут ежели какой герой-богатырь попадется - еж твою поперек! Ка-а-ак ему от полноты-то душевной, да дубинушкой, да промеж глазенок - любо-дорого! У него уши после этого еще секунды две в воздухе висят, понять не могут, куда башка делась...

ЕЛИЗАР. И опять все сначала?

ЛЮДОЕД. Что сначала?

ЕЛИЗАР. Ну, стыдно становится?

ЛЮДОЕД (недоуменно). Зачем стыдно? Нет... Дрова идешь заготавливать, или вон в пещере что починить, или капканы... Да мало ли что... Я же говорю, нам скучать особенно некогда. (Елизару). Да ты чего скукожился, мил человек? Не боись, выпущу я тебя отседова! Самой короткой дорогой поедешь, напрямки, так, чтобы ни с кем из наших больше не встречаться!

ХАРИТОН. Ну, еще по одной?

ЛЮДОЕД. Обязательно.

ХАРИТОН. За хозяина!

ЛЮДОЕД. Нет, сначала за молодых. Чтобы все у вас, значит, сладилось.


Пьют, закусывают.


ЕЛИЗАР. А что, много в лесу этих... Ваших?

ЛЮДОЕД. Нечисти-то? Да кишмя кишит.

ХАРИТОН. А кто, к примеру, самый сильный?

ЛЮДОЕД(задумывается). Сильный?.. Драконы сильные... Гидра... За болотами два циклопа живут, тоже деревья с корешком вырывают. Гномы, они числом берут. Упыри сильные, тролли опять же... Все сильные. Разве что Скарлатуха, соседка моя, колдунья, так она кого хошь в паука превратит... Василиск, он хоть и завязал - в искусство ушел - но тоже, это... А! Леший, вот он хиловат. На опушке живет. Ему потому только бесприданниц и разрешено похищать, чтобы, значит, ехать за ними недалеко было.

ЕЛИЗАР. Ну, а самый сильный? С кем вообще лучше не связываться?

ЛЮДОЕД (подумав). С оборотнем. Тупой и буйный. Вообще человеческих слов не понимает. А чего ты спрашиваешь?

ЕЛИЗАР. А ты - сильный?

ЛЮДОЕД. Да говорят тебе - все сильные! Нам без этого нельзя.

ЕЛИЗАР. А с войском, допустим, в одиночку справишься?

ЛЮДОЕД. Надо будет, и с войском справлюсь. Да на что тебе?

ЕЛИЗАР. Слушай, дядя... Тут такое дело... (Мнется). Короче, забери у меня эту царевну, а?

ЛЮДОЕД. Что-то я тебя, племянничек, не понял.

ЕЛИЗАР. Я говорю, не нужна мне царевна, забери ее себе.

ЛЮДОЕД. Как это не нужна? А жениться? А пол-царства в придачу?

ХАРИТОН. Рано еще ему под венец, не нагулялся. Дело молодое, юноше еще порезвиться охота, позабавиться.

ЛЮДОЕД. Зачем же ты тогда за ней к дракону ездил?

ЕЛИЗАР. Подвиг совершать.

ЛЮДОЕД. Вон оно что... Подвиг...

ЕЛИЗАР. Ну да.

ЛЮДОЕД. Хорошо, не хочешь ты жениться. Так ты возьми, отвези девушку к родителям и гуляй себе на здоровье!

ЕЛИЗАР. Мы в другую сторону торопимся!

ЛЮДОЕД. Да виданное ли это дело - девушку у людоеда оставлять! Еще сожру ненароком...

ХАРИТОН. Что, голодно?

ЛЮДОЕД. А ты думал?

ХАРИТОН. А мы тебе лошадей оставим. Они все равно покалеченные.

ЛЮДОЕД. Да не люблю я лошадей! И царевен не люблю!

ХАРИТОН. И не надо! Мы ее все равно рвотным намазали.

ЛЮДОЕД. И что же мне с ней прикажете  делать?

ХАРИТОН. Витязей на нее будешь приманивать.

ЕЛИЗАР. А самому не нужна - продашь кому-нибудь. Или подаришь.

ЛЮДОЕД. Да может, она не хочет за кого-нибудь! Может, она за тебя хочет!

ЕЛИЗАР. Да откуда ей меня знать-то?!

ЛЮДОЕД(ошарашено). То есть?

ХАРИТОН. Она его и видела разочек всего, мельком, во время битвы...

ЛЮДОЕД. Как это во время битвы? А Нафанаил? Он, что, - не усыпил ее?

ХАРИТОН. Усыпил! Но она от грохота проснулась.

ЛЮДОЕД. От грохота?

ЕЛИЗАР. Да, когда дракон упал.

ЛЮДОЕД. А почему она сейчас спит?

ХАРИТОН. А мы ее снова сонным зельем напоили, чтобы не волновать зря.

ЛЮДОЕД. Вот что, алхимики. Хватит темнить. Ну-ка, рассказывайте все, как есть.


Елизар и Харитон переглядываются.


ХАРИТОН. (нерешительно). Ну, есть тут один секрет...

ЛЮДОЕД. Вот-вот.

ХАРИТОН. У этого дракона...

ЛЮДОЕД. У Нафанаила.

ХАРИТОН. Да. У него была книга, и в ней...

ЛЮДОЕД. В книге?

ХАРИТОН. В книге.

ЛЮДОЕД. В Нафанаиловской?

ХАРИТОН. Да.

ЛЮДОЕД. Так-так.

ХАРИТОН. В ней было предсказание всех судеб. И его (кивает на Елизара) тоже. И он ее прочитал.

ЛЮДОЕД. Нафанаиловскую книгу?

ХАРИТОН. Свою судьбу!

ЛЮДОЕД. В Нафанаиловской книге?

ХАРИТОН. В Нафанаиловской книге!

ЛЮДОЕД. Ага. И что?

ХАРИТОН. А то, что там было сказано, что если он женится на этой царевне, то умрет в страшных муках, и она тоже.

ЛЮДОЕД. Угу.

ЕЛИЗАР. Я не хочу, чтобы она умирала в страшных муках. И сам не желаю. Можешь ты это понять? Как у тебя вообще с гуманностью?

ЛЮДОЕД. С чем?

ЕЛИЗАР. Ну, с человеколюбием?

ЛЮДОЕД. Нормально. Я очень, - это... Человеколюбивый, да. Очень.

ХАРИТОН. Ну так что? Возьмешь?

ЛЮДОЕД(убирая кувшин). Куда, говоришь, торопитесь?

ЕЛИЗАР. На Восток - с сарацинами биться! Подлечимся вот немного, и...

ЛЮДОЕД. Скатертью дорога.

ХАРИТОН(кивает на Ксению). А она?

ЛЮДОЕД. Пусть остается.

ХАРИТОН. Уходим, уходим...


Торопливо собирают вещи. Людоед угрюмо наблюдает.


ХАРИТОН. Мы ее вещички здесь оставим. И седла. И лошадей тоже, ага. Конина, все-таки...

ЕЛИЗАР(подходя к Людоеду). Дорогу...

ЛЮДОЕД (перебивает). Вот сюда стань.

ЕЛИЗАР Зачем? (Перемещается на указанное место).

ЛЮДОЕД. Затем, что ветер оттуда. Шибко уж смердит от тебя, племянничек, твоим рвотным.

ЕЛИЗАР. Ты дорогу обещал показать.

ЛЮДОЕД. Отвернись. (Харитону). И ты отвернись. Обернетесь - окаменеете.


Елизар и Харитон отворачиваются. Людоед подходит к дереву на краю поляны, сует руку в дупло и что-то там внутри поворачивает, отчего в зарослях вокруг поляны происходит непонятное изменение, однако сразу становится ясно, что теперь путь свободен.


ЕЛИЗАР. А потом куда?

ЛЮДОЕД. На запад до речки, потом вверх по течению.

ХАРИТОН. Спасибо.

ЛЮДОЕД. Угу.

ЕЛИЗАР. До свидания.

ХАРИТОН. Всего хорошего.

ЛЮДОЕД. Счастливо.


Скрывается в пещере. Елизар и Харитон уходят в лес. Отойдя на достаточное расстояние, они пускаются,  насколько им позволяют увечья, в восторженный пляс.


ЕЛИЗАР. Оп-ля!  Оп-ля-ля! Получилось! Получилось!!!

ХАРИТОН. Тихо, не сглазь. (Складывает ладони рупором, громко). Эй, вы, говорливые сороки! Слушайте страшную весть! Царевна Ксения, дочь Сигизмунда Второго, попала в плен к Людоеду! Рыцари, витязи и богатыри! Спешите на выручку царевны Ксении! Герои и храбрецы! Наследница Флаварского трона в когтях кровожадного чудовища! Все на битву с Людоедом! Пол-Флавара и рука царевны Ксении победителю Людоеда!..


Крик Харитона сопровождает гулкое эхо. Поднимается сорочий гвалт. Удовлетворенно кивнув, Харитон и Елизар уходят.



КАРТИНА ВТОРАЯ


Из пещеры появляется Людоед, подходит к дереву, сует руку в дупло и "запирает" поляну. Подвешивает над очагом котелок с водой, ставит еще два котелка перед лошадьми и снова удаляется в пещеру.


АНДРОМЕДА. (возмущенно). Пан Персей, что вы на это скажете?    

ПЕРСЕЙ. Право, я в недоумении...

АНДРОМЕДА. Конина, пан Персей! Мы с вами - конина! После всей нашей преданности, любви, после того, что мы вытерпели, после всех этих оврагов, скал, сбитых копыт, шпор, плеток! После этой жуткой битвы! После этих мерзких - тьфу! - колючек, наконец! Конина!..

ПЕРСЕЙ. Но, пани Андромеда, быть может, так лучше, так надо?

АНДРОМЕДА. Пойти на корм Людоеду?!

ПЕРСЕЙ (мягко). Пани Андромеда, но ведь и девочка осталась здесь...

АНДРОМЕДА. И девочка!..

ПЕРСЕЙ. Они люди, пани Андромеда, и мы должны служить им. Это наша обязанность, наш долг, мы рождены для этого. Люди хорошие, пани Андромеда, они нас кормят, они не могут быть не правы. Просто мы не всегда их понимаем...

АНДРОМЕДА. Ах, пан Персей...

ПЕРСЕЙ. Давайте подумаем, милая пани. Мы с вами искалечены, наши хозяева тоже. Везти девочку домой нам, в таком состоянии - это верх безрассудства! Лес полон опасностей, и напади на нас по пути кто-нибудь или что-нибудь, мы же просто не сможем ее защитить! А здесь она хотя бы в относительной безопасности. Нет, пани Андромеда, наши хозяева поступили очень благоразумно. Рано или поздно сюда обязательно нагрянет какой-нибудь странствующий рыцарь и вызволит нашу царевну.

АНДРОМЕДА. А нас?

ПЕРСЕЙ. И нас. Может быть...


Из пещеры выходит Людоед с мочалкой в руке. Наклонясь к лицу царевны, принюхивается, морщится. Снимает с очага котелок и, обмакивая в него мочалку, бережно оттирает лицо и руки Ксении от рвотного зелья. Лошади отходят на другую сторону поляны.


АНДРОМЕДА (задумчиво). Пан Персей...

ПЕРСЕЙ. Да, пани Андромеда?

АНДРОМЕДА. Персей...

ПЕРСЕЙ. Я здесь, дорогая пани...

АНДРОМЕДА. Персей... Жаль, что вы Персей, а не Пегас... А как было бы славно сейчас взлететь и унестись из этой жути куда-нибудь далеко-далеко, к лугам с мягкой травкой, к речке с плесом на солнцепеке, к табуну с маленькими жеребятами...

ПЕРСЕЙ(понуро). Увы, дорогая пани. Ни травки, ни речки, ни тем более жеребенка я вам предложить не в состоянии...

АНДРОМЕДА(встрепенувшись, с раскаяньем). О, пан Персей, я не хотела ни на что намекать! Простите меня, пан Персей, вы такой замечательный конь!

ПЕРСЕЙ. Но не Пегас...

АНДРОМЕДА. Пан Персей!..

ПЕРСЕЙ. И даже не вполне конь...

АНДРОМЕДА. Забудьте о моих словах, пан Персей! Вы такой добрый, умный, милый, замечательный...

ПЕРСЕЙ (заканчивает фразу). Мерин.

АНДРОМЕДА. Ну и что? Я даже рада этому! Правда-правда! Представляете, если бы я оказалась здесь не с вами, а с каким-нибудь ретивым жеребцом? Разве я смогла бы тогда иметь такие милые, учтивые, познавательные беседы? Пан Персей, ну же! Вы же сами говорили, что мы должны служить людям! Вот мы и станем служить нашей маленькой царевне, и заботиться о ней как о самом славном жеребенке! Ну же, пан Персей!


Из чащи доносится шум.


ПЕРСЕЙ. Кто-то идет...


