Общение

Сейчас 515 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

    Действующие лица:
    Веселин, мельник
    Голуба, жена мельника
    Искра, дочь мельника
    Ратмир, кузнец
    Первуша, Ярилка, Горазд, Дубыня, друзья кузнеца
    Жучило, кабатчик
    Злыд, сын кабатчика
    Величка, дочь кабатчика
    Крив, Хрыщ, Хлюст, Хрюн, друзья Злыда
    Тишило, колдун, злой
    Доброгнева, ведунья, добрая, хотя и является родной сестрой Тишилы
    Селяне, ремесленники, бродячие скоморохи
    Место действия: сказочная страна Семиозерье, стародавние времена
    КАРТИНА ПЕРВАЯ
    Утро. Просторная и богато обставленная кухня в доме мельника Веселина. На кухню заходит сам хозяин, вид у него заспанный, он зевает и протирает глаза, желая взбодриться, ерошит свои волосы.
     
    ВЕСЕЛИН. Как будто ездил леший всю ночь на мне! Кикимора каталась на загривке! В глазах рябит, а голова так тяжела, что кажется в ней камни… Вот так, за посиделки с добрыми друзьями приходится платить ломотой в теле. И выпили всего-то ничего…. Бочонок бражки пенной. Был тот бочонок, правда, размером с пол-коровы! Эх, старость на пороге, уж не могу так лихо бражничать, как в юности, бывало… Когда, бывало, выпьешь три ведра, потом с девчонками попляшешь, потом почешешь кулаки, подравшись с лучшим другом. Затем помиришься и снова пьешь, и пляшешь, резво, будто угли в сапогах подошвы жгут. А утром – свежий молодец, работаешь, как вол, весь день, а к ночи – снова на гулянку. Эх, где младые те года?.. Однако, от похмельного недуга есть зелье. Проверено оно еще дедами нашими. Тот клин, что в черепе застрял мы вышибем таким же клином. Хмельная брага в тайнике припасена, она спасенье наша и отрада!
    Веселин озирается по сторонам и направляется к своему тайнику – деревянному чурбану, который служит сиденьем. Веселин откручивает потайную крышку и извлекает из чурбана бутыль с брагой. Вытаскивает пробку, принюхивается, улыбается и жадно, большими глотками, пьет.
    ВЕСЕЛИН. Эх, как будто колокольцы серебряные зазвенели в голове! Как будто сердце окунули в мед! Как будто по печенкам прошелся ливень из парного молока! Эх, хорошо!
    Веселин собирается отхлебнуть еще раз, но слышит шаги жены своей, Голубы. Он быстро прячет бутыль обратно в чурбачок и как ни в чем ни бывало присаживается на него. Входит Голуба. Она с подозрением принюхивается и упирает руку в крутой бок.
    ГОЛУБА. Что, старый бражник, с утра уж начинаешь кутерьму?! Едва глаза продрал, так сразу их залить спешишь?! Опять за старое! Мало ты вчера набедокурил? Явился из трактира - привязал кота за хвост к забору! Курей всех распугал и разговаривал до полночи с кобылой! Позор – на старости являться в дом из кабака, выписывая такие кренделя, что позавидуют и скоморохи… И только лишь проснулся – сразу вновь ты тешишь пузо брагою хмельной?!
    ВЕСЕЛИН. Ох, Голубушка! Почто бранишься? Я зашел на кухню, чтоб освежиться квасом.
    Веселин зачерпывает ковшиком квас из бочки и пьет. Голуба принюхивается, осматривается кругом, но не найдя ничего хмельного, успокаивается и принимается раскатывать тесто. Когда она поворачивается к мужу спиной, Веселин достает сосуд с брагой, доливает ее в свой ковшик и жадно пьет.
    ГОЛУБА. А дочка наша, Искра, – совсем невеста… Пора б ей замуж!
    ВЕСЕЛИН. Что ж… разве в женихах у ней нехватка? Девка-то ладная, румяная да и с приданым…
    ГОЛУБА. Женихов…. навалом было раньше. Перед забором шастали туда-сюда да всех кузнец их распугал!
    ВЕСЕЛИН. Ратмир?
    ГОЛУБА. Он самый! Перекидал их всех за шкирку в речку да и сказал, что сам он женится на Искре.
    ВЕСЕЛИН. А Искра что?
    ГОЛУБА. Дуреха, всех забыла, только на Ратмира смотрит во все глаза свои зеленые. «Мой богатырь, твоей желаю быть навечно!» Вот, дуреха…
    ВЕСЕЛИН. Ну, так пусть и женятся! Чем не жених Ратмир? Храбрец, красавец! Ремесло в руках! Что ж еще?
    ГОЛУБА. А Хрюн, купеческий сынок? Наследует отцу в торговом деле… Давно по Искре он взыхает!
    ВЕСЕЛИН. Этот недомерок кривобокий? Ну, пусть вздыхает дальше…. Мне внуки-недомерки не нужны!
    ГОЛУБА. А Хлюст, племянник воеводы? За воеводой мы – как за стеной!
    ВЕСЕЛИН. Сам воевода – бравый муж. А Хлюст – трусишка, каких мало. Боится он лягушек и мышей, трясется, едва заслышит гром. И ни разу не вышел в круг он - драться на кулачках, как заведено у молодых парней… К лешему такого жениха! У нас трусливых отродясь в семействе не бывало. Не будет таковых и впредь.
    ГОЛУБА. А Крив? Владеет он угодьями за Белой речкой и…
    ВЕСЕЛИН. Что ты, жена! Тьфу его! Неужто враг я милой нашей дочке, чтобы отдать ее страшиле! Нос – как у цапли, глаз – почти не видно. Весь в бородавках, в лишаях каких-то…. Плешивый! Клок волос на голове похож на паклю. Хромой, горбатый. Сухой, как будто месяц не кормили. Нет уж! Лучше Искре в девках вековать, чем в первую же ночь лишиться жизни от страха перед законным мужем, страшенным как упырь.
    ГОЛУБА. Ну, ладно…. а Злыд, кабатчика сынок?.. Хотя… нет, не надо нам таких мужей! Сама я против дочку отдавать угрюмому злодею. На днях поймал живьем он барсука и мучил, тыкая  в него горячей головешкой. Хорошо хоть люди увидали да отняли у Злыда несчастную зверушку.
    ВЕСЕЛИН. Ты, мать, как знаешь, но считаю я, Ратмир – первейший парень в нашем городке, и лучше мужа нам для Искры не сыскать. Тем более, что нравятся они друг другу.
    ГОЛУБА. Но по обычаю, который заведен дедами нашими, все женихи должны пройти отбор. Исполнить трудное заданье. Иль в честном состязанье выяснить, кто лучший. И кто достоин более руки невесты.
    ВЕСЕЛИН. Ну, состязание устроить – хоть сейчас. Кто больше выпьет пенной браги пока моя кобыла обежит вокруг пруда. Чем не задание для крепких молодцов?
    ГОЛУБА. Ага! Чтоб было с кем гулять тебе в трактире? Нет уж, хватит нам гуляки одного в семье. Намучилась с тобой за двадцать лет, так пусть хоть доченьке достанется непьющий… Пусть состязаются, кто толще срубит дерево в лесу. Иль печку выложит красивей. Иль смастерит силки для птиц. Или починит прялку мне! Иль выточит корыто… Чтоб был хозяин в доме - рукастый, мозговитый, а не бездельник-трутень-лежебока…
    На кухню резво, вприпрыжку вбегает Искра, бросается поочередно на шею маменьке и папеньке, целует их, приговаривая: «Ах, маменька! Ах, папенька!» Она кружится, пританцовывая.
    ИСКРА. Нет, дорогие вы мои! Я слышала ваш спор. Меня он рассмешил… Не надо мне, чтоб муж умел хлестать хмельное зелье бочками. И мастера вытачивать корыта и печки класть – мне не нужны. А пусть, вот, женихи сойдутся на полянке ровной, где травушка-муравушка растет, густая, мягкая. И пусть они померяются силой меж собой! В борьбе пусть состязаются. Кто победит поочередно всех, тот станет моим мужем. Так я хочу!
    ГОЛУБА. Ах, доченька, зачем нам зять-драчун?
    ВЕСЕЛИН. Ах, доченька, умна ты! Не по годам…. Ведь ясно, что Ратмиру не сыщется соперников в округе. Кто силою сравнится с кузнецом? Кто победит его в кулачном иль борцовском поединке. Любого он положит на лопатки, любому нос свернет….
    ИСКРА. Да! А после состязаний сыграем свадебку немедля. Наскучило мне с девками гулять, венки плести и песни петь, вздыхать на лавочке. Хочу замужней поскорее стать, хозяйкой в доме…
    Искра кружится по кухне, затем убегает из кухни. Голуба смотрит ей вслед и разводит руками. Веселин довольно ухмыляется и незаметно для жены снова доливает себе в ковшик браги.
    Затемнение.
    КАРТИНА ВТОРАЯ
    Полночь. Двор мельника Веселина. Слышен стрекот ночных насекомых. Двор от улицы огорожен забором. У забора – высокое ветвистое дерево. Двор освещает полная Луна. Все в доме спят. На втором этаже – балкончик. На балкончик выходит Искра, на ней лишь длинная белая сорочка. Волосы девушки распущенны.
    ИСКРА. Ах, какая яркая Луна! Не оттого ли мне не спится нынче ночью? Вздыхаю тяжело, ворочаюсь, а сон нейдет. Считаю про себя овец, а все без толку. Томление охватывает грудь. Чего-то хочется… Чего? Сама не знаю! Но то и дело вспоминаю о Ратмире. Глаза закрою, тотчас он является в мечтах…
    Со стороны улицы к забору, крадучись, подходит Ратмир и, прячась в тени дерева, слушает Искру.
    ИСКРА. Ах, эти руки его могучие, речи певучии, волосы кудрявые, взгляды жгучие. Увидеть бы его сейчас хоть на минутку, услышать голос, в очи его глянуть, кудри потрепать. Ох, где ты милый?!
    РАТМИР (пылко). Я здесь!
    Ратмир ловко забирается на забор
    Искра вскрикивает и приседает, прячась за перилами балкона.
    ИСКРА. Дурак!!!! Ты напугал меня! Какого лешего ты притащился среди ночи? Вдруг маменька проснется! Уходи сейчас же.
    Ратмир по прежнему сидит на заборе, он зацепился штаниной за острую штакетину. Пытается освободиться, но тщетно.
    РАТМИР. Не уйду! Я буду сладко петь тебе, о, тучка золотая!
    ИСКРА. Скорей беги отсюда! Я слышала внизу какой-то шум! Наверно, маменьку ты разбудил. Сейчас она тебе по полной всыпет! Скорей, беги.
    Ратмир делает еще одну попытку отцепить штаны от забора, но штаны рвутся, мы слышим звук разрываемой ткани, и Ратмир шлепается на грядку.
    ИСКРА (вскакивая). Ах, милый друг! Ты не убился?
    РАТМИР. Нет, я цел и невредим… Иду к тебе, моя синичка!
    Ратмир одной рукой поддерживает разорванные сзади штаны, а другую воздевает в сторону балкона.
    РАТМИР. О! Твои глаза в ночи сияют словно звезды на небесах осеннюю порою! Твои ресницы трепещут как стрекозы над заливным лугом! Косы твои подобны веткам ивы над быстрою рекою….
    ИСКРА. Ох! (зажмуривается и прижимает руки к груди).
    РАТМИР. Щеки твои пунцовые как спелые яблоки в княжеском саду! Шейка твоя лебединая снится мне каждую ночь. Ножки твои быстрые….
    Из-за угла дома крадется Голуба с ухватом в руках.
    ИСКРА. Ах! (смущенно прикрывает лицо волосами).
    ГЛУБА. Ух! (тычет в Ратмира ухватом). Разбойник! Девицу честную смущать ночной порою он дерзкими речами вздумал. Охальник! Шейка ему, ножки…. Не сосватал еще, а уж размечтался, жеребец игривый!
    РАТМИР. Матушка! Что вы, голубушка!
    ГОЛУБА. Какая я тебе матушка, кобель! Ржавая кочерга тебе матушка!
    Голуба гоняется по двору за Ратмиром. Ратмир со спадающими штанами вприпрыжку удирает от нее кругами, оба громко кричат. Искра пищит на балконе. В окнах дома зажигается свет. Наконец Ратмир с разбегу проламывает забор всем телом и скрывается во мгле. Голуба бросает ему вслед ухват. Появляется заспанный Веселин. Искра горько рыдает, повиснув на перилах балкона.
    ВЕСЕЛИН. Что за гам тут у вас? Что за тарарам? Что ты дочка? Кто напугал тебя? И  с кем сражалась ты, Голуба, коли войны никто не объявлял?
    ГОЛУБА. Ратмир-разбойник повадился к нам шастать. Едва уснем, через ограду лезет. И соблазняет девицу бесстыдными речами. Как тетерев токует под балконом. Плетет такие кружева из слов!!!! Давно хотела выследить и проучить. И, кажется, ухват мой крепко прошелся по его костям.
    ИСКРА. (плачет) А-а-а-а-а-а-а!!!!!!!
    Веселин в растерянности одной рукой чешет пузо, а другой голову.
    ВЕСЕЛИН. Эка, мать… Как ты сердита. Смотри да не попорти жениха! Зачем калеки нам в хозяйстве?
    ГОЛУБА. Ничего! Крепкому мужчине - тумаки на пользу! Забор вот своротил, как будто на быке проехался.
    Искра, продолжая реветь, уходит в спальню. Веселин, ухмыляясь, удаляется в дом. Голуба пристально всматривается в темноту, а потом тоже уходит.
    Гаснет свет.
    КАРТИНА ТРЕТЬЯ
    Трактир Жучилы. За массивным деревянным столом сидят Злыд и Крив, пьют пиво из тяжелых больших кружек, закусывают соленой рыбой. Величка торопливо и старательно наводит порядок: убирает грязную посуду, протирает столешницы и т. д. Злыд и Крив чокаются и залпом осушают кружки.
    ЗЛЫД. Сестра! Неси еще! Со старым другом мы отметим..... Чтоб нам отметить, старый друг?
    КРИВ. А, вот.... хотя бы нашу встречу! Какая разница?
    Величка подходит с кувшином и наполняет кружки до краев.
    КРИВ. Давай, мы выпьем за будущего зятя Веселина – за тебя!
    ЗЛЫД. Хэх! Ну, ты и шутишь. Ты знаешь ли, что Искра достанется тому, кто победит в борьбе всех прочих хахалей ее?! Ну и куда же мне тягаться с кузнецом? Как мышку он меня расплющит. Ведь нет его сильнее - от моря Синего до Черных гор.
    КРИВ. Да, кузнец могуч.... Однако, знаю способ, как справиться нам с ним.
    ЗЛЫД. Да, ну?
    КРИВ. В чащобе дикой у Звенящего ручья живет колдун – Тишило. За звонкие монеты он готовит зелья по заказу. Из трав, кореньев, минералов.... Ну да и прочего! Нам ни к чему вдаваться в тонкости его науки... Ну, вот, к примеру, несчастная девица переспелая все мужа не найдет никак. Идет тогда к Тишиле, и он готовит зелье, чтоб первого красавца девице той приворожить к себе наверняка. Или завистливый лентяй задумал насолить богатому соседу. Тишило приготовит порошок, который, если распылить его по ветру над соседским полем, изгадит почву так, что даже лопухи на ней расти не станут. Или... какая-нибудь стерва, желая (Крив опасливо оглядывается и переходит на шепот) ...желая мужа извести со света белого, и яд ему подсыпать в пиво, чтоб издох он в муках, за ядом тем идет опять-таки к Тишиле-колдуну.
    ЗЛЫД. Ого! Ты предлагаешь отравить Ратмира? Жалеть не стал бы я его, однако, как бы нам самим не угодить в темницу, под суд да и на плаху вскоре?! Князь наш не жалует злодеев и на расправу короток.
    Величка начинает прислушиваться к разговору Злыда и Крива. Делая вид, что занята уборкой, она приближается к ним и, скрывая волнение, внимательно слушает.
    КРИВ. Нет! Ну, зачем травить? Ратмир нам пригодится – Величка уж к замужеству поспела. Так вот, чем ей не жених – Ратмир? Ты породнишься с кузнецом,  сам - мельникову дочку получишь в жены. Эх, погуляем мы!...
    ЗЛЫД. Да, подожди ты... Хмель кружит мне голову, и я не понимаю слов твоих. С какого перепугу Искра за меня пойдет? Как победить мне кузнеца в борцовском поединке?
    КРИВ. Ты победишь его легко, коль подмешаем ему в квас такое зелье, что лишает сил на время. Начнет бороться он с тобой, и вдруг ослабнут ноги его могучие, и руки жилистые повиснут как веревки. И веки вдруг отяжелеют, широкий стан обмякнет. Взор затуманится. И станет наш силач, что твой котенок – слабый. И делай с ним, что хошь! Положишь на лопатки кузнеца! Он полежит немного да и в себя придет. А Искра уж твоя!
    ЗЛЫД. Такое зелье может приготовить колдун Тишило?
    КРИВ. Тишило может все!
    ЗЛЫД. Такое зелье ты подмешаешь в квас Ратмиру?
    КРИВ. Я незаметно из рукава широкого налью в кувшинчик с квасом зелья, вот так (показывает, как он это сделает) и дам Ратмиру... Никто не заподозрит ничего!
    ЗЛЫД. Ох! Боязно... Но умысел хорош! Давай, нальем еще и выпьем. Величка, тащи нам пива!
    Величка подходит к столу. Она взволнованна и смущена.
    ЗЛЫД. Что сестренка, хочешь замуж за Ратмира?
    Злыд и Крив смеются над девушкой, она смущается еще больше.
    ВЕЛИЧКА. Нет, не хочу...
    КРИВ. Смотри, как покраснели щечки, как взор потупила. Да, что там, вся округа знает, что сохнет Величка по кузнецу. Как смотрит на него! А как вздыхает, едва завидя...
    Величка начинает тихонько плакать.
    ЗЛЫД. Сетренка! Я позабочусь о твоей судьбе. В богатый дом Ратмира ты войдешь супругой. А сам я в дом отцовский приведу красавицу с большим приданным. Эх, заживем тогда! Вот, Крив, он голова, она знаешь, что придумал... К Тишиле-колдуну пойдет он, чтобы....
    КРИВ. Т-с-с-с! Дубина! Не раскрывай секрета глупой девке. Еще сболтнет подружкам, а те все разнесут по свету... У женщин, знаешь ведь , язык, что помело!
    Тихий плач Велички переходит в громкие рыдание. Она с размаху разбивает кувшин о стену и быстро убегает.
    ЗЛЫД. Вот, уж сестричка-тихоня. Что это вдруг с ней? Ну, да ладно... Чокнемся!
    Чокаются и пьют.
    ЗЛЫД. Послушай, Крив, хоть ты и хитер, любого хитреца перехитришь, а все же... Чай твой колдун не за спасибо готовит зелья? Плату он немалую берет?
    КРИВ. Немалую...
    ЗЛЫД. Ну, вот!
    КРИВ. Три золотых за ложку зелья.
    ЗЛЫД. Три золотых!!!! Коня купить за эти деньги можно! Где ж взять мне их?
    КРИВ. У отца возьми.
    ЗЛЫД. Так он не даст.
    КРИВ. А ты не спрашивай.
    ЗЛЫД. Как это?...
    КРИВ. Просто... возьми и все. Иль ты не знаешь, где звонкие монеты старик твой бережливый прячет?
    ЗЛЫД. Знаю, но... Да ты что?! Отца родного... Дык, он пребьет меня! Из дому выгонит! Лишит наследства!
    КРИВ. Ну, это коль поймает... А если не попасться, то, получив приданное, вернешь три золотых в кубышку, как будто и не брал.
    ЗЛЫД. Боязно мне...
    КРИВ. А если сильно ты боишься, так не родился б лучше ты совсем... Какого ляда ты живешь на свете белом, трясясь и вздрагивая поминутно? Коль хочешь ты невесту заполучить, которой краше нет, то будь отважней! А если трус, отдай без боя кузнецу - он смелый.
    ЗЛЫД. Ну, ладно, вот приму для храбрости еще хмельного (отхлебывает из кружки) да пойду отрою клад отцовский. Сундук зарыл он...
    КРИВ. Где?!
    ЗЛЫД. И думает, не знаю я...
    КРИВ. Так где ж зарыл?!
    ЗЛЫД. Он... в саду под яблоней... сейчас приду...
    Шатаясь, уходит. Входят Хрыщ, Хлюст и Хрюн.
    ХРЫЩ. Куда это дружок наш ринулся?
    ХЛЮСТ. И где Величка?
    ХРЮН. Кто принесет нам браги? Эй...
    Садятся за стол к Криву и начинают стучать кулаками по столешнице.
    ХЛЮСТ. Эй, Величка! Где ты? Прислужи!
    ХРЫЩ. Неси нам пива, жажду утолить.
    ХРЮН. Эй-эй!
    Входят Первуша, Ярилка, Горазд и Дубыня. Садятся за свободный стол. Насмешливо оглядывают друзей Злыда. Хлюст явно трусит и прячется за спину Хрыща. Хрыщ враждебно косит в сторону друзей Ратмира.
    ЯРИЛКА. Что тут за крики тут?
    ПЕРВУША.  Что за шум, а драки нет?
    ГОРАЗД. Драку нам устроить – на раз-два!
    ДУБЫНЯ. Кому по шапке надавать
    ХРЫЩ. Смотри-ка сам не получи, драчун!
    ХЛЮСТ. Ой, Хрыщ, не связывайся, их же больше!
    ДУБЫНЯ. А мы по-честному. Устроим поединок.
    ХРЫЩ. А мне и против всех вас выйду. Не побоюсь!
    Начинают драться. В разгар драки появляется Ратмир. Разнимает драчунов.
    РАТМИР. Эй, друзья! Чего не поделили?
    Появляется Жучило, хватает палку и начинает разгонять парней.
    ЖУЧИЛО. Подите прочь, разбойники! Разбили три кувшина мне, сломали табуретку и напугали беременную кошку.
    Палкой выгоняет всех из трактира.
    ЖУЧИЛО. Величка! Где ты?
    Появляется Величка.
    ЖУЧИЛО. Приберись здесь. Что, напугали тебя, дочка? Я вижу, вся дрожишь… Не приставали, бесстыдники? Где твой брат? Куда он смотрит, когда сестру родную обижают?
    Величка наводит порядок.
    ЖУЧИЛО (присаживается на скамейку). Хорошо, дочурка! Одна ты мне отрада. На Злыда нет надежды, братец твой драчун и пьяница. Такому в руки наследство отдавать – что бросить его в море, все едино…
    ВЕЛИЧКА. Отец!
    ЖУЧИЛО. Что, дочка?
    ВЕЛИЧКА. Дай мне денег, пожалуйста.
    ЖУЧИЛО. На что тебе? Чай ты сыта, обута, одета.
    ВЕЛИЧКА. Хочу купить лошадку и ухаживать за ней.
    ЖУЧИЛО. Глупости! Нам пары лошадей довольно в хозяйстве. Зачем нам третья?
    ВЕЛИЧКА. Кататься буду я на ней в коляске – как барыня. Три золотых всего…
    ЖУЧИЛО. Три золотых! Забудь про это! Еще какие глупости в твоей головке светлой вдруг появятся? Три золотых – пол-года мне копить такие деньги. Обойдешься без лошадки. Давай-ка, приберись тут побыстрей, уж скоро вечер, набегут гуляки барыш проматывать дневной. Пойду прилягу…
    Уходит. Величка наводит порядок и плачет.
    Свет гаснет.
    КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ
    Сцена разделена пополам. В левой половине – обиталище колдуна Жучилы: темные тона, стены покрыты плесенью, в углу – паутина с гигантским пауком. В помещении множество предметов, говорящих о хозяине и его мрачном ремесле: зеркало в форме многоконечной звезды, дымящийся на огне котелок, бутыли с настойками, щипцы, крючья, ножи, клещи, пучки засушенных растений, клетка с крысами. На столе сидит огромная жаба, на подоконнике – человеческий череп, из пустой глазницы высовывает голову змея. Тут же стоят глиняные горшки, в которых растут поганки и колючие уродливые растения. На жердочке сидит ворон, время от времени шевелится и каркает. На стене - древний свиток, испещренный таинственными символами и чадящий дымом факел. В правой половине – жилье Доброгневы: светлые тона, и различные оттенки красного. Также множество золотых и серебряных предметов, украшенных разноцветными драгоценными камнями: песочные часы, круглое зеркало, подсвечники, разнообразная посуда, ручная мельница, ступка, весы, прялка, вязальные спицы и мотки шерсти. На стенах коврики и засушенные цветы. В шкафу – склянки с лекарствами, книги. По дому гуляют кошки, в аквариуме – декоративные рыбки, на жердочке – белые голуби. Доброгнева и Жучило играют в карты, используя для этой  цели свои зеркала: в зеркалах, как на  экранах IBM, отображается процесс игры.
    ДОБРОГНЕВА. Девятка.
    ЖУЧИЛО. Тройка.
    ДОБРОГНЕВА. Братец, ты опять мухлюешь?!
    ЖУЧИЛО. Что ты? С родной сестрицей – никогда!
    ДОБРОГНЕВА. Не зарекайся. Знаю я тебя не первый век…
    В дверь Жучилы стучат.
    ЖУЧИЛО. Прервемся ненадолго. Пожаловал ко мне какой-то путник. Ну-ка, посмотрим, кого там леший мне послал.
    Он проводит рукой возле зеркала, изображение карт сменяется изображением Крива. Крив стоит, освещенный светом факела и опасливо озирается – позади у него темный мрачный лес.
    ЖУЧИЛО. Ну и красавчик! Давно такой личины не видал. И судя по глазам (говорит с иронией в голосе) – добряк из добряков, хэ-хэ. Наверное, задумал гадость, мерзость и ищет помощи Жучилы. Это славно – пришел он, куда надо! За звонкую монету помогу любому негодяю.
    Жучило щелкает пальцами и дверь сама отворяется. Входит Крив.
    КРИВ. Доброй ночи! (С любопытством рассматривает обстановку).
    ЖУЧИЛО. Чего ж в ней доброго? (с угрозой).
    КРИВ. Дык… это ж…я того… (испуганно)
    ЖУЧИЛО. Ну, ладно, добрый молодец, не пыжься. С чем пожаловал, скажи? Какие мысли светлые заставили тебя отправиться в далекий путь?
    КРИВ. (опасливо) Я ж… этого… того…
    ЖУЧИЛО. Понятно! Изъясняешься красиво. Витиевата речь твоя… На, вот, испей с дороги водицы вкусной - из болотца.
    Жучило зачерпывает из кадки воды и наливает в бокал мутную зеленоватую жидкость, в которой плавают букашки и кусочки водорослей. Протягивает бокал Криву.
    Крив морщится от отвращения, но послушно выпивает до дна.
    ЖУЧИЛО. Ну, что хороша водица? Вкусна! Душиста!
    КРИВ. Ох, хороша!!!!!!! (Крива всего трясет, он жмурится, давится и едва не плачет).
    ЖУЧИЛО. То-то. Вижу, что понравилось! Пробирает до печенок?
    КРИВ. Ох, пробирает! (лицо Крива еще сильнее перекашивает).
    ЖУЧИЛО. Так еще налью, если понравилось.
    КРИВ (испуганно). Ой, не надо! Напился уж…
    ЖУЧИЛО. Ну, тогда выкладывай, зачем пришел?
    КРИВ (переводя дыхание) Надобно мне зелья…
    ЖУЧИЛО. Неужто отравить кого решил? Это славно! Выбор у меня богатый. Хочешь ли, чтоб враг твой мучился недельки две, от яда издыхая, иль лучше пусть уснет тихонько и не проснется больше никогда? Чтоб подозрений не возникло...
    КРИВ. Нет, не травить… А сил лишить! На время… Чтоб выпил зелья, подмешанного в квас, и мигом ослабел, стал как котенок малый беззащитен, чтобы любой задохлик мог бы сладить с ним! А после, чтоб оклемался, и стал, как прежде, здоров и крепок.
    ЖУЧИЛО. А! Понятно… Есть  и такие яды, действуют наверняка… (ищет на полке и достает склянку). Цены знаешь? Задешево талант не продается! Три золотых за ложку зелья – хватит, чтоб быка свалить и сделать слабым, как ягненок.
    КРИВ. Годится! (лезет за кошельком и отсчитывает три золотых монеты).
    ЖУЧИЛО. Не торгуясь? (пробует монеты на зуб) И это правильно! Посмел бы торговаться ты со мной, я б цену вдвое поднял… (отмеряет жидкость с помощью мензурки, наливает в крохотный пузырек). Все! Ступай… Понадобится помощь, обращайся! Работаю без выходных.
    Крив прячет пузырек под плащом, кланяется и, пятясь, выходит. Жучило возвращается к зеркалу, касается его рукой и в зеркале снова появляются изображения карт.
    ЖУЧИЛО. Продолжим, сестрица! Валет!
    ДОБРОГНЕВА. Семерка!
    В дверь Доброгневы раздается стук.
    ДОБРОГНЕВА. Прервемся, братец, снова! Чует мое сердце, какой-то бедолага спешит ко мне, чтоб от беды найти защиту. Или – нет, скорей, девица! Юное создание в слезах…
    Доброгнева хлопает в ладоши, дверь открывается. На пороге стоит Величка, она замерзла и дрожит. Ее глаза опухли от слез, щеки мокрые.
    ДОБРОГНЕВА. Бедное дитя, иди, скорее, в дом! Согрейся чаем.
    Усаживает Величку за стол, наливает ей горячий чай, укутывает шалью. Величка постепенно согревается.
    ДОБРОГНЕВА. Что привело тебя ко мне так поздно ночью?
    ВЕЛИЧКА. Ищу я средство против яда.
    ДОБРОГНЕВА. Ну, расскажи подробней!
    ВЕЛИЧКА. Подслушала я разговор случайно… Бороться будут скоро женихи за руку Искры, мельниковой дочки.  И вот, мой брат, по наущенью Крива, задумал выступить против Ратмира, кузнеца. Ратмир – силач, каких не сыщешь боле на сотни верст вокруг. И одолеть его никто из женихов не сможет. Но Крив удумал зелье чертово в квас подмешать Ратмиру перед схваткой, чтоб он ослаб и проиграл…
    ДОБРОГНЕВА. Ратмира любит Искра?
    ВЕЛИЧКА. Любит…
    ДОБРОГНЕВА. А он ее?..
    ВЕЛИЧКА. Ох, любит!.. (горько вздыхает)
    ДОБРОГНЕВА. А ты, дитя мое?.. (гладит девушку по голове).
    Вместо ответа Величка начинает всхлипывать все громче и громче – до рыданий.
    ДОБРОГНЕВА. Все ясно мне… Ты - влюблена в Ратмира. И ты должна желать расстройства свадьбы Ратмира с Искрой! Тогда уж, может, он на тебя свое вниманье обратит… Да? Это так?
    ВЕЛИЧКА (плачет). Ы-ы-ы-ы!!!! Ы-ы-ы-ы….
    ДОБРОГНЕВА. Но сердцем ты добра, бедняжка! И ты готова злому делу помешать. Хотя злодейство это для тебя окажется, того гляди, добром… Так?
    ВЕЛИЧКА (плачет, кивая головой в знак согласия). У-у-у-у!!!! У-у-у-у….
    ДОБРОГНЕВА. Ну, что ж… я помогу тебе! Какое зелье, знаешь ли, использовать хотят злодеи?
    ВЕЛИЧКА. Не знаю… Крив к колдуну Тишиле отправился, чтоб зелье раздобыть.
    ДОБРОГНЕВА. А, понятно! Сейчас попробуем разведать…
    Она касается рукой зеркала и на поверхности его появляется изображение лица Тишилы. В свою очередь в зеркале Тишилы появляется изображение лица Доброгневы.
    ТИШИЛО. Игру продолжим?
    ДОБРОГНЕВА. Подожди, родной… Хочу я сделку предложить тебе?
    ТИШИЛО (заинтересованно). Давай, сестрица!
    ДОБРОГНЕВА. Помнишь ли, тебе понравился кристалл, что отыскала я, бродя по горным кручам.
    ТИШИЛО. Лет эдак двести тому назад?
    ДОБРОГНЕВА. Нет, что ты, и сотни не прошло!
    ТИШИЛО. Да, вспомнил. Повезло тебе. Всегда находишь самые красивые каменья.
    ДОБРОГНЕВА. Удачлива… Так вот, я предлагаю поменяться: я тебе кристалл, а ты мне…
    ТИШИЛО (подозрительно). А я тебе чего?
    ДОБРОГНЕВА. А ты - рецептик зелья, что продал ты Криву. Такого зелья, что превращатит богатыря любого - на время! - в слабака и труса.
    ТИШИЛО. А… ты об этом… (недовольно) Хо-хо! Рецепт тот древний, тайный, я изобрел его, ночами долгими корпя над книгами, вдыхая едкий дым зловоний…
    ДОБРОГНЕВА. Ты цену, что ли, набиваешь!
    ТИШИЛО. Рецепт тот – гордость мастера, достигшего высокого искусства!
    ДОБРОГНЕВА. Ну? Так хочешь ты кристалл прекрасный или нет?
    ТИШИЛО (соглашается, как бы нехотя, но при этом довольно потирает руки). Ну, ладно, ты уговорила! По-родственному, считай, сошлись в цене. Не будь ты мне сестрой родной – не согласился б на безделицу менять рецепт волшебный.
    ДОБРОГНЕВА. Ох, братец, купец ты прирожденный! Ну, давай, диктуй…
    ТИШИЛО. Запоминай, диктую быстро (начинает тараторить скороговоркой, без пауз). Орешек грецкий перец турецкий гнус печеный лопух моченый сердце жабье волос бабий шкура змеиная ножки муравьиные пух лебяжий печная сажа мох ирландский сыр голландский три слезинки малыша все мешаем не спеша добавляем браги пенной пару штук поганки бледной кипятим все три недели заклинанье бормоча утки съели трубача а гренландские тюлени в Украину полетели ох хохонь хохонь хохонь бродит лесом шелупонь ой бяда бяда бяда а я баба молода… Все! Запомнила?
    ДОБРОГНЕВА. Запомнила.
    ТИШИЛО. Никому только не разболтай! Кристалл пришлешь с оказией, но не позднее, чем через пятнадцать лет. А то – рассержусь!
    Оба зеркала затуманиваются, изображения исчезают. Доброгнева подходит к шкафчику и достает оттуда склянку с жидкостью.
    ДОБРОГНЕВА. Ну, вот все разрешилось. Рецепт хоть сложен, но зато… противоядие простое. Всего лишь - капли от насморка. Сгодятся! Их подмешай в водицу ключевую и дай испить Ратмиру. Он снова станет крепок и здоров!
    ВЕЛИЧКА. Спасибо! (тихо). Но нечем заплатить мне…
    ДОРОГНЕВА. Не думай! Отдашь при случае. Ступай!
    Величка, зажав склянку в ладонях, кланяется и уходит. Доброгнева снова «включает» свое зеркало. То же самое делает Жучило. Игра продолжается.
    ЖУЧИЛО. Дама!
    ДОБРОГНЕВА. Туз!
    Свет гаснет.
    КАРТИНА ПЯТАЯ
    Поляна перед домом мельника Веселина. На веранде – Веселин и Голуба, пьют чай. На балконе – Искра, грызет орешки. Вокруг поляны – народ, собравшийся наблюдать за состязанием женихов. Парни готовятся к борьбе, прохаживаясь туда-сюда и потягиваясь. Ратмир и его друзья – с правой стороны сцены. Злыд и его друзья – с левой. Поглядывают друг на друга насмешливо и агрессивно. Рядом с большой дубовой бочкой стоит Крив, закутанный в черный плащ,  и хищно смотрит на Ратмира.
    Два нарядных скомороха кувыркаются, танцуют и кривляются на полянке, шутливо изображая борцов. Звучит музыка: играют дудки, звенят бубенцы.
    ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ. Эй, я тебе нос оттяну, до земли отвиснет!
    ВТОРОЙ СКОМОРОХ. А я тебе уши накручу!
    ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ. Эх, сойдутся молодцы, побороться за девицу!
    ВТОРОЙ СКОМОРОХ. Начинаем состязание! На лопатки кто кого станет ясно скоренько?
    ПЕРВЫЙ СКОМОРОХ. Все по честному - кто сильней, тому невеста!
    Скоморохи разбегаются в стороны, освобождая полянку. В центр выходит Ратмир.
    РАТМИР. Мы с Искрой - как две рукавицы! Давно мы хочем пожениться. Ну, кто против этого дела? Выходи на поединок смело!
    Тишина. Никто не хочет бороться с Ратмиром. Крив подталкивает Хрыща.
    КРИВ (шепотом). Давай, иди, ты самый сильный среди нас! Продержись хоть пол-минутки…
    Хрыщ неохотно выходит. Но взбадривается и, сделав зверское выражение лица, с рычанием бросается на Ратмира, упирается ему в грудь и толкает. Но с таким же спехом он мог толкать и каменный столб. Ратмир ухмыляется, Хрыщ упирается и пыхтит. Ратмир перехватывает Хрыща поперек туловища и поднимает вверх, укладывая себе на плечи. Раскручивает противника, вертясь вокруг своей оси, и выбрасывает из круга. Кувыркаясь по земле, Хрыщ сминает кусты и исчезает со сцены.  Ратмир чешет затылок.
    РАТМИР. Ну, кто следующий!
    Крив выталкивает в круг Хрюна. Хрюн ковыляет бочком. Ратмир смеется.
    РАТМИР. Хочешь меня своим чудным видом испугать. Не выйдет!
    Ратмир хватает Хрюна за грудки и перебрасывает пару раз через себя. Охая и стеная, Хрюн уползает за кулисы. Крив тащит Хлюста за шиворот в круг.
    КРИВ (шепотом). Ну, хоть побегай вокруг него, трусишка! Пусть хоть немножко он взопреет. И пить захочет… а я уж тут как тут…
    Хлюст начинает кружить вокруг Ратмира, не давая ему схватить себя.
    РАТМИР. Эй, что ты как заяц прыгаешь кругом. Давай бороться!
    Наконец, Ратмиру удается схватить Хлюста за пояс. Он сдавливает противника в объятиях, тот верещит. Ратмир отпускает его, и Хлюст, теряя сознание, падает, как мешок, на землю. Скоморохи утаскивают его со сцены.
    РАТМИР. Ну, кто еще? Наверно, Злыд? Ох, запыхался я, твоих дружков швыряя. Дайте квасу, что ли!
    Искра бросает Ратмиру с балкона платочек. Ратмир вытирает им вспотевшее лицо. Крив наливает из бочки квас, незаметно для всех плещет в кружку зелье из пузырька. Подает кружку Ратмиру.
    РАТМИР. Ну, Крив, спасибо! (смеется) А сам (пьет) не хочешь ли побороться?..
    Народ смеется, Крив отходит, злобно усмехаясь. В круг выходит Злыд. Ратмир и Злыд начинают бороться. Они бросают друг друга поочередно, ни один не может одолеть другого. Через пару минут Ратмир начинает уступать. Он дышит все тяжелей, двигается все медленней. Противники расходятся в стороны. Ратмир шатается, ноги еле держат его. Зрители недоумевают. Друзья Злыда смеются.
    ИСКРА. О, мой Ратмир, он выбивается из сил!
    ГОЛУБА. Какой-то хлипкий он оказался, кузнец…
    ВЕСЕЛИН. А что ты хочешь? С четвертым бьется… подряд!
    КРИВ. Сдает ваш богатырь!.. Ну, Злыд, давай! Еще немного напрягись, и ты швырнешь его на землю, как куль с овсом. Не подкачай, дружок…
    Появляется Величка, она вбегает на поляну, запыхавшись. В ее руке – берестяной ковшик. Она протягивает его Ратмиру.
    ВЕЛИЧКА. Вот, воды испей холодной. Ты утомился, а она вернет потерянные силы.
    Ратмир жадно пьет. Вода с противоядием Доброгневы начинает действовать сразу. Ратмир явно набирается новых сил. Он взбадривается и бросается на Злыда, хватает его за пояс и выбрасывает из круга в сторону. Зрители ловят Злыда и, хохоча, уносят проч.
    ИСКРА (выбегает из дома и бросается к Ратмиру). О, мой милый, ты победил и я твоя навеки!
    Ратмир берет невесту на руки и кружит ее.
    ВЕСЕЛИН. Вот и славно! Сыграем свадебку немедля. Погуляем, эх…
    ГОЛУБА. Тебе лишь бы гулять да веселиться!..
    КРИВ (уходит, злобно косясь по сторонам). Тишило, знать, надул, старый пройдоха. Подсунул зелье мне не годное. Три золотых содрал, мошенник, за пустышку. Ну, ничего, зато теперь я знаю, где Жучило клад свой зарыл!.. В накладе, как говорится, не останусь, хэ-хэ…
    Последними со сцены уходят скоморохи – танцуя и кувыркаясь.
    Свет гаснет.
    КАРТИНА ШЕСТАЯ
    Поляна перед домом Веселина. За богато накрытыми столами сидят родители новобрачных и гости, женщины и мужчины. С левой стороны – кабатчик Жучило, Злыд, его друзья, с правой – друзья Ратмира. В центре – жених и невеста. Все пьют и закусывают. Перед столами кувыркаются и танцуют скоморохи, музыканты играют на дудках и бубнах. Гости хором кричат «Горько!» Ратмир и Искра целуются, затем выходят танцевать. Танцуют. К ним присоединяются остальные, включая Веселина и Голубу. Только Жучило сидит мрачный, Крив злобный, а Злыд пьяный и унылый. Внезапно Ратмир останавливается.
    РАТМИР (жестом заставляя музыкантов прервать игру). Подождите! Где же Величка? Не видать ее среди гостей… Жучило, где дочь твоя?
    ЖУЧИЛО. Она не дочь мне боле! Обокрала отца родного негодная девчонка. Клад был зарыт мой в тайном месте… в саду, под яблоней… эх, что теперь скрывать… Пронюхала девчонка, проследила – и выкрала добро, накопленное за сорок лет…
    ВЕСЕЛИН. Эй, Жучило! Про то, что клад ты прячешь под яблоней в саду, известно половине наших поселян. Любой из нас, прокравшись темной ночью, мог завладеть им. С чего решил ты, что дочь твоя – воровка?
    ЖУЧИЛО. Она просила денег… Три золотых… Я ей не дал, конечно! Зачем девице такие деньги? Накормлена, напоена поди… Одета! Ни в чем ей недостатка нет. Ну, видно, затаила думку злую, нашла мой клад и выгребла все подчистую. А я ее за косы – и к ответу. Она не сознается, плачет, не говорит, где краденое прячет. А я ее – в сарай, на хлеб и воду. Чтоб вспомнила… Сегодня захожу в сарай – пустой. Прорыла девка лаз под досками - и выбралась. Хитра, ловка, а притворялась все дурехой!
    ГОЛУБА (в сторону). Ну… вся в отца пошла!
    ВЕСЕЛИН. Эх… не верю я, что Величка воровка! Девчонка славная…
    Появляется Доброгнева.
    ДОБРОГНЕВА. И правильно! Она не виновата… Я расскажу, как дело было…
    ЖУЧИЛО. Ну и как же?
    ДОБРОГНЕВА. Ох, спешила я на свадьбу, можно отдышаться хоть? Налейте для начала, дайте закусить сперва! Присяду, вот…
    Ей уступают место за столом, наливают вина в кубок, Доброгнева пьет.
    ДОБРОГНЕВА. Томить не стану вас, вот как все было. Пришла ко мне Величка на днях. Просила против зелья ядовитого такое средство, чтоб яд стал не вреднее молока. Деньжат у ней не оказалось, я в долг дала…
    ЖУЧИЛО. Какого еще зелья?
    ДОБРОГНЕВА. А такого, каким дружок сынули твоего задумал опоить Ратмира. Чтобы Ратмир ослаб во время поединка, и Злыд его легко бы одолел в борьбе, и Искру в жены взял…
    ИСКРА (брезгливо). Ну и козел!
    РАТМИР (вскакивая и потирая кулаки). Начистить б морду за такое!
    ГОЛУБА (в сторону). Фу, ну и семейка… Один другого стоит.
    ДОБРОГНЕВА. За зельем они отправились к Тишиле… к брату моему. Покупка обошлась им в три золотых – я цены знаю. Вот и разгадка, Злыд и Крив – ворье!
    ЗЛЫД (Криву). Постой, дружок! Разве такой был уговор? Науськал ты меня лишь позаимствовать три золотых на время у отца. А опосля – вернуть! А сам, узнав, где клад, зарыт, ты целиком его к рукам прибрал?
    КРИВ. Я все объясню сейчас…
    ЗЛЫД. Сейчас тебе, вот, что! (бьет Крива кулаком так, что тот летит вверх тормашками).
    ЖУЧИЛО (встает и подходит к Злыду). Ну, сынок, держи отеческий тумак! (бьет Злыда так, что тот летит вверх тормашками в другую сторону).
    ГОЛУБА. Эй, драчуны! Свои семейные дела решайте дома у себя! А не на свадьбе моей дочки.
    ВЕСЕЛИН. Эх, Голуба, что ж за свадьба без хорошей драки! Был бы повод (сцепляется с Жучилой, они начинаются кататься по полу, воя и брыкаясь).
    ИСКРА (Доброгневе). Что делать нам? Бедняжка Величка! Как нам найти ее? Она же пропадет одна.
    ДОБРОГНЕВА. Я сама ее найду. Она жива. Сороки мне трещали, что бродит Величка в лесу, голодная, босая, горько плача. Так я пойду – найду ее, и накормлю, и обогрею.
    Доброгнева уходит. На поляне какое-то время продолжается кутерьма. Кто-то дерется, кто-то пляшет, кто-то шатается пьяный или спит, уронив лицо в блюдо с солеными огурцами. Затем постепенно шум утихает. Ратмир берет Искру на руки и уносит прочь.
    Затемнение.
    ЭПИЛОГ
    Глухая чащоба. Черные камни, кривые дуплистые деревья. Ночные шорохи и голоса неведомых птиц и зверей. Летает во множестве ночные бабочки и летучие мыши. Свет полной Луны придает этому месту еще большую таинственность. Величка бредет между деревьев и горько плачет. Ее лицо, руки, босые ноги испачканы грязью, волосы свернулись колтуном, холщовая рубашка, опоясанная веревкой, порвана в нескольких местах.
    ВЕЛИЧКА. Я бедная, несчастная! Никому я не нужна!
    Она видит перед собой небольшое озеро.
    ВЕЛИЧКА. Вот, я пришла, куда судьба вела. Возьму и утоплюсь, и там, на глубине, под синею водой найду покой…
    Находит камень, развязывает веревку, опоясывающую ее талию, привязывает один конец к камню, а другой – к шее. Берет камень в руки и подходит к обрыву, намереваясь прыгнуть в воду. Из-за края скалы появляется Доброгнева.
    ДОБРОГНЕВА. Девчонка, стой! Неужто хочешь ты расстаться с жизнью, долг не уплатив.
    ВЕЛИЧКА. Ой!
    ДОБРОГНЕВА. Вот, тебе и «ой»! Три золотых осталась ты должна. Изволь сначала расплатиться.
    ВЕЛИЧКА. Рада бы да нечем.
    ДОБРОГНЕВА. И что же – останусь я без прибыли?
    ВЕЛИЧКА. Да, нехорошо…
    ДОБРОГНЕВА. Скорей, ужасно!
    ВЕЛИЧКА. Да, но что же делать?
    ДОБРОГНЕВА. Ну, могу я предложить тебе работу у меня – в оплату долга. Три золотых должна – три года, значит, будешь у меня в служанках: мыть пол, еду готовить, чистить хлев, гусей пасти, коров доить, ну и все остальное, что ни прикажу...
    ВЕЛИЧКА. О… я согласна, а потом…
    ДОРОГНЕВА. А потом - сама решишь, что делать! Захочешь утопиться, что ж, топись. Захочешь в дом родной вернуться – возвращайся. А захочешь – оставайся у меня. Учись моей науке: как травы собирать, из них потом варить лекарства… Ну, что решила? Сигаешь в озеро или со мной идешь?
    ВЕЛИЧКА. С тобой иду…
    ДОБРОГНЕВА. Ну, умничка! Пошли скорей, работы у меня невпроворот.
    Величка отвязывает веревку и кладет камень у берега. Уходит вместе с Доброгневой. Свет гаснет.
    КОНЕЦ
    2009

 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования