Общение

Сейчас 578 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(Афрюндийские игры в одном действии)

РИККИ.    Это правдивая история о Великой Войне, которую вел  бесстрашный мангуст  Рикки-Тикки-Тави…

ОТЕЦ.    Это было в вечнозеленых афрюндийских лесах…
    Ну, это где-то между Африкой и Индией. Существует такая
    Прекрасная страна – Афрюндия…

ЧУЧУНДРА.    Да вы, наверное, не раз здесь бывали. Так вот там, в крохотной ложбинке и жил маленький-маленький мангуст по прозвищу Рикки-Тикки-Тави.

ОТЕЦ.    Был он вот такой….

МАТЬ.    Пожалуй, вот такой. Словом, не больше самой обыкновенной кошки.

РИККИ.    Почти как я!

ОТЕЦ.    У Рикки  был очень серьезный папа…

МАТЬ.    И ласковая мама, такая же ласковая, как все мамы на свете…

ОТЕЦ.    Ах, какой у нас быстрый и верткий малыш!

МАТЬ.    Он мчится среди джунглей быстрее ветра!

ОТЕЦ.    Он вырастит настоящим, чистокровным мангустом!

МАТЬ.    А мы самые чистокровные мангусты,  хоть у кого спросите!

ОТЕЦ.    А какой чистокровный мангуст не мечтает стать домашним?

МАТЬ.    Это самая заветная мечта!

РИККИ.    А что это такое – стать домашним?

МАТЬ.    Это значит – жить у людей. Люди – это самые интересные существа на земле.

ОТЕЦ.    Они очень умные, умнее самой мудрой совы.

МАТЬ.    Они сильнее самого сильного слона!

ОТЕЦ.    У них нет крыльев, но они летают выше птиц.

МАТЬ.    Они не похожи на рыб, но ныряют и плавают не хуже осьминога.

ОТЕЦ.    Они живут в домах, которые крепче скалы.

МАТЬ.    И еще они очень любят тех зверей, с которыми живут. Такие звери называются домашними и люди поют им песни…

(Отец и Мать показывают жизнь «дома». Им прислуживают переодетые в людей актеры).            

РИККИ.    Я хочу стать домашним! Мама, папа, идемте же скорее к людям!

ОТЕЦ.    Понимаешь, Рикки, не так-то все просто… Люди живут очень-очень далеко.

МАТЬ.    И дорога к ним трудна и опасна… Скушай лучше сушеный хвостик удава, деточка… Ничего не поделаешь, нам остается только мечтать о том, чтобы встретить Человека.

РИККИ.    Не хочу хвостик! Не хочу ждать! Я не боюсь опасностей!

ОТЕЦ.    Это похвально. Но знаешь ли ты, Рикки, что за каждым камнем или за каждым кустом может прятаться страшная змея. Ты собрался в путь, но ведь ты никогда не видел еще ни одной змеи и не знаешь насколько они коварны.

РИККИ.    Папа, научи меня сражаться со змеями!

МАТЬ.    Ты еще очень маленький!

РИККИ.    Мама!…

МАТЬ.    Рикки! Мне думается, что драться со змеями – это не самое главное в жизни…

РИККИ.    Сейчас это главное!

ОТЕЦ.    Хорошо! За мной, я возьму тебя в охоту!

РИККИ.    Рикки-Тикки-рчик!

(Появляется змея Карайт).

Вот она змея! Самое опасное – это ядовитые зубы и страшный хвост.

МАТЬ.    Ударом хвоста она может легко запутать и свалить с ног мангуста.

ОТЕЦ.    Поэтому помни: победа мангуста над змеей в быстроте его глаз и лап. У змеи удар – у мангуста – прыжок… Будем учиться прыгать!

(Отец нападает на змею. Затем мать. Затем Рикки),

РИККИ.    Чур, не считаете! Не считаете! Я просто забыл вовремя подпрыгнуть!

ОТЕЦ.    Забыл – значит проиграл! И еще – никогда не верь змее. В твоем сердце не должно быть страха. Смелость и любопытство – это для мангуста самое главное. Ведь наш девиз: «Беги, разузнай и разнюхай!».

РИККИ.    Это как раз по мне. Беги, разузнай и разнюхай. Самый лучший девиз для смелых и любопытных. Ах, скорее бы стать большим и отправиться на поиски людей.

МАТЬ.    Не печалься, деточка. Может быть когда-нибудь нам и повезет.

ОТЕЦ.    Надо учиться ждать.

РИККИ.    Не хочу ждать!

ОТЕЦ.    Похвально. И я когда-то так говорил.

МАТЬ.    И я.

(Гром.)

МУЗЫКАНТ.    О! В Афрюндии всегда так. Только что сияло солнце и вдруг гром, молнии, ливень, да не на день, не на два, а на целый месяц!

МАТЬ.    Это приближаются Большие Дожди. После них приходит Большая Вода. Надо скорее укрыться в нашей ложбинке. Большая Вода может унести тебя далеко-далеко, будь осторожен, Рикки.

РИККИ.    Унести? Туда, где живут люди?

МАТЬ.    Может быть. Но никто не знает, куда бежит Большая Вода. Домой, Рикки!

ОТЕЦ.    Немедленно домой! Приближается водяной поток!

(Появляется бешеный поток. Сейчас он ласков и приветлив.)

РИККИ.    Никто не знает, куда ты бежишь. Но я знаю – ты можешь привезти меня к людям. Зачем ждать, когда я стану большим и долго-долго идти пешком, ведь можно плыть на твоей спине, водяной поток. Не такой уж ты и страшный!

(Как только Рикки попадает в поток, тот начинает бешено кружиться).

РИККИ.    Помогите! Тону! Мама!…

МУЗЫКАНТ.    Ну вот, он, наверное, совсем утонул. Вот, что случается с теми, кто не слушается родителей. Все это очень печально…

(Появляются люди. Тэдди катит большой чемодан. Профессор несет огромный фотоаппарат с треножником и том энциклопедии).

МИСТЕР ДОЛБИ. Поздравляю тебя, Тэдди. Мы – в Афрюндии. Это типичный афрюндийский пейзаж. Сейчас мы определимточку нашего местонахождения и узнаем, сколько нам осталось идти до нашего дома. (Определяет.) Мы в тридцать пятом градусе южной широты и шестьдесят втором восточной долготы. Найди эту точку на карте, Тэдди.

ТЭДДИ.    Вот она! Мы – в море!

МИСТЕР ДОЛБИ. Как в море? А все понял. Я ошибся. Нужно было определять наше местонахождение по солнцу, а я определил по звездам.

ТЭДДИ.    Конечно, папочка. Ты просто перепутал день с ночью.

МИСТЕР ДОЛБИ. Но я же известный на весь мир профессор биологии, знаменитый путешественник и коллекционер бабочек, я знаю тринадцать языков и…словом, я имею право быть чуть-чуть рассеянным.

ТЭДДИ.    Конечно, папочка. (смотрит на карту.) До нашего дома осталось чуть больше мили. Смотри, папа, кто это лежит?

МИСТЕР ДОЛБИ. Стоп! Нельзя так обращаться с незнаковыми афрюндийскими зверями. Его сначало нужно классифицировать. (Смотрит в книгу.) Так, Тэдди, это типичный афрюндийский крокодил!

ТЭДДИ.    Ой!..Но разве бывают крокодилы с пушистым хвостом, папа?

МИСТЕР ДОЛБИ. М-да…Это неизвестный еще науке зверь. Мы сделали с тобой потрясающее открытие, Тэдди. Поздравляю!

ТЭДДИ.    Папа, а по-моему это обыкновенный мангуст, только почему-то очень мокрый.

МИСТЕР ДОЛБИ. Так…М-да…В самом деле…Кажется, он немного утонул.

ТЭДДИ.    Так надо его спасать!

МИСТЕР ДОЛБИ. Тэдди, сколько раз нужно рассказывать, что делают при спасении утопающих? Какая же ты рассеянная, ничего не помнишь. При спасении утопающих необходимо делать дыхательное искусство!

ТЭДДИ.    А по-моему, искусственное дыхание…

МИСТЕР ДОЛБИ. Пока мы спорим, Тэдди, этот милый зверек может погибнуть…

ТЭДДИ.    Он ожил, папа, получилось!

РИККИ.    Помогите, тону…

МУЗЫКАНТ.    Никто уже не тонет. На самом деле ты лежишь на земле и не можешь пошевелить от усталости даже кончиком хвоста и весь дрожишь от холода…

ТЭДДИ.    Как он дрожит, папа… Его надо укутать… Сейчас, маленький, сейчас ты согреешься…

РИККИ.    Ой! Ой! Кто это?! Какая странная у них шкура… Мама! Это лысые обезьяны! Я в обезьяннем плену! Я пропал!

ТЭДДИ.    Куда ты вырываешься, глупенький?

МИСТЕР ДОЛБИ. Держи его, Тэдди, я вас сфотографирую…Мы отправим этот снимок в Бритландию, нашей дорогой мамочке…

РИККИ.    Меня хотят отправить на ужин… Не видать твоей лысой мамочке ужина!

ТЭДДИ.    Стой! Держи его, папа!

(Рикки прыгает в чемодан. Крышку закрывают.)

ТЭДДИ.    Попался! Что же теперь делать?

МИСТЕР ДОЛБИ. Мы повезем его в чемодане! Скорее к дому, Тэдди…

(Уходят.)

РИККИ (просыпается). Где это я?

МУЗЫКАНТ.    Понятно где… Ты в плену у лысых обезьян!

РИККИ.    А-а…Я нахожусь в их пещере…Ой! Ты кто? Как тебя зовут, странный зверь?

БУДИЛЬНИК (МУЗЫКАНТ). Тик-так.

РИККИ.    А я – Рикки-Тикки-Тави. Ты тоже попал в плен?

МУЗЫКАНТ.    Трень-брень…

РИККИ.    Тише! Ты не знаешь, Тик-Так, для кого это оставлен кусочек сырого мяса и банан?

МУЗЫКАНТ.    Трень-брень…

РИККИ.    Понимаешь, я очень голоден, а мне нужно набраться сил, чтобы защитить себя…

МУЗЫКАНТ.    Так-так.

РИККИ.    Можно, я чуть-чуть откушу от этого кусочка?

МУЗЫКАНТ.    Да, пожалуйста…

РИККИ.    Спасибо, Тик-так. А теперь я должен все разузнать и разнюхать. Тише! Там спит маленькая лысая обезьяна! А т там – большая и лысая. Слушай, они забыли запереть вход в пещеру! Бежим скорее, Тик-Так!       

МУЗЫКАНТ.    Дзынь-Дзынь?

РИККИ.    Мне стыдно. Сам удираю, а ты остаешься в плену! Как я сразу не догадался, ведь у тебя нет ножек, как у улитки! Давай, я тебе помогу…

(Сад.  Песня Дарзи:).

    Прошло уж столько дней с тех пор,
    Как этот чудный сад – осиротел.
    Не слышно пения друзей-соседей,
    И бабочка, и мотылек отсюда в страхе прочь стремятся.
    И голос мой, которым восхищались все вокруг,
    Теперь тоской и грустью переполнен.
    В тюрьме нельзя сладкоголосым быть!
    Боюсь, что навсегда цветущий это сад
    Останется прибежищем тирана,
    Убийцы подлого, безжалостного Нага!
    Коварный этот змей лишил меня подруги,
    Подкравшись незаметно к ней
    И проглотил ее, бедняжку , с аппетитом!
    И я теперь вдовец, убитый горем.
    К тому же будущий отец – ведь там, в гнезде,
    Появятся вот-вот пять милых деток,
    Пять ласковых птенцов портняжки-Дарзи…
    О, змей проклятый! Их ты не отнимешь!…

О-о… Он опять идет сюда…

НАГ.    Я давно уже здесь. Хорошо поешь, Дарзи. Молодец.

ДАРЗИ.    Вы хвалите меня за голос иль за слова, Великий Господин?

НАГ.    Я хвалю тебя за дерзость. Уважаю дерзких. Сам такой. Но в моем царстве дерзких не надо. Дерзкие любят бунтовать. Поэтому мне придется наказать тебя, поэт… Иди ко мне, певец, ко мне!

НАГАЙНА.    Подожди, Наг, не спеши… Оставь Дарзи в покое. В нашем царстве нужен свой поэт и певец.

ДАРЗИ.    Спасибо вам, госпожа Нагайна.

НАГ.    Но он дерзит! И я хочу послушать, как он будет петь у меня в желудке.

НАГАЙНА.    У, я тоже люблю такую песню. Но пусть лучше поет    здесь. В нашу честь. Это приятнее.

ДАРЗИ.    Не буду петь для вас ни здесь и не в желудке! На перышки меня пусть разорвут! Я не издам ни звука!

НАГ.    Как он дерзит! Молодец!

НАГАЙНА.    Ничего, я уверена, что через минуту он станет послушным и преданным нам певцом.

ДАРЗИ.    Да ни за что, клянусь своей лирой!

НАГАЙНА.    Надо позвать сюда Карайт. Мы немного поиграем в мячики. Карайт!

КАРАЙТ.    Я всегда готов служить, госпожа моя.

НАГАЙНА.    Принеси нам мячики для игры, Карайт. Они лежат…в гнезде Дарзи.

ДАРЗИ.    Ах! Прошу вас, отдайте мое потомство!

НАГАЙНА.    Непременно. Мы только поиграем в мячики. А пока мы играем – ты пой, Дарзи, пой, да погромче.

НАГ.    Вот-вот! В нашу честь! Не стесняйся!

ДАРЗИ.    Ах, сделаю все, что вы прикажите, довольно, оставьте же шутки!

(Змеи жонглируют яйцами).

Ах, что вы творите! Ведь там же птенцы! Не совестно вам ни минутки!

КАРАЙТ.    Очень удобные для игры мячики. Пой!

ДАРЗИ.    Хорошо, хорошо… Свеж и зелен сад чудесный… славу пою я Великому Нагу… Такой у него вид прелестный… И который хочет сожрать моих птенцов!

НАГ.    Фу…

КАРАЙТ.    Господину Нагу не нравится этот куплет… (проглатывает одно яйцо). Раз!

ДАРЗИ.    Ах! Радостно жить нам в прекрасном саду, где господствует Великий Негодяй… То есть я хотел сказать – Великий Наг…

КАРАЙТ.    Два!

ДАРЗИ.    Да лучше жить нам всем в аду, чем там, где живет этот гад!

КАРАЙТ.    Этот куплет тоже не подходит! Три!

ДАРЗИ.    Не будет песни моей для бандитов! Молчите уста!

КАРАЙТ    .Четыре! Остался последний мячик, глупая птица!

ДАРЗИ.    Ах… Слава во веки веков Нагу, Великому змею!

    Слава прекрасной его госпоже, премудрой Нагайне!
    Слава цветущему саду, который они охраняют…

КАРАЙТ.    Шшшш! Сюда кто-то идет!

НАГАЙНА.    Любопытно, кто это такой смелый разгуливать по нашему саду?

НАГ.    Спрячемся…

(Змеи прячутся. Вбегает Рикки).

РИККИ.    Все, сейчас упаду. Надо скорее найти дорогу домой… Эй, почему ты плачешь, птичка? Здесь так красиво. Я никогда не видел такого красивого леса. Надо петь от радости, а ты плачешь.

ДАРЗИ.    Да, у нас тут, действительно, хорошо… некоторым. Здесь растут розы величиной с беседку, полно апельсиновых деревьев, впрочем, как и лимонных… только кому от этого радостно? Это самый несчастный сад в округе, а я самая несчастная в нем птица Дарзи.

    Весь сад наш в тоске, как в тумане густом,
    Нет в нем ни веточки радости.
    Под каждым симпатичным на вид кустом –
    Или огромный Гад или мелкие Гадости…
Вот что, малыш, беги-ка ты быстрее отсюда. Здесь противно и страшно.

РИККИ.    Именно это мы с Тик-Таком и делаем. Так бежим вместе, а? Пока лысые обезьяны проснутся и хватятся нас, мы будем уже далеко-далеко.

ДАРЗИ.    Кто это – лысые обезьяны?

РИККИ.    Вот тебе раз! Разве не  их ты боишься? Они живут вон в той пещере. Они выловили меня из воды и собираются съесть!

ДАРЗИ.    Хоть и не время смеяться, но очень смешно. Во-первых, ты украл будильник. Во-вторых, это не лысые обезьяны. Это люди. Это не пещера. Это – дом. И это не лес – это сад. И выловили тебя из воды не для того, чтобы съесть, а для того, чтобы ты не утонул.

РИККИ.    Дом? Сад? Люди? Ах, какой же я глупый! Я убегал от своей мечты!

ДАРЗИ.    В этом саду есть другие чудовища. Они опасны даже для людей.

РИККИ.    Даже для людей? Но ведь они самые сильные, самые умные, самые…

ДАРЗИ.    Увы. И боюсь, что людям здесь не долго жить. В этом саду поселились Наг и Нагайна – они считают себя царями этого сада.

РИККИ.    Кто такой Наг? Кто такая Нагайна? Что это за звери, которых боятся даже люди?

(Появляются змеи)

НАГ.    Ты хочешь знать, кто такой Наг? Смотри и дрожи. Потому что Наг – это я!

РИККИ.    Ха, да это всего лишь змеи!

НАГ.    Да, мы змеи. Я – царь-кобра, я хозяин этого сада. Это мой сад.

РИККИ.    А я Рикки-Тикки-Тави, маленький мангуст. И, раз вы змеи, а я мангуст, то мы должны драться.

НАГ.    Ты меня не боишься?

РИККИ.    Я испугался на секунду, но мой папа говорил, что для мангуста самое главное – это смелость.

НАГАЙНА.    Ох, уж этот твой папа…Давай лучше потолкуем по-хорошему, маленький храбрый мангуст. Почему ты хочешь с нами драться?

РИККИ.    Потому что я не хочу, чтобы в этом саду царствовали вы. Этот сад принадлежит людям. Я тоже поселюсь здесь и, может быть, со временем стану домашним.

НАГ.    Эй, посмотрите на него! Он хочет стать домашним!

НАГАЙНА.    Ты против природы, мангуст! Каждый зверь, каждая букашка, все должны ненавидеть людей! А те звери, которые с ними дружат – предатели!
   
РИККИ.    За что мне их ненавидеть? За то, что они спасли меня? Напротив, я бы очень хотел с ними подружиться. Мой папа говорил, что жить рядом с человеком во сто раз интереснее.

НАГ.    Опять этот твой папа!

НАГАЙНА.    Ты погибнешь, предатель мангуст!

НАГ.    И люди тоже скоро погибнут. Это наш сад!

(Битва. Рикки побежден. Крики. Звонит будильник.)

НАГАЙНА.    Люди! Они идут сюда!

НАГ.    У Большого Человека в руках ружье. Спрячемся.

НАГАЙНА.    Я даю тебе время подумать, мангуст. Помни – наша следующая встреча будет для тебя последней.

(Змеи исчезают.)

ДАРЗИ.    Ты смело отвечал, Рикки, но теперь тебе, действительно лучше убежать отсюда подальше.

РИККИ.    Мне? Оставить людей наедине со змеями? Я знаю об их коварстве! Я хорошо помню уроки родителей. Посмотрим, чья возьмет! В моем сердце нет страха! Эй, вы!

(Убегает. Появляется Чучундра.)

МИСТЕР ДОЛБИ. Постойте, погодите же, уважаемая крыса!

ЧУЧУНДРА.    Оооо! Все! Я – пропала!

МИСТЕР ДОЛБИ. Тэдди! Скорее же! Окружай!

ЧУЧУНДРА.    Это какое-то досадное недоразумение! Не надо меня губить!

МИСТЕР ДОЛБИ. Одну минуточку! Тэдди, да помоги же  ее  поймать! Какой чудный экземпляр!

ЧУЧУНДРА.    О, бедная Чучундра! Все, твоя жизнь кончена!

МИСТЕР ДОЛБИ. Я только сфотографирую, уважаемая…И измерю…

ЧУЧУНДРА.    Я никому не делаю зла, за что меня губить? Я всю жизнь ходила только у стеночки! Я никогда не выходила на середину комнаты! И вот результат!




МИСТЕР ДОЛБИ. Вот так… Удивительно крупный экземпляр обыкновенной типичной афрюндийской мускусной крысы… (Вешает на шею крысы табличку с надписью «Мускусная крыса»). Замечательно…       

ТЭДДИ.    Великолепный экземпляр. Она просто красавица.

ЧУЧУНДРА.    Бедная, загнанная, замученная крыса. Как печален твой конец… Прощай, природа!

(Мистер Долби фотографирует Чучундру. Та грохается в обморок.)

МИСТЕР ДОЛБИ. Отличный снимок! Вообще прекрасное утро! Что это с ней? Ну вот… Это типичный обморок обыкновенной мускусной крысы…М-да…

ТЭДДИ.    Папа, ты только посмотри. Это же наш мангуст. Совсем освоился. Смотри, как высоко он прыгает.

МИСТЕР ДОЛБИ. Прыжок – это вообще-то типично для афрюндийского мангуста.

ТЭДДИ.    Какой он ловкий! Иди сюда, маленький… Не бойся, ну… Умничка… Какой он ласковый…

МИСТЕР ДОЛБИ. Ну это… типично… Я приглашаю вас устроить небольшой утренний ужин…

ТЭДДИ.    Завтрак, папа.

МИСТЕР ДОЛБИ. Ну да, я и говорю – завтрак. Кстати, как мы его назовем?

ТЭДДИ.    Как тебя зовут?

РИККИ.    Рикки-Тикки-Тави.

ТЭДДИ.    Какой он умный! Он все понимает, папа! Мы будем называть тебя Рикки!

МИСТЕР ДОЛБИ. Вот и познакомились… Прошу… Приглашаю вас на завтрак, который по случаю нашего приезда и удачного утра состоится на террасе.

ТЭДДИ.    Мы принимаем ваше приглашение, мистер Долби…Ой, папа, я где-то потеряла свою ленточку. Наверное, когда мы гонялись за крысой.

РИККИ.    Я найду! Я сейчас ее найду!

ТЭДДИ.    Спасибо, Рикки. Мы будем ждать тебя на террасе.

МИСТЕР ДОЛБИ. Ты разговариваешь с ним, как будто он тебя понимает. Ты в самом деле думаешь, что он принесет ленточку?

ТЭДДИ.    Конечно, папа. Мы превосходно понимаем друг друга, неужели ты этого не понимаешь?

МИСТЕР ДОЛБИ. Ну… Понимаю. Я все-таки профессор и знаком с психологией животных… Этот мангуст, действительно, очень обаятельный…

(Люди уходят. Мангуст находит ленточку. Дорогу преграждают змеи.)

НАГ.    У тебя было время подумать, мангуст. Или ты покидаешь сад или не жди пощады. Трепещи!

РИККИ.    Да, я решил. Я иду завтракать на те    ррасу.

НАГАЙНА.    Ты умрешь, не позавтракав. А завтракать тобой будем мы.

РИККИ.    Вообще-то, я тоже чуть-чуть проголодался…

ДАРЗИ.    Рикки, оглянись! Оглянись!

(Рикки прыгает. Карайт промахивается.)

КАРАЙТ.    Проклятый Дарзи! Ты скоро поплатишься за это!

РИККИ.    Благодарю тебя, Дарзи.

НАГАЙНА.    Убей мангуста, Карайт. А с людьми мы справимся сами. Пусть они пока ни о чем не подозревают…

(Змеи исчезают.)

КАРАЙТ.    Берегись! Я самая ловкая змея – все остальные неповоротливые слоны в сравнении со мной.

РИККИ.    Не слишком задавайся.

КАРАЙТ.    Дрожи! Я – Карайт, что означает только одно – смерть!

РИККИ.    В моем сердце нет страха. Поищи-ка его у себя, задавала.

( Бой. Карайт мертв.)

ДАРЗИ.    Слава герою! Карайт – мертв! Слава тебе, красноглазый герой, в схватке врага победивший!

ТЭДДИ.    Папа, Рикки дерется со змеей!

МИСТЕР ДОЛБИ. Стой! Не подходи! (Подкрадывается к Карайт.) Так… Она мертва…

ТЭДДИ.    Рикки, бедный, маленький Рикки… Ты не ранен?

РИККИ.    Я нашел ленточку, только куда-то она задевалась…

МИСТЕР ДОЛБИ. Ты, малыш, победил очень опасного и злого врага. Укус этой пестрой змеи – смертелен.

ТЭДДИ.    Найдется ленточка… Фу, какая страшная змеища…

МИСТЕР ДОЛБИ. Эту победу надо отметить! За мной, на террасу. Выпьем по стаканчику настоящего бритландского молока!

(Люди и Рикки  уходят. Появляются змеи.)

НАГАЙНА.    Гадкий мангуст!

НАГ.    Надо немедленно умертвить всех! Я сейчас разорвусь от злости!

НАГАЙНА.    Подожди, Наг! Ты же видел – у Большого Человека есть ружье!

НАГ.    Ах, а у меня нет ружья!

НАГАЙНА.    У тебя есть кое-что получше, царь. Хитрость. Ночью, в умывальной комнате я вынула кирпич…

НАГ.    Кирпич?!

НАГАЙНА.    Когда все уснут, ты проникнешь в дом…

НАГ.    И убью мангуста. Ха-ха!

НАГАЙНА.    Да нет же!… Сначала ты должен ужалить Большого Человека.

НАГ.    Ужалить… А мангуст?

НАГАЙНА.    С ним я разделаюсь сама.

НАГ.    А, понимаю…

НАГАЙНА.    Я доставлю тебе это удовольствие!

( Танец «смерти».)

НАГ.    Скоро в этом доме снова никто не будет жить. Там, в подвале мы и поселимся.

НАГАЙНА.    Чем скорее, тем лучше. Скоро на дынной грядке вылупятся яиц наши змееныши. Царственным малюткам нужен покой и уют. Подвал этого дома – лучшее место для них, а этот сад лучшее место для охоты.

НАГ.    Ночью я проберусь в умывальную комнату…И когда Большой Человек придет чистить зубы… Одного моего укуса будет достаточно… Я отомщу за смерть Карайт…

НАГАЙНА.    Удачи тебе, царь.

(Змеи исчезают.)

ДАРЗИ.    Подумать только! Что творится на свете! Конец этой противной змейке Карайт! Я самая ловкая змея, я самая ловкая змея… Ловкач!     Но что я услышал! Они хотят убить людей! Что-то надо предпринимать! Они забыли обо мне, а я знаю их секрет!

НАГАЙНА.    Не надо считать никого глупее себя, птичка Дарзи. Если ты сегодня пропоешь еще хоть одну нотку, то твой единственный птенец превратится в омлет!

ДАРЗИ.    О, молчу, госпожа Нагайна, молчу…

(Ночь. Комната. Рикки и Тэдди. Она укладывает его спать.)

ТЭДДИ.    Какой ты непослушный, мистер Рикки-Тикки. Спи, пожалуйста! А я буду петь тебе колыбельную песню…

Колыбельная песня Тэдди:

    Пусть ты маленький,
    но смелый –
    твоя смелость
покоряет
    великанов и вершины,
    и дороги, и моря.
    Пусть ты маленький,
    но сердце,
    сердце храбрых
    не желает
    биться ровно, если рядом
    беззащитные друзья!

    В этом мире каждый равен –
    Мы с тобой одной крови!
    Ты и я! – закон природы,
    Ты и я! – закон любви,
    Ты и я! – закон объявлен
    Для земли!

ТЭДДИ.    Нет, послушай, я буду петь, а ты спать. Уже поздно и все маленькие давным-давно спят.

РИККИ.    Но я уже не маленький!

ТЭДДИ.    А если ты уже большой, тотогда должен понимать, что ночь нам дана для того, чтобы отдыхать…

РИККИ.    Я хочу попросить у тебя прощения, Тэдди, за то, что назвал тебя лысой обезьяной…

ТЭДДИ.    Какой ты смешной, Рикки. Спи. А не то зайдет папа и очень грозно скажет: почему это вы до сих пор не спите?

РИККИ.    А ну-ка всем спать. Немедленно!

ТЭДДИ.    Мы спим, спим…

РИККИ.    И видим сон…

ТЭДДИ.    О-о, какой большой сон… Мы воюем со змеями!

РИККИ.    Воюем со змеями… Ого!

ТЭДДИ.    Я страшная змеища… У-у!!

РИККИ.    Прыжок… Хочешь, я научу тебя драться со змеями? Давай, давай, я буду змея… А ты прыгай…

ТЭДДИ.    А я ее вот так… Оп-ля!

РИККИ.    Ах так! А я – бац!

ТЭДДИ.    Я – бац! Вон он я ползу, страшный змей…

РИККИ.    Бац!

(Входит профессор. Сражен подушкой. Вступает в бой. Все смеются.)

МИСТЕР ДОЛБИ. А… почему это вы до сих пор не спите?

ТЭДДИ и  РИКККИ. Мы спим.

МИСТЕР ДОЛБИ. Пора на покой. Рикки, это будет твое место, а ты, Тэдди, иди в свою комнату.

ТЭДДИ.    Спокойной ночи, мистер Рикки.

РИККИ.    Спокойной ночи.

МИСТЕР ДОЛБИ. Спокойной ночи, Рикки-Тикки.Тави.

РИККИ.    Спокойной ночи…

МИСТЕР ДОЛБИ. М-да… Это типично…

(Люди уходят.)

РИККИ.    Действительно, так хочется спать… Ну и денек… Сны - такая  приятная штука… (Прислушивается.) Но вокруг полно еще всякой нечисти!

(Рикки бросается на Чучундру.)           

ЧУЧУНДРА.    О. не губи меня, Рикки-Тикки!

РИККИ.    Вот еще забота… Стану я возиться с какой-то мускусной крысой, если я дерусь со змеями!

ЧУЧУНДРА.    Вот и плохо, что дерешься! Ты дерешься, а Наг возьмет и по ошибке ухлопает меня. Он подумает, что я – это ты.

РИККИ.    Ну этого он никогда не подумает. За целую милю видно, что ты это ты, а не я.

ЧУЧУНДРА.    Откуда же это видно?

РИККИ. (показывает табличку.) Да вот же написано: обыкновенная мускусная крыса. Не спутаешь, даже если захочешь.

ЧУЧУНДРА. (обрадованно.) Правда? Там так написано?

РИККИ.    Правда.

ЧУЧУНДРА.    Значит, никто не спутает? Не спутают! Не спутают!

РИККИ.    Только ты иногда читай вслух эту надпись, а то вдруг окажется, что Наг неграмотный.

ЧУЧУНДРА.    Ой? Неграмотный? Значит, мне нужно изредка читать самой… Ага, я поняла. Только я буду читать тихонечко, потому что громко боюсь… Ой, я так всего боюсь, Рикки… Я привыкла ходить возле самой стеночки. Тихонько, незаметненько… зато безопасненько! И тебе советую – ходи у стеночки! Не лезь в драки! Ведь это так не трудно – быть незаметным. И в некотором смысле даже приятно. (Показывает.) Вот, смотри… Раз – шажок! Затаись и послушай! Потом опять шажок! Затаись и послушай… Ой! Тихо… Я сейчас умру… Я слышу как кто-то скребется о стекло…

РИККИ.    Не бойся… Это, наверное, бабаочка.

ЧУЧУНДРА.    Это Наг! Он вездесущ! Он может пробраться даже в дом… Ой, я – Чучундра, обыкновенная мускусная крыса… Знаешь, Рикки, я лучше пойду в свой уголок под шкафом… Хочешь, идем со мной, подрожим вместе?

РИККИ.    Нет, я буду охранять сон людей. В моем сердце нет страха. Пусть у Нага и очень толстая шея, но остается его голова. Голова под самым капюшоном. Нужно вцепиться в это место и не отпускать…

(Влетает Дарзи.)

ДАРЗИ.    Караул! На помощь! Не могу молчать! Змея в доме! Караул!

(Появляется Наг.
Сталкивается с убегающей Чучундрой и оба бросаются в разные стороны.)

НАГ.    Проклятый певец! Я разделаюсь с тобой!.. А теперь я должен увидеть Большого Человека и обвить его в танце смерти… Прочь с дороги, мангуст!

РИККИ.    Как бы не так!

НАГ.    Ты вдвойне мне враг. Потому что ты- мангуст и потому, что ты собираешься служить людям… Продался за чашку молочка!

РИККИ.    Они -  мои друзья!

НАГ.    Ха-ха! Сейчас я разделаюсь с тобой, а потом и с твоими друзьями, предатель…

РИККИ.    Ты такой большой, но такой глупый, Наг!

(Бой.)

НАГ (умирает.)
Оба затихают. Входят люди.

ТЭДДИ.    Папа, змея убила Рикки!

МИСТЕР ДОЛБИ. В эту ночь, Тэдди, Рикки спас нам жизнь.

ТЭДДИ.    Ты жив, Рикки?

РИККИ.    Жив, только чуть-чуть устал…

ТЭДДИ.    Спи, малыш…Уснул в одну секунду…

МИСТЕР ДОЛБИ. Это очень типично после таких драк… Тэдди, нужно осмотреть весь дом. Здесь еще могут быть змеи…
(Натыкается на Чучундру.)

ЧУЧУНДРА.    Обыкновенная мускусная крыса…

МИСТЕР ДОЛБИ. Это свои…

(Люди уходят. Появляется Дарзи.)

ДАРЗИ.    Он заслужил похвалу. Я не в счет. Слишком долго решался. Подумать только, опоздай я на одну минуту и было бы поздно… Надо сочинить в его честь торжественную хвалебную песнь!

ЧУЧУНДРА    Какой кошмар! Натворил столько дел и спит, как ни в чем не бывало!

ДАРЗИ.    Он заслужил этот отдых. Слава бесстрашному мангусту!
Наг – умерщвлен! Никогда ему больше не пожирать моих деток! Гад!

ЧУЧУНДРА.    Что теперь с нами будет? Что теперь будет, когда Нагайна узнает о смерти Нага?! Пропащая я совсем! А все этот Рикки!

ДАРЗИ.    Что с тобой, Чучундра? Надо – петь! А ты плачешь!

ЧУЧУНДРА.    Да!…Наг умер, но Нагайна еще жива! А она… она уж точно не умеет читать! И конечно же проглотит меня вместо мангуста…
(Будит Рикки.)    Рикки, вставай, беда!..

ДАРЗИ.    Чепуха! Мы расправимся с Нагайной!

ЧУЧУНДРА.    Кто это «мы»?

ДАРЗИ.    Мы? Это я, Рикки, Большой Человек, Маленькая девочка и ты, Чучундра! Вон нас сколько!

ЧУЧУНДРА.    Ну я-то здесь причем? Я еще с ума не сошла… Сегодня нас, точнее вас много, а завтра у Нагайны появится двадцать, нет, тридцать змеенышей! Они вот-вот вылупятся!

РИККИ.    Змееныши?! Где  змееныши?

ДАРЗИ.    Фу-ты… Спи, отдыхай, наш бесстрашный герой. Сил набирайся для битвы. Я сторожу твой покой…

РИККИ.    Ах ты, глупый пучок перьев! Разве время сейчас для песен?

ДАРЗИ.    По-моему, самое время. Пора пробовать голос свободы! Слава тебе, красноглазый герой! Слава твоим белозубым клыкам!

РИККИ.    Что?!

ДАРЗИ.    Эээ… Слава твоим… белоснежным клыкам, крепким, как львиные когти!

РИККИ.    Да оставь ты мои зубы в покое!… Лучше скажи, где Нагайна прячет свои змеиные яйца? Где ее логово?

ЧУЧУНДРА.    Я – Чучундра, обыкновенная мускусная крыса. Рикки, умоляю! Не надо связываться с Нагайной. Могучий и грозный Наг ничто по сравнению с ней. Она от нас не оставит волосинки, ни перышка, ни капельки мускуса…

РИККИ.    От тебя останется памятная табличка, успокойся. Дарзи, где логово?

ДАРЗИ.    У самого края, на дынной грядке, где солнце весь день до заката.

ЧУЧУНДРА.    Зачем тебе это знать? Ведь ты же не пойдешь глотать эти яйца?!

РИККИ.    Нет, конечно, глотать не буду, но уничтожу все до единого!

ДАРЗИ.    Тут что-то не так… Мне думается, раз змееныши выводятся из яиц, как и мои птенцы, то я согласен с Чучундрой. Яйца истреблять – это не благородно!

РИККИ.    А мне думается, что в твоей голове никогда не поместится больше одной мысли сразу! Пойми, Дарзи! Пойми, Чучундра! Каждое яйцо – это новая кобра! Не вылупятся же из змеиных яиц бабочки!

ЧУЧУНДРА.    Правильно! Змеи! И они однажды нас скушают!

РИККИ.    Так нужно драться до конца, раз уж начали!

ЧУЧУНДРА.    Ой, не надо… Я лучше к стеночке и молчок. Ничего не видела, ничего не знаю…

(Убегает.)

РИККИ.    Эх, Чучундра… Пора. Уже светает.

ДАРЗИ.    Куда ты? Нагайна лежит возле своей грядки. Охраняет свое потомство.

РИККИ.    Что же делать?

ГОЛОС ЧУЧУНДРЫ. Затаиться!

РИККИ.    Вот что, Дарзи, подойди, как можно ближе к Нагайне и притворись, что у тебя перебито крыло. Она бросится за тобой в погоню, а я в это время с другой стороны подберусь к ее логову.

ДАРЗИ.    А… А, если Нагайна схватит меня?

РИККИ.    Ты боишься?

ДАРЗИ.    Э… Нет. Раньше я боялся за своих птенцов, а теперь по привычке.

РИККИ.    Молодец. В наших сердцах не должно быть страха!

ДАРЗИ.    Да, конечно, но на всякий случай попрощаемся… Слава тебе, красноглазый герой! Прощай!

РИККИ.    Смелее, вперед!

(Утро.)

НАГАЙНА.    А-а… Чудесно… Ты прямо к моему завтраку, Дарзи… Взгляни на меня!

ДАРЗИ.    О, Нагайна! А я-то совсем беспомощный!

НАГАЙНА.    Посмотри на меня!

ДАРЗИ.    В следующий раз, госпожа Нагайна. Потому что стоит какой-нибудь птичке заглянуть вам в глаза, как она почему-то тут же оказывается у вас в желудке…

НАГАЙНА.    Все равно не уйдешь, гадкий, жалкий поэтишко.. Посмотри на меня!

ДАРЗИ.    Ну надо же, как не везет! Я жалкий поэтишко? Ну, хорошо… А вы слышали ночью шум? Нага выбросили на свалку и попали в меня! Представляете, вам неожиданно на крыло падает огромная, мертвущая змеища! Вот, крыло так и горит! Перелом.

НАГАЙНА.    Что ты говоришь… Наг на свалке? На самом деле мертвы люди. Ну, взгляни на меня!

ДАРЗИ.    Ну что вы заладили в самом деле: взгляни да взгляни! Ну взглянул! Лучше вы сами загляните вон за те кусточки!

(Нагайна смотрит. Кричит.)

НАГАЙНА.    Кто это сделал?!

ДАРЗИ.    Мы! То есть я и Рикки-Тикки. Герой! Храбрец!

НАГАЙНА.    Герой! Ну, погодите же…

(Вбегает Тэдди.)

ТЭДДИ.    Рикки, где ты?

(Нагайна сбивает ее с ног. Тэдди неподвижна.)

ДАРЗИ.    А! на помощь! Убийство в саду!

НАГАЙНА.    Если ты еще сделаешь хоть одно движение – я убью девочку! Скоро здесь соберутся все,  и я сполна наслажусь местью!

(Входит профессор.)

МИСТЕР ДОЛБИ.  Тэдди, Рикки, ау!

НАГАЙНА.    Стой, Большой Человек, и не двигайся!

МИСТЕР ДОЛБИ. Тэдди, умоляю, не шевелись!

(Вбегает Рикки.)

РИККИ.    Повернись ко мне, Нагайна, повернись!

НАГАЙНА.    Подождешь, мангуст. Сначала я разделась с людьми. А уж тобой я займусь не спеша… Посмотри на их бледные испуганные