На поляну выбегает ведьма С к а р л а т у х а - безобразная старуха в лохмотьях, с торбой за плечами. У нее на руках м л а д е н е ц, укутанный в грязную, заплатанную шаль. Ведьма крайне взбудоражена, все ее внимание сосредоточено на ребенке.


СКАРЛАТУХА. Сосед, а сосед! Ведь что твориться-то, что делается! Ребеночек!

ЛЮДОЕД (продолжая ухаживать за царевной, оглядывается). Бабка, да в твои ли годы!

СКАРЛАТУХА. Так ведь и я про то! Куда мне детенка на втором-то веку! Ведь его выкармливать-выхаживать надо! Ведь сгинет иначе! Ой, что делается!..

ЛЮДОЕД. И когда успела? Вроде сейчас только расстались, вроде все у тебя в порядке было...

СКАРЛАТУХА. Так сейчас только и появился! Как мы с тобой попрощались на развилке, я к дому-то подошла, а он тут возьми да и появись!

ЛЮДОЕД. Не ждала, что ли?

СКАРЛАТУХА. Да откудова?

ЛЮДОЕД. И ничего не чувствовала?

СКАРЛАТУХА. Чувствовала! Это... Закричал он.

ЛЮДОЕД (восхищенно). Ну, бабка! Ай да Скарлатуха! (Вытирая руки, подходит, заглядывает младенцу в лицо). Мальчик?

СКАРЛАТУХА. Девочка!

ЛЮДОЕД. Девочка... Значит, помощница тебе будет. (Бодает младенца пальцами, сюсюкает). Кем вырастем? Ведьмочкой вырастем, да? На коровушек язвочку будем наводить, на урожайчики порчушку, на шабашики на помелочке летать, да? (Скарлатухе). Имя-то придумала?

СКАРЛАТУХА. А ему еще и имя надо?

ЛЮДОЕД. Ведьма старая, да ты совсем из ума выжила! Как она без имени-то жить будет?

СКАРЛАТУХА. А какое? Я ведь и не ведаю...

ЛЮДОЕД. Красивое надо имя. Ты красивое что-нибудь знаешь? Траву там, или болезнь какую?

СКАРЛАТУХА. Болезнь знаю, траву знаю. Кокуй трава, конурат трава, парамон трава, чап...

ЛЮДОЕД. Чап...

СКАРЛАТУХА (тараторит). Трава именем чап, растут листочки коленцами, ростом в локоть, и как расцветет ино иглы востры. Та трава весьма хороша, носи ее при себе от всякого супостата, и от того, кто на тебя зло думает. А корень той травы добр: возьми его в рот или в руку, и всякая цепь спадет и замок соскочит.

ЛЮДОЕД. Мудрая трава. (Задумчиво). Чап... Нет, нельзя.

СКАРЛАТУХА. Почему?

ЛЮДОЕД. Чап, чап... Словно оборотень по болоту шагает. Задразнят девку. Надо что-нибудь эдакое, чтобы со смыслом.

СКАРЛАТУХА. Индивидуальное?

ЛЮДОЕД. Во-во.

СКАРЛАТУХА. Может, Бородавочка? Вон она какая маленькая...

ЛЮДОЕД. А подрастет, ее что - Бородой прикажешь величать? Эх ты! Это же девочка, ей ласковое имя нужно, красивое...

СКАРЛАТУХА. Ну какое тогда?

ЛЮДОЕД. Да вот, например: Тягомотина.

СКАРЛАТУХА. Тягомотина?

ЛЮДОЕД. Или нет. Лучше - Паутиночка. Паутина... Как по батюшке?

СКАРЛАТУХА  По какому батюшке?

ЛЮДОЕД. Папу, папу - как зовут?

СКАРЛАТУХА. Да откудова мне знать-то?!

ЛЮДОЕД. Ведьма, да никак во все тяжкие пустилась? А в лесу что скажут? Ведь на меня подумают!


Скарлатуха ошарашено смотрит на Людоеда. Наконец до нее доходит, что тот ее подначивает.


СКАРЛАТУХА. Лишай тебе на кадык изнутри, зубоскальщик ты эдакий! Что же ты о почтенной женщине-то подумал, окаянный! Подкидыш это! Подкидыш, козлиная твоя борода!

ЛЮДОЕД (посмеиваясь). А-а... Так бы сразу и сказала... А то - ребеночек, ребеночек...

СКАРЛАТУХА. А я как сказала? Подхожу к дому, слышу - пищит, кулечек! Обописанный весь, голодненький!.. Кабы мы еще на денек у ваятеля нашего задержались, так я и не знаю, что б случилось...

ЛЮДОЕД. Подкидыш, это к счастью... (Кивает на Ксению). Мне вон тоже - подкинули.

СКАРЛАТУХА. Да вот я и смотрю... Принцесса?

ЛЮДОЕД. Царевна. Сигизмунда Второго старшенькая.

СКАРЛАТУХА. Сигизмунда? Эх, как времечко-то бежит...

ЛЮДОЕД. Это да...

СКАРЛАТУХА (присаживается на камень, укачивает младенца). Ой, что твориться... Ой, что делается... Кому ж это ребеночек некстати пришелся? Что ж это у Паутиночки, у деточки, за тятька с мамкой такие?.. Как же это они ведьме старой да ужасной свое дитятко подбросили-и-и...

ЛЮДОЕД. Это леший, точно говорю. Где-нибудь на опушке стибрил у бедняков, а потом видит - не по нему забава, вот он тебе и подбросил.

СКАРЛАТУХА. Как же, леший! Где это леший таких бедняков на опушке мог найти? Ты глянь, глянь, какие на ней пеленочки были! (Вытаскивает из торбы смятые простынки, одеяльце и ленточки). Во! Кружева да шелка! Это я уж потом ее, мокренькую, в свое тряпье перепеленала... Нет, из богатенькой семьи наша Паутиночка, из богатенькой да из гаденькой...


Людоед, осмотрев пеленки, садится и задумывается.


ЛЮДОЕД. Не нравится мне все это.

СКАРЛАТУХА. Вот я и говорю - что творится, что делается...


Людоед мрачно и задумчиво смотрит на спящую царевну.


ЛЮДОЕД. Скарлатуха, ты сонные зелья все знаешь?

СКАРЛАТУХА. А как же? Или я не ведьма? И сонные, и погибельные, и лечебные, и приворотные...

ЛЮДОЕД. А есть такое зелье, чтобы спящую красавицу разбудить? Ну, чтобы без поцелуя жениховского?

СКАРЛАТУХА. Есть где-то в рецептуре... А на что тебе?

ЛЮДОЕД. А разбуди-ка ты мне, ведьма, вот эту царевну.

СКАРЛАТУХА. Рехнулся? А ну жених приедет, тогда что?

ЛЮДОЕД. Приезжал уже.

СКАРЛАТУХА. Чего же не увез?

ЛЮДОЕД. Жениться расхотел.

СКАРЛАТУХА. Ой, что творится, ой, что делается!.. Ой, куда катимся, куда валимся!

ЛЮДОЕД. А Нафанаила ты давно видела?

СКАРЛАТУХА. Да почитай, недели две... Жив-здоров, книжки читает...

ЛЮДОЕД. Так вот, женишок ее (кивает на Ксению) головы-то нашему Нафанаилу и подрубил.

СКАРЛАТУХА. Ну?

ЛЮДОЕД. И еще говорит, книжку нафанаиловскую читал.

СКАРЛАТУХА (машет рукой). Горазд врать женишок! Да Нафанаил скорее из мертвых восстанет, чем свои книжки покажет! Он и мне-то их не давал, а уж молодцу заезжему...

ЛЮДОЕД. А тогда откуда он узнал, что они вообще у дракона есть?

СКАРЛАТУХА. И читать он их не мог! Они на драконовском языке написаны!

ЛЮДОЕД. Тогда зачем наврал?

СКАРЛАТУХА. Ох, не знаю...

ЛЮДОЕД. Буди ее, старуха. Что-то здесь неладно...

СКАРЛАТУХА. А к Нафанаилу сходить и самому все разведать тебе лень?

ЛЮДОЕД. Да неудобно мне... Повздорили мы с ним давеча...

СКАРЛАТУХА. Из-за чего?

ЛЮДОЕД (смущенно). Из-за метемпсихоза...

СКАРЛАТУХА (ахает). Опять?! Мать честна, да когда ж вы уйметесь?

ЛЮДОЕД. Не ворчи, старая. Разбуди, расспросим ее, потом снова усыпишь. Все как положено будет.

СКАРЛАТУХА(вздыхает). Ладно, держи. (Передает младенца Людоеду, вынимает из торбы всевозможные склянки, пучки трав и прочие колдовские принадлежности). Так уж и быть, помогу я тебе, добрый молодец. Но уж и ты мне службу сослужи. Растет в тридевятом царстве чудо-яблоня с молодильными яблоками...

ЛЮДОЕД. Скарлатуха!

СКАРЛАТУХА. А?

ЛЮДОЕД (настойчивее). Скарлатуха!

СКАРЛАТУХА. Чего?

ЛЮДОЕД. Это я, Людоед! Сосед твой! Слышишь?

СКАРЛАТУХА. Ахти мне! Забылась! Как за торбу взялась, так и забылась! Привычка! Это самое... Рефлекс.

ЛЮДОЕД. Ладно, рефлекс. Колдуй.

СКАРЛАТУХА(перебирает связку ремешков с узелками и перьями, бормочет). Так... И, Ка, Лэ, Мэ... Не то... Так, "Разлука", "Равноденствие", "Реинкарнация", не то... Вот, Пэ... "Потовыделение", "Поумнение", "Прабабушка чертова"... Вот, "Пробуждение"! (Перебирает узелки, невнятно бормочет). Ага, ага, понятненько... Сейчас сделаем... (Подходит к Ксении). Ну, спящая красавица, хватит спатеньки, хватит дрыхнутеньки, просыпаться пора... (В сопровождении шаманских пассов и приплясываний бормочет над Ксенией заклинание). Печень Гигима, око Намтара... Око Намтара, сердце Нирры... Сердце Нирры, печень Гигима...


Вливает содержимое одного из пузырьков в рот Ксении.


ЛЮДОЕД. Что это?

СКАРЛАТУХА. Да так, тонизирующее... (Бормочет). Небу синему видати, земле сырой слыхати, пламени жгучему ведомо, воде студеной говорено... Ясный день в ладони моей правой, темная ночь в моей левой ладони...


В лесу громко и задорно трубит охотничий рог. Людоед и Скарлатуха встревоженно оборачиваются.


ГОЛОС (издалека). Эге-гей, проклятый Людоед!.. Пришел твой смертный час! Выходи на смертный бой, на кровавую сечу!.. (Трубит рог).

ЛЮДОЕД (тоскливо). Ну вот только этого сейчас не хватало...

СКАРЛАТУХА. Ой, говорила я тебе, предупреждала!

ГОЛОС(приближается). Выходи, изверг! Выходи, чудовище! Близится час расплаты!

СКАРЛАТУХА  (испуганно). Чего делать-то будем?

ЛЮДОЕД (сует ей младенца, раздраженно). Чего-чего! Беги отсюдова! Быстрее!

СКАРЛАТУХА (растерянно). Так это... Нельзя уже... Поздно...

ЛЮДОЕД. Чего поздно?!

СКАРЛАТУХА. Того поздно! Процедуру прерывать поздно! Сейчас не закончишь, она, это... Дурочкой сделается... Навечно...

ЛЮДОЕД. Ах, еж твою поперек блин с мухомором!!! Так заканчивай, бельмо тебе в глаз! Заканчивай!!!

ГОЛОС (еще ближе). Где же ты, трусливый Людоед?! Покажись, вражина, изведай стали честного меча! (Трубит в рог).

ЛЮДОЕД(в сторону голоса, нарочито грозно). Это кто там осмелился тревожить свирепого Людоеда?! (Скарлатухе, вполголоса). Не тяни, ведьма!


Убегает в пещеру.


ГОЛОС. Спроси мое имя у одноглазого великана, что жил на болоте! Спроси, аспид! Посмотрим, что ответить тебе его отрубленная голова!

СКАРЛАТУХА (кладет младенца на землю). Ой, что творится! Ой, что делается! (Склоняется над Ксенией, торопливо). Печень Гигима, око Намтара... Око Намтара, сердце Нирры... Сердце Нирры, печень Гигима... Обмороку-забытью в огне гореть, черному сну черным дымом лететь, дремоте глухой в берлоге прятаться, истоме с горным студенцом в болото - вон!!! (Плюет на три стороны и шлепает Ксению ладошкой по лбу).

КСЕНИЯ (открывает глаза, садится). А?!

ГОЛОС (совсем близко). Выходи, чудовище! Выходи на смертный бой!

ЛЮДОЕД (выглядывая из пещеры). Иду-иду!

КСЕНИЯ. Что это? Где я? Вы кто?

СКАРЛАТУХА (торопливо укладывая торбу). Не бойся, деточка, не пугайся. Все хорошо... В лесу ты, в лесу у Людоеда...

КСЕНИЯ. Какого Людоеда? Зачем? Вы кто?

СКАРЛАТУХА. Не бойся, ведьма я, колдунья, Скарлатухой меня зовут... Да не бойся, ухожу я уже! Мне домой пора, ужинать... Вот только ребеночка возьму, и домой, кушать, стало быть...

КСЕНИЯ (с ужасом). Как кушать?! Помогите!!!

ГОЛОС. Я иду, царевна! Я спешу тебе на помощь! Не трожь царевну, подлый Людоед! Не трожь, аспид! Все равно пришла твоя погибель, подлый пожиратель дев и младенцев!

КСЕНИЯ. Младенцев... На помощь!!!

СКАРЛАТУХА. Сейчас придут, милая, сейчас помогут... Слышишь, близко уже защитник твой, суженый твой ненаглядный... Только ты глаза-то закрой, не смотри... Нельзя тебе на это смотреть...


Из пещеры выходит Людоед в косматом шлеме, со щитом, палицей и торчащими изо рта клыками.


КСЕНИЯ. Помогите!!!

СКАРЛАТУХА. Сейчас помогут, деточка, сейчас... (Людоеду). Ну что, побежала я?

ЛЮДОЕД. Ага. Счастливо.

СКАРЛАТУХА (взяв младенца). Ты, это... Не шибко... Не лютуй...

ЛЮДОЕД. Ладно-ладно, старая, иди.


Скарлатуха с младенцем на руках убегает в лес. Ксения испуганно забивается в угол между крыльцом и скалою. Людоед принимает картинную  воинственную позу лицом в ту сторону, откуда доносится голос.


ЛЮДОЕД (грозно). Это какой-такой  храбрец-молодец к Людоеду на трапезу  пожаловал? Выйди, вкусненький, покажи, чем сегодня мне полакомиться придется!

ГОЛОС. Полакомиться тебе сегодня суждено... (Спотыкается). Суждено... Это самое... Сталью честного меча тебе сегодня полакомиться суждено, душегубец!

ЛЮДОЕД (хохочет густым оперным басом). Тебе ли тягаться со мной, человечина! Покажись, неразумный! Выходи, закусочка моя предобеденная!..


На поляну  выходит  с т р а н с т в у ю щ и й  р ы ц а р ь, неся на плече 1-ую  с п я щ у ю   к р а с а в и ц у. Людоед обрывает хохот. Он вытаскивает изо рта клыки, опускается на камень и внимательно смотрит, как рыцарь снимает с плеча бесчувственную девушку и бережно укладывает ее на траву. Выпрямившись и утерев пот, рыцарь выволакивает из ножен окровавленный меч и горделиво опирается на него. В левой руке у него клочок бумаги, которым он пользуется как шпаргалкой.


РЫЦАРЬ. Что ж, взгляни на меня, чудовище. Вот он я, странствующий рыцарь Досифай, младший сын из рода Силуянов! А? Сробел, изверг? Забоялся, живоглотина?

ЛЮДОЕД (задумчиво). Угу. Трясуся весь.

РЫЦАРЬ. Трясись-трясись, подлая тварь! Пришел час расплаты за твои злодеяния! Пришел час освобождения городов, и весей, и, это... (Заглядывает в бумажку). ...И мирных поселян от ужаса перед твоей глоткой, аспид! Я и мой верный меч...

ЛЮДОЕД(перебивает). Слышь, ты.

РЫЦАРЬ. Чо?

ЛЮДОЕД. Ты какого рожна сюда приперся?

РЫЦАРЬ (изумленно). Дак, это... Царевну освобождать...

КСЕНИЯ. О спаси меня, храбрый рыцарь!

РЫЦАРЬ. Одно мгновенье, моя королева! (Вздымает меч, идет в атаку). Подставляй голову, подлое чудовище!

ЛЮДОЕД. Стой!

РЫЦАРЬ. Ну чего еще?

ЛЮДОЕД(кивает на 1-ую спящую красавицу). А это кто?

РЫЦАРЬ (любуясь мечом). А это Альфред Ингвардович, мой верный меч, чья сталь сейчас обагриться твоей...

ЛЮДОЕД. Я говорю, вот это кто?

РЫЦАРЬ. А, это... Это Зарема, княжна Валашская. Вот этим доблестным мечом, моим верным Альфредом Ингвардовичем, я только что отвоевал ее у одноглазого великана, который...

ЛЮДОЕД. У циклопа, что ли?

РЫЦАРЬ. Три дня и три ночи продолжалась наша битва...

ЛЮДОЕД. Это его кровь?

РЫЦАРЬ. Да! Это его кровью обагрена сталь...

ЛЮДОЕД. Дай-ка сюда...

РЫЦАРЬ. Кого?

ЛЮДОЕД. Альфредыча своего дай на секундочку...

РЫЦАРЬ(подумав). Не имею права.

ЛЮДОЕД. Вот как? А скажи-ка ты мне тогда, добрый молодец...

РЫЦАРЬ(подняв меч, бросается в атаку). Надоело мне с тобой разговаривать!

ЛЮДОЕД (уворачиваясь). Да погоди ты!

РЫЦАРЬ(вновь идет в атаку). Некогда мне ждать! Подставляй голову, аспид!

ЛЮДОЕД (уворачивается). Да я только спросить хочу!

РЫЦАРЬ. Подставляй голову, гад! (Наносит удар).

ЛЮДОЕД (отпрыгивает). Ну, еж твою поперек! Нетерпеливый какой! (Уворачивается от следующего удара). А что это у тебя за спиной?

РЫЦАРЬ. Где?


Оборачивается, Людоед лупит его палицей по затылку, рыцарь валится без чувств.


КСЕНИЯ. Ай!!!

ЛЮДОЕД (хмуро). Вот так. Отдохни покуда. Нетерпеливый, еж твою поперек.


За ноги уволакивает тело рыцаря в клетку, запирает на замок.


КСЕНИЯ. Ты убил его! Изверг! Чудовище! Людоед!

ЛЮДОЕД (кивает). Людоед.


Поднимает меч рыцаря, растирает пальцем засохшую кровь, пробует на язык.


КСЕНИЯ (с ненавистью). Что, сладко?

ЛЮДОЕД (удовлетворенно). Сладко. (Облизывает палец).

КСЕНИЯ. Кровопийца! Душегуб! Не подходи ко мне!!!


Людоед, минуя Ксению, берет на руки 1-ую спящую красавицу, переносит в пещеру и бережно укладывает там так, что снаружи видны только ее подошвы. Возвращается, захватив в пещере ветхую, рваную телогрейку и пару старых растоптанных валенок, складывает все это перед Ксенией.


ЛЮДОЕД. Оденься.

КСЕНИЯ. Не подходи ко мне!!!


Людоед отходит к очагу, садится, заправляет какими-то продуктами кипяток в котелке, помешивает варево.


КСЕНИЯ. Ну что? Хороша пожива? Будет чем полакомиться, да? Радуйся, чудовище!

ЛЮДОЕД. Успею...

КСЕНИЯ. Чего же ждешь?

ЛЮДОЕД. Думаю.

КСЕНИЯ. С кого начать?

ЛЮДОЕД. Нет. Думаю, что такое с рыцарями происходит.

КСЕНИЯ. Скажите пожалуйста! Он еще и про рыцарей думает! Для аппетита, что ли?

ЛЮДОЕД. Не понимаю. Тот вовсе от невесты отказывается, этому одной мало, он за второй драться приехал... Ничего не понимаю... Ну зачем ему две невесты? Солить, что ли?

КСЕНИЯ. Солить невест - это твое занятие.

ЛЮДОЕД. Кстати... (Солит и помешивает варево в котелке). Нет, не понимаю! Ну хорошо, победил ты циклопа, княжну свою освободил, молодец. Так езжай скорее к тестю свадьбу играть! Как ты можешь со своей невестой  за чужими девками по лесу шарашиться?  Не понимаю.

КСЕНИЯ. И не поймешь!

ЛЮДОЕД. А ты знаешь?

КСЕНИЯ. Знаю.

ЛЮДОЕД. Ну объясни.

КСЕНИЯ. Ты - не поймешь.

ЛЮДОЕД. Почему?

КСЕНИЯ. Потому что ты - Людоед! Ты чудовище! Пожиратель младенцев... Ты никогда не сможешь понять, что такое благородство! Что значит жертвовать собой ради слабых! Ради беззащитных! Ради прекрасной дамы!

ЛЮДОЕД. Одной или двух?

КСЕНИЯ. Ради всех, кому нужна помощь и защита! Кто томится в лапах такой, как ты, нечисти! Рыцари - они благородные! Мужественные! Бесстрашные!

ЛЮДОЕД (сочувственно вздыхает). Да-а, девка...

КСЕНИЯ. Я тебе не девка!

ЛЮДОЕД. Это хорошо, что ты не девка, а то у меня от таких речей расстройство желудка происходит. А мне от него только царевны и помогают. В собственном соку. (Встает, сгорбившись и держась за живот). Так что извиняйте, ваше высочество... Отлучиться нам надобно... (Уходит на край поляны, приседает за валуном).

КСЕНИЯ (вслед). Ни пусть! Пусть ты меня сожрешь! И - чтоб ты подавился! - все равно найдется герой, который не поддастся на твои уловки, и отомстит за меня! И за этого храброго юношу! Который изведет и тебя и всю вашу лесную нечисть!

ГОЛОС ЛЮДОЕДА. Да? А как же тогда, ежели нечисти не станет, царевны с королевнами будут замуж выходить?

КСЕНИЯ. Как обычно, за героев!


Опасливо оглядываясь в сторону Людоеда, обувает валенки, надевает фуфайку и потихоньку, бочком прокравшись к противоположному краю поляны, шмыгает в лес.


ГОЛОС ЛЮДОЕДА. А откуда они тогда узнают, герой жених или так - пугало в кольчуге? Над кем жениху без нечисти-то свое мужество-геройство показывать, где подвиг-то совершать? То-то, же негде... А? Чего молчишь?..


Выглядывает из-за валуна, осматривает поляну, хмыкает, снова приседает. Дальше ворчит сам себе.


- Только и останется, что друг с дружкой бутузиться - кто, значит, сильнее, тот и герой... Велика храбрость... (Громко). Эй, твое высочество! Ноженьки бы поберегла!

Заколдованная у меня поляна, слышишь! Заколдованная! Куда не беги, все одно обратно... (Испуганно). Ох, еж твою поперек!..


Одновременно с его возгласом и в той же стороне раздается визг Ксении, хруст веток. Людоед с полуспущенными штанами выкатывается на поляну, резво подскакивает, кричит в лес, вслед удаляющемуся топоту царевны.


- Да ты что, ополоумела! Ты гляди, куда ломишься-то!..


Застегивается, оправляется, садится к очагу, помешивает варево. Персей и Андромеда осторожно подходят поближе, Людоед отгоняет их.


- Пшли, пшли отсюда, и без того забот под тесемочку...


Из лесу с шумом выбегает запыхавшаяся Ксения, визжит, бросается обратно.


- Вот упрямая... (Громко). Слышь, твое высочество! Бестолку пятки топтать! Не вырвешься отсюда, на пять раз все заколдовано, слышишь?.. Бестолку!


Понурая Ксения выходит из леса и садится в сторонке.


- Набегалась? (Пробует ложкой свое варево). Куда собиралась-то? Это ж тебе не батюшкин дворец, это лес дремучий. Тут под каждым кустом - не упырь, так леший. А то и василиск. Один в топь не заманит - другой навеки закаменит. Так и простоишь сто лет статуей у него в горнице.

КСЕНИЯ. Лучше уж сто лет статуей у василиска простоять, чем у тебя в утробе перевариваться!

ЛЮДОЕД (удивленно). Да? Ну это кому как... (Ставит перед ней котелок, протягивает ложку). На-ка вот лучше похлебай, подкрепись. Не царские, конечно, харчи, но...

КСЕНИЯ (отталкивая котелок). Я тебе не свинятина!

ЛЮДОЕД. Чего?!

КСЕНИЯ. Хочешь, чтоб потолще стала, да? Откормить меня собрался, да? Не получится! Нарочно худеть буду! Жри, что дают!

ЛЮДОЕД. Еж твою поперек, как же я с вами намаялся...

КСЕНИЯ. То ли еще будет!


В лесу хрипло и боевито трубит рог.


ЛЮДОЕД (вздыхает). Оно и видно...

ГОЛОС. Эй, трусливый Людоед! Выходи биться за

царевну Ксению!

КСЕНИЯ (пронзительно). Я здесь, я здесь! Помогите!!!

ГОЛОС. Я иду, царевна! Выходи, Людоед! Выходи на смертный бой, на кровавую сечу!

ЛЮДОЕД (вздыхая, берет палицу). Вхожу, выхожу... Это не лес, а придворный бал какой-то! Турнир, еж твою поперек! Так и шастают!

КСЕНИЯ. Они будут ездить, пока не освободят меня из твоих лап! (Визжит). Помогите!!!

ЛЮДОЕД (морщится). Да сейчас помогут, не верещи.  Чем же ты им так приглянулась?

ГОЛОС. Готовься к смерти, подлый Людоед! Я, странствующий рыцарь Елпидифор, младший сын из рода Досифаев, я, освободитель принцессы Гимеллы из когтей лесного упыря, пришел по твою голову!


На поляну выходит 2-ой  с т р а н с т в у ю щ и й   р ы ц а р ь  со 2-ой  с п я щ е й   к р а с а в и ц е й   на плече.


ЛЮДОЕД (Ксении). О! Видала? И этому одной мало. (Рыцарю). Ну, и чего ты хочешь, мил человек?

РЫЦАРЬ (складывая свою красавицу с плеча и обнажая меч). Смерти для тебя, славы для себя и свободы для царевны Ксении!

ЛЮДОЕД. Ишь ты! Гладко. Ну, коли так, давай биться. (Неторопливо приподнимается).

РЫЦАРЬ. Подставляй шею!

ЛЮДОЕД. А что это у тебя за спиной такое?


Рыцарь порывается оглянуться.


КСЕНИЯ. Не оборачивайся!!!

ЛЮДОЕД. Да, погоди.

РЫЦАРЬ. Что такое?

ЛЮДОЕД. У кого, говоришь, свою красавицу отбил?

РЫЦАРЬ. У злобного лесного колдуна-вурдалака!

ЛЮДОЕД. Хиленький такой старикашечка, весь такой сгорбленный, да?

РЫЦАРЬ ь. О да, огромный и свирепый! Его голова возвышалась над верхушками столетних сосен, а смрадное дыхание...

ЛЮДОЕД(перебивает). И родинка еще вот здесь, под правым глазом?

РЫЦАРЬ. Лицо упыря заросло косматой шерстью, тело покрывали коренья, травы, куски земли и глины, а смрадное дыхание...

ЛЮДОЕД. И на левой руке еще двух пальцев не хватает, да?

РЫЦАРЬ. (с достоинством поправляет). На пятой левой руке.

ЛЮДОЕД. На седьмой... Да, это он. Значит, и этот решил поразвлечься...

РЫЦАРЬ. Что?

ЛЮДОЕД. Ничего, биться давай.


Принимают боевые стойки. Ксения подбирает с земли палку и крадется к Людоеду сзади.


РЫЦАРЬ. По честному будем биться?

ЛЮДОЕД. А то как же!

РЫЦАРЬ. Тогда обернись.

ЛЮДОЕД. Ага, щас.

КСЕНИЯ. На!!!


Бьет Людоеда, тот едва успевает отскочить.


ЛЮДОЕД. Ты чего, девка? То есть, твое высочество? Ну-ка, дай сюда... (Отбирает палку). Не царское это дело - дрыном махать...

КСЕНИЯ (рыцарю). Зачем ты его предупредил?!

РЫЦАРЬ. Так я, это... (Чешет в затылке). А! Вот: мне не нужны ворованные победы!

ЛЮДОЕД. Благородный, значит? Что ж, долг платежом красен. Теперь ты оборачивайся.

КСЕНИЯ. Нет!

РЫЦАРЬ. Почему нет?

ЛЮДОЕД. Потому что это опасно.

РЫЦАРЬ. Я не боюсь опасности!


Оборачивается, Людоед бьет его по затылку, рыцарь падает.


ЛЮДОЕД. Обожаю храбрецов.

КСЕНИЯ. Это низко! Бесчестно! Это подлость!

ЛЮДОЕД(усмехается). Ну так я ж не рыцарь...


Уволакивает рыцаря в клетку к коллеге, переносит и укладывает 2-ую спящую красавицу рядом с  1-ой.


КСЕНИЯ. Ты чудовище!

ЛЮДОЕД. Зато не дурак. (Молчит, размышляя). Не дурак... Но ничего не понимаю! И пока не пойму, пока не разберусь во всем, вы у меня все здесь сидеть будете, вот так!

КСЕНИЯ. Открой клетку!

ЛЮДОЕД. Зачем?

КСЕНИЯ. Я должна помочь этим храбрым юношам! Ты же изувечил им головы!

ЛЮДОЕД (открывая замок). Было бы что увечить...


Ксения заходит в клетку, хлопочет над рыцарями.


КСЕНИЯ. Ну и что же ты хочешь понять? Дай воды.

ЛЮДОЕД(подавая воду). А то, например, кто тебя в лес в ночной сорочке отпустил? И этих красавиц, кстати, тоже?

КСЕНИЯ. А что сюда, в бальных нарядах ездить, что ли? Ночью похитили, потому и в сорочках.

ЛЮДОЕД. Так. А как похитили, значит, не помнишь?

КСЕНИЯ. Нет, конечно. Помню, спать в опочивальне легла, а очнулась уже в лесу. У тебя лекарства есть какие-нибудь? Мази?

ЛЮДОЕД. Нету. Скарлатуха придет, помажет. А дальше что?

КСЕНИЯ. Очнулась, вижу - гора, пещера, возле пещеры туша огромная валяется, драконья, а у деревьев вокруг верхушки горят, а рядом, рядом какой-то рыцарь незнакомый...

ЛЮДОЕД. Незнакомый?

КСЕНИЯ. Незнакомый, весь израненный, одежда на нем дымится, и оруженосец у него тоже весь израненный. Я пить попросила, они меня напоили... А потом снова ничего не помню.

ЛЮДОЕД. У тебя жених есть?

КСЕНИЯ. Конечно.

ЛЮДОЕД. И где он?

КСЕНИЯ. За тридевять земель.

ЛЮДОЕД. Ага?

КСЕНИЯ. Он честный и благородный человек.

ЛЮДОЕД. Нет, не понимаю. Жених за тридевять земель...

КСЕНИЯ(перебивает). Дай чистых тряпок.

ЛЮДОЕД. Откуда у меня? Вон, в сумках посмотри, может, там есть... Кстати, зачем его туда понесло?

КСЕНИЯ (вытряхивая содержимое оставленных Елизаром и Харитоном сумок). С маврами воевать.

ЛЮДОЕД. Вот так. Жених за тридевять земель с маврами воюет, а дома за его невесту головы дракону рубит посторонний дядя. Так?

КСЕНИЯ. Ну и что здесь такого? Это другой честный и благородный человек, незнакомый.

ЛЮДОЕД. Благородный? А ты знаешь, как ты у меня оказалась?

КСЕНИЯ (отрываясь от врачевания). Да, действительно... Как я здесь оказалась? Что случилось с тем рыцарем?


Людоед многозначительно цыкает, ковыряется в зубах и сплевывает.


- Ты что, его?..

ЛЮДОЕД (его взгляд привлекают вытряхнутые из сумок вещи). А это что такое?


Бросается к куче, достает из нее сложный предмет: три больших, каждое размером с блюдо, увеличительных стекла, последовательно соединенных цепью.


КСЕНИЯ. Что случилось с тем рыцарем?!

ЛЮДОЕД. Откуда оно здесь?!

КСЕНИЯ. Не заговаривай мне зубы! Где рыцарь, который победил дракона?

ЛЮДОЕД. Это пенсне Нафанаила!

КСЕНИЯ. Кто такой Нафанаил?

ЛЮДОЕД. Это тот дракон, у которого отбил тебя рыцарь!

КСЕНИЯ. Ну и что?

ЛЮДОЕД. А это его пенсне!

КСЕНИЯ. Пенсне? Зачем дракону пенсне?

ЛЮДОЕД. Затем, что без пенсне он ничего не видит! Зрение у него плохое, понимаешь? Близорукий он!

КСЕНИЯ. Ну и что?

ЛЮДОЕД. Как он без него сейчас?

КСЕНИЯ. Кто?

ЛЮДОЕД. Нафанаил!

КСЕНИЯ. Которого убил рыцарь?

ЛЮДОЕД. Да! Он же ничего не видит!

КСЕНИЯ. А ты думаешь, пенсне ему поможет?


Людоед срывается с места и в волнении кружит по поляне, явно собираясь уходить.


- Ты что?

ЛЮДОЕД. Схожу к Нафанаилу. Что-то неладное случилось. Сам все посмотрю. А ты сиди тихо, ничего не бойся. Если придет оборотень, скажи ему... Ах, еж твою поперек!..


Ксения слушает его, стоя на пороге клетки. Людоед толкает ее внутрь и запирает замок.


КСЕНИЯ. Ты что?!

ЛЮДОЕД. Извини, так лучше. Не понимает оборотень по-человечески. Если придет и буянить станет, ты ему... В общем, дай ему понять, что я скоро приду.


Захватив нафанаиловское пенсне, убегает в лес. Ксения пробует клетку и замок на прочность, заканчивает перевязку рыцарей, садится в уголок, тихонько всхлипывает, засыпает.


II ДЕЙСТВИЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ


Бесчувственные рыцари валяются в клетке, Ксения дремлет рядом, красавицы спят в пещере. На авансцену выходят Персей и Андромеда.


АНДРОМЕДА. Пан Персей, не многовато ли принцесс для двух искалеченных непарнокопытных? Скоро нам с вами придется открывать приют для спящих красавиц! Где же освободитель?

ПЕРСЕЙ. Ах, пани Андромеда, надо терпеть. Терпеть, ждать и надеяться.

АНДРОМЕДА. Но, может быть, следует сделать что-нибудь сейчас? Самим?

ПЕРСЕЙ. С огромным удовольствием, дорогая пани. Но что нам под силу? Нам, двум искалеченным парнокопытным?

АНДРОМЕДА. Ах, я не знаю, пан Персей. Давайте расшатаем клетку, или собьем копытами замок, или попробуем вырыть лаз... Сделаем хоть что-нибудь!

ПЕРСЕЙ. Давайте укроем этих девочек, чтобы они не простудились.

АНДРОМЕДА. Давайте. (Поправляют на красавицах плащи, в которые те укутаны). А если все-таки сбить замок?

ПЕРСЕЙ. Все равно мы не сможем вывезти этих бедняжек отсюда, милая пани. Ведь мы изранены, а поляна заколдована. Хуже того, мы можем им даже навредить опрометчивыми поступками. Вернется Людоед, увидит взломанную клетку, разъярится...

АНДРОМЕДА. Но что же делать, пан Персей?

ПЕРСЕЙ. Не волнуйтесь, все будет хорошо. Все обязательно будет хорошо, милая пани Андромеда. Никогда не было так, чтобы все было плохо. Вспомните, пани, Ланселота, короля Артура, наших с вами тезок, наконец. Сколько бесстрашных героев пытались справиться с Медузой Горгоной и тем ужасным чудовищем, которому принесли в жертву прекрасную Андромеду, и вес они погибали, а потом пришел Персей, и все стало хорошо. Надо просто запастись терпением, милая пани. Терпением, надеждой и верой в людей. Люди хорошие, пани Андромеда. Среди них обязательно отыщется герой, который спасет этих девушек и... И, кажется, я придумал.

АНДРОМЕДА. Что?

ПЕРСЕЙ. Давайте будем ржать, пани Андромеда! Изо всех сил! Если мимо будет проезжать герой, то его конь или кобыла отзовется на наше ржание, и он прискачет сюда!

АНДРОМЕДА. Какая у вас светлая голова, пан Персей!

ПЕРСЕЙ. Ах, вы мне льстите, пани Андромеда...

АНДРОМЕДА. Ничуть, пан Персей! Я действительно впервые встречаюсь со столь умным и находчивым... (Запинается). Давайте ржать, пан Персей!

ПЕРСЕЙ. Три-четыре!


Истошно ржут. Ксения испуганно вскакивает, шикает на лошадей, те конфузятся, умолкают, отходят в сторону. Рыцари начинают подавать признаки жизни.


КСЕНИЯ.  Как вы себя чувствуете?

ПЕРВЫЙ СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ. А?..

КСЕНИЯ. Вам лучше? Голова болит?

ПЕРВЫЙ. Кого? Ты кто?

КСЕНИЯ. Я царевна Ксения.

ВТОРОЙ СТРАНСТВУЮЩИЙ РЫЦАРЬ. А я кто?

ПЕРВЫЙ (Второму). Кто?

ВТОРОЙ. Где я?

ПЕРВЫЙ. Где он?

КСЕНИЯ. В плену у Людоеда.

ВТОРОЙ. Я? В плену?

КСЕНИЯ. Увы...

ПЕРВЫЙ. А я?

КСЕНИЯ. Мои храбрые рыцари, мы все в плену у Людоеда.

ПЕРВЫЙ. И я?

КСЕНИЯ. Не надо вставать, прилягте.

ПЕРВЫЙ. А где он?

КСЕНИЯ. Не вставайте, я сменю вам компресс.

ПЕРВЫЙ (тревожно). Где он?

ВТОРОЙ. Я в плену...

ПЕРВЫЙ. Где Альфред Ингвардович?

КСЕНИЯ. Это ваш меч?

ПЕРВЫЙ. Да! Где он?

КСЕНИЯ. Он тоже в плену.

ПЕРВЫЙ. Альфред Ингвардович?!

ВТОРОЙ (сокрушенно). Все, все в плену...


На краю поляны раздается негромкий шум.


ГОЛОС ХАРИТОНА (осторожно). Ваше высочество!.. Царевна Ксения!..

КСЕНИЯ. Я здесь. Кто меня зовет?


Из лесу с опаской выковыливает Харитон. Он забинтован пуще прежнего, опирается уже на два костыля. Кряхтя и постанывая, приближается к клетке.


КСЕНИЯ. Кто ты?

ХАРИТОН. Вы меня не помните, ваше высочество?

КСЕНИЯ. Да, кажется, я где-то видела тебя...

ПЕРВЫЙ. (сквозь решетку дергает Харитона за штанину). Слышь, посмотри там...

ХАРИТОН. (деликатно высвобождаясь). Я Харитон, ваше высочество, оруженосец доблестного витязя Елизара, того самого, что освободил вас давеча из когтей дракона...

КСЕНИЯ. Да-да, я припоминаю твое лицо... Харитон, ты сможешь открыть замок?

ПЕРВЫЙ. Слышь, вон там, а...

ХАРИТОН. Попробую... (Возится с замком). Вы были совсем без чувств, ваше высочество, и мы с моим господином так и не сумели привести вас в себя...

КСЕНИЯ. Он жив?

ХАРИТОН. Он жив, но очень изранен... Он рвется к вам на помощь, но чудовищные увечья не позволяют ему даже приподняться с ложа... Он прислал к вам меня...

КСЕНИЯ. Что с ним случилось? Он в безопасности?

ХАРИТОН. Разве в этом лесу кто-нибудь может быть в безопасности? Он совсем рядом, в пещере на той стороне горы, в пределах колдовского круга... Сразу после победы над драконом, когда мы везли вас, ваше высочество, в замок вашего папеньки, на нас напал огромный и свирепый оборотень. Это случилось вон там, в распадке... Будь мой господин не так изранен в схватке с драконом, он без труда справился бы и с оборотнем, но из-за усталости и увечий победа далась нам дорогой ценой... Прежде, чем голова оборотня покатилась по траве, видите, что он успел сделать со мной? А господин Елизар пострадал втрое, вчетверо сильнее... Но самое страшное, ваше высочество, что во время битвы к нам в тыл прокрался коварный Людоед и похитил вас... (Оставляет замок). Ничего не получается... (Не очень старательно пробует клетку на прочность).

КСЕНИЯ. Как же ты мог его оставить? Ведь он там совсем один, израненный, беззащитный...

ХАРИТОН. Я ухаживаю за ним, ваше высочество, но он только и делает, что твердит о вас, даже в бреду... Я должен спасти царевну Ксению, бормочет он, должен, должен, должен... (Отходит от клетки). Слишком крепкая.

ПЕРВЫЙ. Слышь, посмотри там... Меч... Альфред Ингвардович... Где он...

КСЕНИЯ. Пусть он не думает обо мне! Забери этих девушек (показывает на спящих красавиц), и уходите отсюда! Вы сможете спастись!

ХАРИТОН. Ваше высочество, мне с моими ранами не под силу унести их отсюда, и лошади тоже искалечены... Но даже если бы я смог взять их с собой или открыть клетку, мы бы все равно не смогли вырваться из колдовского круга...

КСЕНИЯ. Что же делать...

ВТОРОЙ. Нужна ложка.

КСЕНИЯ. Зачем?

ВТОРОЙ. Рыть подкоп. В заточении всегда роют подкоп.

ПЕРВЫЙ. В заточении нужна веревочная лестница.

ХАРИТОН. У меня есть кое-что получше.

ПЕРВЫЙ. Хлеб с напильником?

ХАРИТОН. Нет. (Роется за пазухой).

ВТОРОЙ. А без напильника?

ХАРИТОН. Вот. (Извлекает небольшую бутыль). Сонное зелье. Надо подмешать его в пищу Людоеда, он заснет, и тогда я прирежу его. А когда он умрет, колдовские чары этой поляны наверняка развеются, и мы все будем спасены...

КСЕНИЯ  (берет бутыль). В пищу Людоеда?

ВТОРОЙ. Где же мы ее возьмем?

КСЕНИЯ. Видите ли, мои храбрые рыцари, дело в том, что пища Людоеда - это мы с вами...

ХАРИТОН. Увы... Я бы с удовольствием предложил себя на эту роль, но тогда злодей заподозрит неладное... Поэтому вам, господа храбрые и благородные рыцари, нужно скорее решать, кто пожертвует собой ради царевны. И ваших принцесс, кстати, тоже.

РЫЦАРИ (после короткой паузы, хором, с воодушевлением). Пожертвует собой?!

КСЕНИЯ. Но ведь это...

ХАРИТОН. Иного выхода нет, ваше высочество... А сейчас мне пора, Людоед может нагрянуть в любую минуту. Помните, ваше высочество, я рядом. Я наблюдаю за этой поляной вон оттуда, с горы...

КСЕНИЯ. Да, но...

ХАРИТОН. Я ухожу, но я не прощаюсь, ваше высочество...


Скрывается в лесу.


ВТОРОЙ. То есть, чтобы пожертвовать собой, нужно подмешать зелье в себя?

КСЕНИЯ. Выходит, так...

ПЕРВЫЙ. Каждый в себя?

КСЕНИЯ. Я не знаю... Наверное, нет... Ведь он не станет есть всех одновременно...

ПЕРВЫЙ. Да! Он должен начать с кого-то одного...

КСЕНИЯ. Или с одной...

ВТОРОЙ. А как узнать, с кого именно?

ПЕРВЫЙ. Я знаю! Если он начнет с одной, то это будет царевна Ксения, а если с одного, то это будет кто-то из нас!

КСЕНИЯ. Мои храбрые рыцари! Я думаю, что зелье нужно подмешать в меня!

ПЕРВЫЙ. Нет, в меня!

ВТОРОЙ. Только в меня!

КСЕНИЯ. Но, благородные рыцари, мое тело гораздо нежнее и питательнее ваших жестких, мускулистых, истощенных в походах тел! Людоед наверняка пожелает начать трапезу с меня!

ПЕРВЫЙ. А вот и нет! Нежное мясо царевны он обязательно оставит на десерт, а из моего худого и жилистого тела получится замечательный бульон на первое! Выходит, зелье нужно подмешивать в меня!

ВТОРОЙ. Из меня бульон получится ничуть не хуже! Даже лучше, наваристей!

ПЕРВЫЙ. Вот именно! Ты толще меня!

ВТОРОЙ. И жирнее!

ПЕРВЫЙ. Нужно совершенно не разбираться в кулинарии, чтобы варить из тебя бульон! Любой повар тебе скажет, что на бульон следует пускать меня, а твои жирные телеса годятся только на котлеты!

ВТОРОЙ. А с чего ты взял, что Людоед вообще собирается варить бульон? А может, он привык начинать обед со второго? Давайте мне зелье!

ПЕРВЫЙ. Да где это видано, чтобы обед начинался со второго?!

ВТОРОЙ. Смотря с какого второго! Если с манной кашки, то конечно! А если с котлет? С жирных, прожаренных, шипящих котлет? Смотри: отрезаешь ногу, отделяешь штанину, сапог, портянку, прокручиваешь через мясорубку, в фарш добавляешь лучку...

ПЕРВЫЙ. Перчику обязательно...

ВТОРОЙ. Перчику, хлебушка с молоком, лепишь из фарша котлетки...

ПЕРВЫЙ (мечтательно). Обваливаешь их в муке...

ВТОРОЙ. И на сковородочку...

ПЕРВЫЙ. А они шкворчат...

ВТОРОЙ. Жиром брызгаются...

ПЕРВЫЙ. Подрумяниваются с одной стороны...

ВТОРОЙ. С другой...


Оба тяжело вздыхают.


ГОЛОС СКАРЛАТУХИ (из лесу). Сосед, а сосед!

КСЕНИЯ. Это ведьма! Ведьма идет!


Ксения подносит бутыль к губам, но Первый рыцарь выхватывает ее и сам присасывается к горлышку. Второй бросается отнимать, они борются и Второму тоже удается хлебнуть зелья. На поляну выбегает Скарлатуха.


СКАРЛАТУХА. Сосед, а сосед! А девочка-то наша, Паутиночка-то... (Замечает Ксению, недоуменно). Ахти, милая! Ты еще здесь?! А суженый твой где? Защитничек-выручатель, что давеча приезжал? Неужто бьются еще?

КСЕНИЯ (с ненавистью). Да уж как же, бьются...

СКАРЛАТУХА. А я-то, дура старая, бегу-тороплюсь, думала, вас уж и след простыл... Думала, сшиблись, супостатики, да и полетела с плеч долой башка злыдня-людоедища! Думала, валяется он здесь в грязи, воронью да червякам на радость, а тут новость такая! Кого хошь из могилы поднимет! Младенчик-то наш, Паутиночка, девочка наша сладенькая...

КСЕНИЯ (с ужасом и омерзением). Сладенькая?!.

СКАРЛАТУХА. Сладенькая, просто сил нет какая сладенькая! Ручоночьки махонькие-махонькие, а щечки - во! И попка махонькая, пухленькая, и ножки пухленькие...

ПЕРВЫЙ (сонно). Ножки лучше варить отдельно...

ВТОРОЙ (сквозь сон). С морковью и свеклой...

СКАРЛАТУХА (изумленно). Это кто там у тебя? (Заглядывает за спину Ксении, ахает). Касатики! Вы как здесь? Почему? (Замечает спящих красавиц). А это... Еще две!!! Ой, что творится, что делается! Ой, сосед, что же ты задумал, голова лохматая, горе луковое...


На поляну выходит угрюмый Людоед. Скарлатуха бросается к нему.


- Сосед! Ты чего же творишь, ирод болотный?

ЛЮДОЕД. Тихо, старая, не галди.

СКАРЛАТУХА. Да как мне...

ЛЮДОЕД (перебивает). Уймись, говорю. Сядь.


Достает кувшин с бражкой, садится к очагу, Скарлатуха присаживается рядом.


СКАРЛАТУХА. Я к нему со всех ног мчусь, думаю, навоевался, лежит здесь, по головушке скучает, новость ему несу... Прибегаю, а здесь!.. Касатиков в клетку упек, красавицы...

ЛЮДОЕД. Какую новость?

СКАРЛАТУХА. А?

ЛЮДОЕД. Новость, говоришь, несла. Какую?

СКАРЛАТУХА. А такую, что Паутиночка, девочка наша сладенькая, вовсе и не Паутиночка даже, а...


В лесу трубит рог.


ГОЛОС. Эй, проклятый Людоед! Выходи биться за царевну Ксению!

ЛЮДОЕД (яростно). Ну я им сейчас, еж твою поперек!!!


Схватив палицу, ныряет в чащу.


ГОЛОС. Выходи, чудовище! Я - странствующий рыцарь Кастрихий, младший сын из рода Януариев, я, бесстрашный победитель злой колдуньи...


Звук удара. Голос, екнув, обрывается.


СКАРЛАТУХА. Ой, что творится, что делается!..


Людоед возвращается на поляну, в одной руке неся младенца, другой волоча бесчувственного 3-его  с т р а н с т в у ю щ е г о  р ы ц а р я.


ЛЮДОЕД. Держи свою Паутиночку.


Отдает младенца Скарлатухе, тащит рыцаря к клетке, отпирает замок.


СКАРЛАТУХА. Да не Паутиночка она, злыдень ты полуношный! Варварочкой на самом деле нашу Паутиночку зовут, и не просто Варварочкой, а Варварой ажно Девятой! Королевой оказалась Паутиночка, самой что ни на есть августейшей царствующей особой!

ЛЮДОЕД (Ксении). Выходи.


Ксения выходит из клетки, успев перед тем незаметно сунуть бутылек с зельем себе в голенище валенка. Людоед бросает Третьего рыцаря к спящим коллегам, запирает замок.


СКАРЛАТУХА. И приезжал за ней, как положено, храбрец-молодец...

ЛЮДОЕД. (кивает на Третьего рыцаря). Этот?

СКАРЛАТУХА. Этот, этот! Очень милый, между прочим, юноша. Заглянул ко мне в дупло - отдавай, говорит, ведьма, королеву мою ненаглядную, а не то не сносить, говорит, тебе головы! Безобразной, говорит, головы, ага. А я что? Я и не снесла. Полетала над ним, помелом помахала для порядка, и не снесла. А он взял свою королеву, пеленочки ей сменил, и повез Опекунскому совету предъявлять. На предмет значит, своего геройства и Варварочкиного с ним обручения. Все как положено! А теперь что же? Опять все сызнова? Стара я по два раза на дню шеи-то под железяки подставлять!


В течение разговора Ксения тщетно порывается подлить зелье в кувшин с брагой.


ЛЮДОЕД. (разлив брагу по кружкам). Нафанаила убили. (Выпивает).

СКАРЛАТУХА (возмущенно). Нет, ты глянь! Затеял здесь еж знает что, меня, почтенную женщину туда же втянул, а сам бражку сосет, зубы об сплетни почесывает! Нафанаила убили, вишь ты! Чего ж теперь, всякий раз, как дракона кокнуть, женихов в клетки сажать? И невест, это, - коллекционировать?


Ксения незаметно выливает всю бутылку зелья в свою кружку.


ЛЮДОЕД. Это не всякий раз, бабка. Это в последний. Вот.


Вынимает из-за пазухи нечто вроде погнутой, полурасплющенной и обгоревшей флейты, бросает к ногам Скарлатухи.


СКАРЛАТУХА (ахает). Дудочка Василиска! (Машинально выпивает свою кружку).

ЛЮДОЕД. Да, дудочка Василиска! Кончился Нафанаил, намертво его убили, окончательно, насовсем! Весь дохлый лежит с головами своими по соседству!

СКАРЛАТУХА (после паузы, тихо). Что же ты о нем так неуважительно: дохлый... Все-таки столько лет бок о бок прожили...

ЛЮДОЕД. (хмуро). Да я так... Не со зла...

СКАРЛАТУХА. Большой души было... Существо...

ЛЮДОЕД. А какого ума...

СКАРЛАТУХА. Умов.

ЛЮДОЕД. Умов.

СКАРЛАТУХА. Кто же его так?

ЛЮДОЕД (покосившись на Ксению). Разберемся. А пока давай-ка помянем Нафанаила нашего... (Тянется к кувшину).

КСЕНИЯ. Не буду я пить за вашего Нафанаила! (Выливает содержимое своей кружки в кувшин). Сами свою нечисть поминайте!

СКАРЛАТУХА. (тихо). Нельзя так, девонька... Нехорошо, не по-человечески...

ЛЮДОЕД. Да откуда ей понимать... (Наливает себе и Скарлатухе).

СКАРЛАТУХА. Сколько Нафанаил добра вашей сестре сделал, сколько свадеб устроил, царств-государств помог основать... А ты даже помянуть старика отказываешься...

ЛЮДОЕД. Не может она этого знать. (Поднимает кружку). Давай, Скарлатуха, - за Нафанаила!


Выпивают.


КСЕНИЯ. Чего знать? Чего понимать? Что вы мне голову морочите? С самого же начала знали, что дракон мертвый! Сейчас только дошло, да? Для кого кривляетесь? Для меня, чтобы поиздеваться перед смертью, да? Виноватой хотите сделать, чтобы жрать потом не совестно было, да?

ЛЮДОЕД. Мне покушать совесть никогда не мешала.

КСЕНИЯ. Ничего-ничего, издевайтесь, недолго осталось! Не только дракона, всех вас поизведут, всем головы поотрубают!

СКАРЛАТУХА (вздохнув). Детонька, мне ее сегодня уже отрубали. А ему (кивает на Людоеда) аж три раза должны были отрубить...

ЛЮДОЕД. (встает, приносит мечи рыцарей, протягивает их Ксении). И циклопу отрубили, и упырю. Вот она их кровь, попробуй.

КСЕНИЯ. Сам пробуй!

ЛЮДОЕД. (садится, наливает по новой). Покажи ей, Скарлатуха.

СКАРЛАТУХА. Чего?

ЛЮДОЕД. Как тебе сегодня голову отрубили.

СКАРЛАТУХА. Да ну тебя, сосед! Она же девица! Ей же замуж выходить!

ЛЮДОЕД. Покажи, покажи.

СКАРЛАТУХА. Эх, да что с вами будешь делать... На, держи.


Отдает Людоеду младенца, встает, горбится, кружится по поляне, изображая нечто вроде боя с тенью, неожиданно падает. Ее голова отделяется от туловища, катится по поляне. Ксения кричит. Людоед поднимает голову Скарлатухи и подносит к лицу царевны.


ЛЮДОЕД. Открой глаза! Смотри! Смотри, не бойся!


Ксения приоткрывает глаза. Скарлатуха встает, высовывает из воротника настоящую голову, забирает у Людоеда младенца. Ошеломленная Ксения рассматривает бутафорскую голову в руках Людоеда. Из шеи течет алая жидкость.


ЛЮДОЕД. Видишь - кровь! На, попробуй!


Ксения осторожно пробует пальчиком "кровь" на вкус.


КСЕНИЯ (растерянно). Сладкая...

ЛЮДОЕД (протягивает ей мечи). Пробуй эту!

КСЕНИЯ (мазнув пальчиком по клинку, пробует на вкус). Тоже сладкая...

ЛЮДОЕД. Сироп!

СКАРЛАТУХА. Клюквенный. Сама варила.

ЛЮДОЕД. Теперь понимаешь?

КСЕНИЯ (жалобно). Нет...

ЛЮДОЕД. В лесу нечисть по-настоящему никто никогда не убивал!

КСЕНИЯ. Как это?

ЛЮДОЕД. (потрясает бутафорской головой). Вот так! Испокон веков вот так с вашими женихами в поддавки играем!

СКАРЛАТУХА. Ну, не только так... Это мы с соседом фальшивые головы им подсовываем, да циклоп еще, а вот леший, тот, например, сдувается. Приедет к нему герой за невестой, пхнет его копьецом в брюхо, леший - фьюить! - и сдувается, будто помер. А как победитель девушку заберет, леший вздохнет поглубже, и опять скачет-подпрыгивает. Оборотень пнем оборачивается, василиск окаменевает, кикиморы взрываются понарошку - все по-разному... Главное, чтобы убедительно было. Чтобы победитель не сомневался, что он и вправду победитель.

КСЕНИЯ. Но как же так? А подвиги? Ведь я же сама читала - про короля Артура, про Ланселота, про дракона...

СКАРЛАТУХА. А кто те книжки писал? Сам Ланселот поди и писал. Либо со слов его... Милая! Что дракон! Ты на него посмотри! (Показывает на Людоеда). Ежели героя ждать, который его по-настоящему завалит, принцессы по сто лет в девках сидеть будут! А то дракон! Семьсот пудов, да о трех головах, да о шестнадцати когтях, да хвостишша вот такенный! Огнедышащий, ко всему прочему. Что у Ланселота твоего супротив него может быть? Палочка востренькая да шапочка жестяная, из под которой головенка полуглупенькая глазками лупает.

КСЕНИЯ. Почему полуглупенькая?

СКАРЛАТУХА. Потому что до встречи с драконом у него под шлемом ничего окромя храбрости нету. А как на него семьсот пудов с тремя головами вылезут, так там враз место для мыслишки освобождается. Для одной покуда, правда, зато выстраданной, самостоятельной. А мыслишка это такая: как бы мне, храброму рыцарю, если ноги перестанут отниматься, побыстрей унести их отседова, чтобы штаны постирать?

КСЕНИЯ. Я не верю! Вы клевещите на рыцарей! Они все равно герои!

СКАРЛАТУХА. Девонька моя, да разве в том храбрость геройство, чтобы какому оборотню или упырю думалку оттяпать? Это не геройство, это браконьерство одно. Нет, геройство в том, чтобы за своей любовью  в лес этот жуткий сунутся, да вот его клыков или свиста василискова не испугаться, да перед драконом не спасовать, не забыть про суженую-возлюбленную свою. Вот что главное! А кабы по-настоящему дрались, тогда ведь ни женихов, ни нечисти не напасешься...

ЛЮДОЕД. Выпьем, Скарлатуха.


Выпивают.


СКАРЛАТУХА. Тыщу лет ведь так заведено, только все в секрете хранится. Как сладится у какой принцессы-царевны любовь с рыцарем, то да се, вздохи-поцелуи, дело к свадьбе идет. Если родители не против, они тогда и сговариваются с кем-нибудь из наших, из нечисти, и подбрасывают ему дочурку, будто тот ее похитил. Саму девку, конечно, перед тем сонным зельем напоят, чтобы страху не натерпелась - не ее ведь храбрость испытывают, а жениха ейного, да. А сами родители тотчас в крик-слезы - похитили, дескать, принцессу, кто найдет, тому руку, сердце и пол-царства в придачу - ну, чтобы все как у людей. А бывает, что принцесса просто в девках засиделась, некрасивая, например, или приданое маленькое, тогда ее безо всякого сговора в лес привозят да бросают - кто первый освободил, тот и женись. Если же она богатая да красивая, тут охотников десятка два-три находится. Как быть? Освободит кто не тот, ей же за нелюбимого идти придется? Тогда родители намекают как-нибудь нашему брату, как настоящего жениха отличить. С таким надо посражаться для видимости, а потом как бы и погибнуть, да. А остальных охотников, наоборот, поприбить немножко требуется - так, больно, но не унизительно, чтобы на следующий раз духу хватило...

КСЕНИЯ. Но ведь вы говорите, что дракона по-настоящему убили?

СКАРЛАТУХА (протягивает Ксении младенца). Подержи-ка, деточка... Что-то меня повело с этой браги... Прилягу я... (Ложится).

ЛЮДОЕД. Колдовством его убили... (Кивает на искореженную флейту).

КСЕНИЯ. Что это?

ЛЮДОЕД. Старая эта штуковина. "Дудочка Василиска" называется... (Его покачивает). Еж твою поперек, и меня повело... (Ложится).

СКАРЛАТУХА (сонно). Магическая дудочка. Имеет она такое свойство - нечисть завораживать... До полного окаменения... (Засыпает).

ЛЮДОЕД. Вернее, имела... (Зевает). Но, видать, Нафанаил сумел ее перед смертью испортить... (Засыпает).


Ксения с младенцем на руках в растерянности стоит среди спящих. Глядит на верхушку горы, демонстративно пьет из бутыли с зельем, уходит ко входу в пещеру и вместе с младенцем ложится там рядом со спящими красавицами.


КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ


Все спят. Странствующие рыцари в клетке, Людоед и Скарлатуха возле очага, Ксения, младенец и обе красавицы у входа в пещеру. На поляну выходят Персей и Андромеда.


АНДРОМЕДА. Пан Персей, вы внимательно слушали? Вы верите всему этому?

ПЕРСЕЙ. Право слово, не знаю, пани Андромеда. Как-то все это очень непривычно...

АНДРОМЕДА а. И непонятно. Когда мы с вами везли этих девушек и эту малютку сюда, я искренне полагала, что мы едем устраивать их судьбу. А сейчас...

ПЕРСЕЙ. Но ведь и сейчас ничего не изменилось, дорогая пани. Девушкам никак нельзя здесь оставаться! Поэтому скоро придет освободитель, девушек спасут, и все будет хорошо, как мы и надеялись.

АНДРОМЕДА. Вы думаете?

ПЕРСЕЙ. Я уверен, любезная пани! Все обязательно будет хорошо, иначе просто не бывает.

АНДРОМЕДА. Но кому верить, пан Персей? Кто говорит правду?

ПЕРСЕЙ. Людям, милейшая пани Андромеда! Мы должны верить людям, потому что это наш долг. Мы рождены, чтобы служить людям, впрягаться в хомут или узду и тащить их куда следует. Потому что люди хорошие, пани Андромеда, люди не могут быть плохими.

АНДРОМЕДА. А плетка, пан Персей? А шпоры?

ПЕРСЕЙ. Плетка плохая, шпоры плохие. А люди хорошие.

АНДРОМЕДА. Ах, пан Персей, какой вы добрый и мудрый...

ПЕРСЕЙ. Чу! Слышите? Они идут! Они идут, пани Андромеда!


Из лесу крадучись выходят Елизар и Харитон. Елизар держит наготове арбалет, Харитон прихрамывает, но обходится без костылей, и забинтованы обе не более, чем в первой картине. С опаскою подбираются к Людоеду и Скарлатухе. Разговаривают шепотом.


ХАРИТОН (трогает Людоеда за плечо). Эй... Э-эй... (Трясет). Эй!

ЕЛИЗАР. Готов.

ХАРИТОН. Ведьму посмотри.

ЕЛИЗАР. Спит.

ХАРИТОН. Взяли.


Оттаскивают Людоеда к ближайшему дереву и привязывают кстволу.


ХАРИТОН (затягивая узлы). Попался, чудище...

ЕЛИЗАР. Попался... Ноги, ноги крепче вяжи!

ХАРИТОН. Куда крепче... Затягивай!

ЕЛИЗАР (пробуя веревку на прочность). Выдержит?

ХАРИТОН. Должна. Ведьму давай.


Относят и привязывают Скарлатуху к другому дереву.


ЕЛИЗАР. Рот бы ей заткнуть.

ХАРИТОН. Зачем?

ЕЛИЗАР. Чтобы колдовать не могла.

ХАРИТОН. Во сне?

ЕЛИЗАР. А кто знает, что ей снится? Вдруг жабы какие-нибудь? Или утюги?

ХАРИТОН. Какие утюги?

ЕЛИЗАР. Да мне последнее время все утюги снятся. Утюги да утюги...

ХАРИТОН. При чем тут утюги?!

ЕЛИЗАР. Ага, если даже я во сне утюги вижу, представь, какие тогда у ведьмы сны? А кошмары? Возьмет, ляпнет во сне заклинание, и все! И будем всю жизнь по лесу бегать - два утюга на восьми ножках!

ХАРИТОН. Тьфу, типун тебе на язык! Тащи тряпку.


Пока Елизар разыскивает тряпку, Харитон отходит к спящим красавицам, пересчитывает их, облегченно вздыхает.


- Все...

ЕЛИЗАР (засунув Скарлатухе кляп). Вот, теперь не поколдуешь...

ХАРИТОН (с возрастающим ликованием). Все! Все как надо получилось! Все сошлось! А, господин витязь?! Вот они, невестушки, одна к одной, сопят-посапывают, батюшкины замки во снах видят. Одна! Вторая! Третья! Четвертая!

ЕЛИЗАР. Все здесь...

ХАРИТОН. Все здесь, все у меня!!! (Подбегает к Людоеду). И ты у меня, страшилище! (Подбирает палку, тычет в Людоеда). У-у, чудище! У-у, людоедище! (Передразнивает). С любым богатырем справлюсь! С целым войском! (Стучит себя по лбу). Ты вот с этой головой справься, чучело трухлявое! С мозгами вот этими! (Отшвыривает палку, снова подбегает к спящим красавицам). Одна! Вторая! Третья, у-тю-тю, моя масенькая! Четвертая, Ксюшенька, лапонька! Принцессушки вы мои сладенькие, невестушки-красавицы!..


Елизар, подобравший брошенную Харитоном палку и тоже тыкавшей ей в спящего связанного Людоеда, оглядывается.


ЕЛИЗАР (вполголоса). Харитон...

ХАРИТОН. Что?


Елизар еще раз тычет в Людоеда, тот мотает головой, чихает.


ЕЛИЗАР. Кажется, он того... Просыпается...


Харитон идет к Елизару, по дороге запинается о бутафорскую голову Скарлатухи, поднимает ее, хмыкает.


ХАРИТОН. Придумают же... (Отбрасывает голову, подходит к Елизару и Людоеду). Просыпается, говоришь?

ЕЛИЗАР. Ага, очухивается. Даже зелье его не берет.


Харитон берет у него палку, тычет в Людоеда. Тот поднимает голову, открывает глаза. Харитон и Елизар резво отпрыгивают. Людоед протяжно зевает.


ЛЮДОЕД. Ну? Чего не здороваетесь, гости дорогие? Вроде давненько расстались?

ХАРИТОН. Здорово-здорово... Хозяин...

ЛЮДОЕД. Здоровей видали, да и тех едали.

ХАРИТОН. Хороша говядинка, да не про того дяденьку.

ЕЛИЗАР. Во-во! И это, - на чужой каравай рот не разевай!

ЛЮДОЕД. Грамотные, значит? Ладно. Говорите, зачем пожаловали? Неужто забыли чего?

ЕЛИЗАР. Ха, он так ничего и не понял!

ХАРИТОН. Все он понял.

ЛЮДОЕД. Ну, все, не все, а кое что уяснил. Поздновато, правда...

ХАРИТОН. Поздновато. Дракон-то подогадливей тебя оказался.

ЛЮДОЕД. Одна голова хорошо, а три лучше.

ХАРИТОН. Это смотря какая одна.

ЕЛИЗАР. Вот именно!

ХАРИТОН. Моя вот одна все еще на плечах, а драконовские три - вороны клюют.

ЛЮДОЕД. Дудочку василисковскую он, однако, вам испортил.

ХАРИТОН. Испортил.

ЕЛИЗАР. Жалко дудочку! С таким трудом ее раздобыли!

ЛЮДОЕД. Где, кстати? Лет полтораста про не ни слуху, ни духу. Мы уж надеялись, что и вовсе пропала...

ХАРИТОН. Да был один колдун ирландский... Долгая история. В общем, немножко золота, много суеты и чуть-чуть крови. Раздобыли.

ЛЮДОЕД. Понятно. То, что вы всех этих царевен-королевен сами из дворцов похитили, сами сонным зельем напоили и сами же по лесной нечисти развезли, это я тоже понял.

ЕЛИЗАР. Умный дяденька.

ЛЮДОЕД. Надеялись, значит, дудочкой Василиска нечисть победить, а потом дочек папашам вернуть с настоящими трофеями, как честные герои?

ХАРИТОН. Угу.

ЕЛИЗАР. Хороший был план.

ЛЮДОЕД. Замечательный. А Нафанаил-то вам его и испортил. Хоть сам погиб, а дудочку успел сломать, да и вас покалечил.

ХАРИТОН. Покалечил, гад. И пока мы раненые валялись, папаши-короли клич по рыцарям кинули, набежала вся эта саранча кольчужная (кивает на рыцарей), и всех наших принцессушек поосвобождала. Мы же не знали, что вы тут в поддавки играете.

ЛЮДОЕД. И тогда вы решили Ксению ко мне подбросить, на манер приманки?

ХАРИТОН. Угу. Ты рыцарей обезвредил, мы тебя, и принцессушки наши. Теперь смело можно к папашам ехать. В честном бою доченьки освобождены. И доказательства есть. Настоящие, не то, что это... (Пинает бутафорскую голову Скарлатухи). Людоедская голова, ведьмина голова, по дороге что-нибудь у дракона оттяпаем...

ЛЮДОЕД. Ну так вот вы и скажите моей голове, пока она еще не доказательство, на что вам вдвоем целых четыре принцессы?

ХАРИТОН. Почему двоим? Одному! (Хлопает Елизара по плечу). Вот он, доблестный освободитель, жених-красавец! Сейчас перекусим, и - в дорогу, под венец, за четыре свадебки!

ЛЮДОЕД. Ты что же, сразу на всех четырех жениться собираешься?

ЕЛИЗАР. А чего? Я мусульманство приму.

ХАРИТОН. Без женитьбы никак. Без женитьбы пол-царства в придачу не дают. А тут четыре невесты, за каждой пол-царства, а четыре раза по пол-царства это что?

ЛЮДОЕД. Что?

ХАРИТОН. Четыре раза по пол-царства - это империя!!!  А во главе...

ЕЛИЗАР. А во главе император Елизар Первый!

ЛЮДОЕД(присвистывает). Ах, вон оно что...

ХАРИТОН. А то!

ЛЮДОЕД. Н-да... Ну, а себе ты какой титул придумал?

ХАРИТОН. Стар я для титулов да для свадеб. Это вон пусть молодые на троне красуются. А я скромненько сзади постою, в тенечке. Аккурат над царским ушком... (Подмигивает Людоеду, шепотом). А там, глядишь, и с титулом разберемся, верно? (Громко). А, Елизар? Придумаем титул?

ЕЛИЗАР. Отыщем.

ЛЮДОЕД. Да-а... Слыхала, Скарлатуха? Такие ухари нам еще не попадались.


Скарлатуха, которая уже некоторое время слушает с открытыми глазами, что-то возмущенно мычит сквозь кляп.


ЕЛИЗАР (обеспокоено). Харитон, давай ей сразу голову отрежем, чего время тянуть?

ХАРИТОН. Можно и сразу. Хотя нет, погоди пачкаться. Поедим сначала.


Достают из сумок провизию, садятся у очага, едят.


ЛЮДОЕД. Зря вы так на жратву накинулись. Учтите, мой провиант для вас не годится.

ХАРИТОН. Это ты к чему?

ЛЮДОЕД. К тому, что вы сейчас все свое сжуете, потом, конечно, лошадей можно будет съесть, а потом что? Голодная смерть?

ЕЛИЗАР (с набитым ртом). Какая такая голодная смерть?

ЛЮДОЕД. А такая, что не уйти вам отсюда. Поляна-то заколдованная.

ЕЛИЗАР (хмыкнув). Заколдованная...


Дожевывая, встает, подходит к дереву с дуплом, сует туда руку и "отпирает" поляну.


ХАРИТОН. Сказки нужно читать. Про Медузу Горгону, например. И зеркальце с собою иметь, чтобы не закаменеть ненароком.

ЛЮДОЕД. Ну, ухари... Слышь, Скарлатуха? Говорят, помирать нам с тобою пора. Да и то ладно. Разве ж это жизнь?

ХАРИТОН. Что так?

ЛЮДОЕД. Да который год от поноса до запора маюсь. Народу тьма, а жрать некого. Не болван, так прохвост, еж твою поперек! Вот и пробавляюсь дурнями этими жестяными... (Кивает на рыцарей). Эти хоть не трусы. Благородные, ага. Своими руками жар загребают, опять же. Не ахти какой букет, но если прокипятить часок-другой, чтобы дурь выпарилась, да потом чеснока побольше туда, чтобы тупостью не шибало, тогда - вполне! Денек изжогой помаешься, а червячка все-таки заморил.

ХАРИТОН. У тебя, поди, на всякую натуру свой рецепт?

ЛЮДОЕД. А как же! Хорошего человека, его и скушать приятно. Да ведь только где его взять. Вот и приходится мудрить. Унылого, к примеру, лучше всего в купеческом соку заваривать, богатого - наоборот, на дыму сушить. Нервных с крикливыми, тех в яблоках хорошо запекать, и чтоб непременно одно во рту было. Да, а если хамло, то - отбивную. Только отбивную.

ЕЛИЗАР. Интересно, какие он нам сейчас рецепты придумывает?

ЛЮДОЕД. Вам? Ну, тебя (Елизару), пожалуй, недели две придется в уксусе вымачивать, не меньше. Иначе вонь тухлятинскую не отбить.

ЕЛИЗАР (поднимается). Вонь тухлятинскую? (Подходит к Людоеду). Вот тебе вонь! (Бьет его по лицу).

ЛЮДОЕД (сплюнув). Нет, похоже, две недели маловато...

ЕЛИЗАР. Маловато? (Бьет еще раз).

ЛЮДОЕД (огорченно). Ну вот, теперь даже месяц в уксусе не спасет...

ЕЛИЗАР (свирепеет). Да ты!.. (Замахивается).

ХАРИТОН (останавливает его). Погоди. (Людоеду). Теперь про меня скажи.

ЛЮДОЕД. Про тебя? Я же говорю - хорошего человека, его и скушать приятно. Но жалко. А тебя вот не жалко, но противно. Слыхал, где-то за морями червяков с кузнечиками едят? Так вот, тобою даже тамошние людоеды бы побрезговали. Ты ведь даже не червяк, ты поганка ядовитая. Тебя сколько не засаливай, как ни маринуй, под каким соусом не подавай - все одно заворот кишок сделается.

ХАРИТОН. Елизар!

ЕЛИЗАР. Ну?

ХАРИТОН. Собирай принцесс, выходим. (Вытаскивает нож, Людоеду). Все, кулинар. Ты свою глотку потешил, теперь мы посмотрим, какая она у тебя изнутри... (Приставляет лезвие к горлу Людоеда).

ЕЛИЗАР (растерянно). Хари... Харитон!!!

ХАРИТОН (оборачивается). Что?!

ЕЛИЗАР. Ксения... Ксении нет, царевны...


Он стоит у входа в пещеру и держит в руках плащ, которым укрывалась царевна. На ее месте, рядом со спящими красавицами и младенцем, валяются валенки.


ХАРИТОН. Да ты что такое говоришь?!

ЕЛИЗАР. Нету...

ЛЮДОЕД (хохочет). Сбежала! Ай, молодец девка!

ХАРИТОН. В пещере посмотри!


Елизар ныряет в пещеру.


ЛЮДОЕД (хохочет). Пропала невеста! Пол-царства ушмыгнуло!

ЕЛИЗАР (выбегает из пещеры). Там лаз есть! Она через него!

ХАРИТОН. Собираемся, быстро! Догонять надо! Ведь слышала все!


Мечутся по поляне, собирая вещи.


ЕЛИЗАР. Может, не слышала?

ХАРИТОН. Если бы не слышала, не сбежала. Быстрее! Но как она ушла? Как проснулась?

ЕЛИЗАР. Может, колдовство?

ЛЮДОЕД. Колдовство-колдовство! Ищи-свищи теперь свои пол-царства!

ХАРИТОН (Скарлатухе). Твоя работа?


Скарлатуха неопределенно пожимает плечами.


- Елизар, режь ее! И этому голову руби!


Скрывается в пещере, чтобы собрать принцесс. Елизар, взяв рыцарский меч, приближается к Скарлатухе.


ЛЮДОЕД. Ну, прощай, старая, что ли? Хорошо пососедствовали...


Скарлатуха печально кивает в ответ. Елизар заносит меч. Из лесу раздается тоненький свист. Елизар окаменевает.


ЛЮДОЕД. Однако, нет, бабка. Еще поживем.

ХАРИТОН (выглядывает из пещеры). Елизар! Елизар, оглох, что ли? Эй, ты чего?..


Подходит к недвижимому Елизару, трогает его за плечо. Елизар, не меняя позы, со стуком валится на землю.


- Эй, Елизар... (Шепотом). Елизар...

ЛЮДОЕД. Не зови, бесполезно.

ХАРИТОН. А? Что с ним?

ЛЮДОЕД. Каюк с ним. Помнишь дудочку Василиска? А сейчас тебе и сам Василиск будет. (Громко). Сосед! Выходи, не томи! Невмоготу уже!


На поляну выходит чудовище В а с и л и с к. Он ужасен и обаятелен. Общается как глухонемой - ревом, мычанием и клекотом. На шее висит серебряная свистулька. Увидев его, Харитон с тихим писком валится навзничь и тщится отползти.


- Здорово, сосед! Здорово, скульптор-ваятель ты наш!


Василиск отвечает приветственным ревом.


- Вовремя, еще как вовремя!


Василиск, сокрушенно урча, принимается развязывать Скарлатуху.


- Да не ее! (Отчаянно). Меня сначала!


Пожав плечами, Василиск переходит от Скарлатухи к Людоеду. Мычит с вопросительной интонацией.


- Потом расскажу!


Веревки падают, освобожденный Людоед огромными скачками несется на Харитона. Тот в ужасе сжимается, но Людоед минует его, по пути расстегивая штаны, убегает за край поляны и приседает за валуном. Василиск приступает к освобождению Скарлатухи. Показывая в сторону Людоеда, мычит нечто вопросительно-недоуменное. Скарлатуха в ответ возмущенно мычит сквозь кляп. Василиск вынимает его.


СКАРЛАТУХА. Да с какого страху?! С какого страху?! Кого здесь бояться? Просто это такие злыдни-ухари - не то, что Людоеду, мне от них брюхо пучит! (Идет на Харитона). Ведь что удумали, окаянные! Я хоть и ведьма, хоть и в лесу живу, но, между прочим, женщина! Пожилая, между прочим! А они меня - сонным зельем! Да веревками к дереву! Да тряпку в рот! Вот я тебя!


Замахивается на Харитона, тот сучит ногами, барахтается, наконец, ему удается вскочить на ноги. Он собирается было дать стрекача, но Василиск свистит свою свистульку и Харитон деревенеет. Ведьма толкает его, Харитон опрокидывается как статуя.


- Э-эх! Превратить бы тебя в комара с цапелиной башкой, чтобы век клювом в землю торчал, да уши свои жалко - зуззать шибко громко будешь! Тьфу!

ЛЮДОЕД (выходя из-за камня и застегиваясь, бодро). Ну, в кого их превращать, это разговор долгий и приятный.

СКАРЛАТУХА. Ох, приятный...

ЛЮДОЕД (Василиску). А покуда скажи, сосед, как это ты так успеть умудрился? Ей-ей, чуть-чуть бы еще, и безобразие  случилось.


Василиск, что-то вспомнив, досадливо лупит себя по лбу и с виноватым урчанием бежит в лес. Людоед и Скарлатуха недоуменно переглядываются. Василиск возвращается, неся окаменевшую царевну Ксению, бережно устанавливает ее на землю.


СКАРЛАТУХА. Девонька наша! Царевна!

ЛЮДОЕД. Где ты ее взял?


Василиск мимикой, жестами и мычанием рассказывает, как на него, безмятежно занимавшегося своими делами, выбежала из леса перепуганная царевна Ксения, да так неожиданно, что перепугала его самого, и стала звать сюда, потому что здесь творятся ужасные дела. Людоед и Скарлатуха внимают, ахая, переспрашивая и уточняя.


ЛЮДОЕД. Ай да девка! Так и кричит - Людоеда с ведьмой выручать?

СКАРЛАТУХА (польщенно поправляет). С бабушкой ведьмой.


Василиск подтверждающе клокочет.


ЛЮДОЕД. Зачем же ты ее зафиксировал?


Василиск начинает оправдываться, апеллируя к предыдущему рассказу.


СКАРЛАТУХА. Он спрашивает, зачем ты ее сейчас зафиксировал, злыдень?


Василиск, смущенно урча, подносит ко рту свистульку, свистит, но свист получается на другой ноте, нежели предыдущие. Ксения, Харитон и Елизар "оживают". Харитон и Елизар беспомощно барахтаются, Ксения расслабленно опадает, но Людоед и Василиск подхватывают ее, бережно усаживают.


КСЕНИЯ. Ох...

СКАРЛАТУХА. Как ты, девонька?

КСЕНИЯ. Спасибо... Второй раз уже не так страшно...


Василиск виновато бурчит.


СКАРЛАТУХА. Это тебе спасибо, девонька.

КСЕНИЯ (оглядывается). Значит, мы успели?

ЛЮДОЕД. Тютелька в тютельку! Еще бы минута - сраму было бы...

СКАРЛАТУХА. Помолчал бы уж! Тут царевнушку нашу чуть не закаменили напрочь, а он все про брюхо свое!

ЛЮДОЕД. Да я что, я говорю - вовремя...

СКАРЛАТУХА. Как же ты, девонька, к Василиску-то ужасному, к скульптору-ваятелю нашему страхолюдному побежать догадалась?

КСЕНИЯ. Я вообще-то хотела оборотня найти...

СКАРЛАТУХА (ахает) Оборотня?! Да ведь он же по-людски - ни бум-бум!

КСЕНИЯ. А почему тогда он оборотень?

ЛЮДОЕД. А потому что когда с ним по-человечески с ним пытаешься говорить, он сразу пнем прикидывается.

КСЕНИЯ. Откуда мне было знать? Слышала, что про оборотня говорили, вот и решила его найти. Я же поняла из ваших рассказов, что бояться в лесу на самом дело особенно некого...


Василиск возражает.


ЛЮДОЕД (Василиску). Вот именно.

СКАРЛАТУХА. Хватит вам ребенка запугивать!

ЛЮДОЕД. А как тебе отсюда удалось ушмыгнуть так незаметно?

КСЕНИЯ. А я сделала вид, что тоже сонного зелья нахлебалась, а потом послушала этих и поняла, что не себя от вас, а вас от них выручать надо. Ну, и уползла потихоньку...

СКАРЛАТУХА. Боязно, поди, было?

КСЕНИЯ. Нет, вот только когда на поляну с окаменевшими людьми попала, тогда...

ЛЮДОЕД. Это нашего Василиска мастерская, он там творит-ваяет, шедевры создает...


Василиск, потупившись, застенчиво мурлычет.


СКАРЛАТУХА. Эй-эй! Держите их! Они сейчас - того!


Харитон и Елизар, до того ползающие по поляне, как слепые котята, наконец выбирают правильный курс и медленно уползают в чащу. Василиск свистит. Харитон, Елизар и Ксения снова окаменевают.


ЛЮДОЕД. Ишь, намылились, голубчики...


Переносит Харитона и Елизара поближе к очагу. Скарлатуха переводит взгляд с них на Ксению.


СКАРЛАТУХА. Ахти, злыдень! Опять ты девочку зафиксировал!


Досадливо крякнув, Василиск издает "размораживающий " свист.  Ксения, Харитон и Елизар "оживают".


КСЕНИЯ. Ух... Очень холодно себя статуей чувствовать.


Василиск показывает Ксении, что надо заткнуть уши, Ксения затыкает. Василиск свистит, Харитон и Елизар деревенют вновь.


- Здорово у вас получается... Вы так свои скульптуры и делаете?


Василиск, оживившись, разражается пантомимической лекцией о тонкостях своего искусства. Свистя то одной, то на другой ноте, он придает Харитону и Елизару позы различных античных скульптур. Поставив Харитона в позу Венеры Милосской, знаками показывает, что для полного сходства надо убрать руки.


ЛЮДОЕД (кивает). Да, не помешало бы... А без ног есть скульптуры? Хорошо бы им еще и ноги отрубить.

КСЕНИЯ. А можно мне попробовать?

ЛЮДОЕД. Ноги им отрубить?

КСЕНИЯ. Нет, в свисток дунуть?


Василиск, Людоед и Скарлатуха мрачнеют.


ЛЮДОЕД. Лучше не надо.

КСЕНИЯ. Почему?

ЛЮДОЕД. Понимаешь, когда Василиск в свою дудочку свистит, от этого только люди каменеют, а нечисти - никакого вреда.

СКАРЛАТУХА. Да, а ежели наоборот, человек в нее свистнет, тогда она на нечисть станет действовать.

ЛЮДОЕД. Вот эти ухари с помощью такой свистульки, то есть дудочки , и победили Нафанаила. Кстати... (Находит и отдает Василиску искореженную флейту) На...


Василиск приветствует ее горестным ревом.


СКАРЛАТУХА. Она его деду принадлежала, тоже Василиску. А потом графиня одна...

ЛЮДОЕД. Княжна...

СКАРЛАТУХА. Графиня!


Василиск отрывается от причитаний над флейтой и поправляет спорщиков


ЛЮДОЕД. Ну, герцогиня, какая разница... Короче, разрешил он этой герцогине, оторве окаянной, в дудочку свою дунуть...

СКАРЛАТУХА. Любил он ее.

ЛЮДОЕД. Вот и довела любовь до погибели! Ладно, грустная история...


В клетке, где лежат странствующие рыцари, происходит какое-то движение.


СКАРЛАТУХА. Ой, а касатики-то наши очухиваются. Что делать будем, соседи?

ЛЮДОЕД. А что делать? Вытащим из клетки, разложим рядом с красавицами,  проснуться как победители. И царевну, кстати, домой проводят. Ну-ка, сосед, подсоби...


Открывает клетку, с помощью Василиска выволакивает из нее рыцарей, переносит к ним спящих красавиц и младенца.


КСЕНИЯ. А мне не нужно будет ни за кого из них замуж выходить?

СКАРЛАТУХА. Вот еще! Это же не они тебя, а ты их освободила.

ЛЮДОЕД. Скарлатуха, ты не помнишь, кто из них какую невесту привозил? Вроде бы вон тот - вот эту

СКАРЛАТУХА. Нет, этот - вон ту.

ЛЮДОЕД. В по-моему -эту.

СКАРЛАТУХА. Точно тебе говорю - ту.

ЛЮДОЕД. А, еж их поперек! Сами разберутся!

КСЕНИЯ. А с ними (указывает на Харитона и Елизара) что будет?

ЛЮДОЕД. Пускай у Василиска в вернисаже постоят столетие-другое. (Василиску). У тебя же там императоры имеются?


Василиск рычит в том смысле, что императоров у него даже больше, чем надо.


- Вот, и этих туда же до кучи. Пускай попылятся в родной компании.

КСЕНИЯ. А ты разве не хочешь их съесть?

ЛЮДОЕД. Я людей вообще больше есть не буду.

КСЕНИЯ. Вот здорово! Ты перевоспитался?

ЛЮДОЕД. Нет, отравиться боюсь.

КСЕНИЯ. Неужели все люди такие плохие?

ЛЮДОЕД. Не знаю. Я всех не пробовал.

КСЕНИЯ. Ну, а меня? Меня бы ты съел?

ЛЮДОЕД. Тебя? Тебя, пожалуй, я бы съел.

КСЕНИЯ. Спасибо. Мне очень приятно.


Василиск обеспокоено мычит, показывая на просыпающихся рыцарей. Пока царевна прощается с Людоедом и Скарлатухой, он по очереди уносит с поляны Харитона и Елизара.


СКАРЛАТУХА. Пора нам, детонька. Счастья-удачи тебе, а главное - жeниха пригожего.

ЛЮДОЕД. Как твой жених вернется, да свадьбу пора будет играть, приезжай ко мне похищаться. Погостишь денька три, пока он по лесу плутать будет. И еще - батюшке своему, когда рядом никого не будут, привет от меня шепни.

КСЕНИЯ. Значит, и маму он вот так же?..

ЛЮДОЕД. Тихо-тихо! Молчок. Все по честному было.

СКАРЛАТУХА. Ну, будь здорова, детонька.

ЛЮДОЕД. До встречи.


Василиск тоже мычит нечто прощальное и все трое скрываются в чаще.


КСЕНИЯ (вслед). До свидания!


Рыцари с зевками: стонами и кряхтением начинают приходить в себя. Ксения помогает им подняться, рыцари, шатаясь, очумело оглядываются. Вдруг снова слышен свист Василиска, все на поляне окаменевают. Из лесу выбегают Людоед и Василиск, ныряют в пещеру и через секунду возвращаются с двумя кувшинами браги. Убегая в лес, Людоед по пути вкладывает в ладонь Ксении цветок. После их ухода раздается «размораживающий» свист Василиска, люди на поляне оживают. Ксения обнаруживает цветок, улыбается, машет в сторону леса.


К о н е ц



Новосибирск, 1998


СЕЛЕГЕЙ Георгий Валентинович

630132 Новосибирск,

ул. Железнодорожная, д.8/2, кв. 60

д.т. 8 (3832) 203-600

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования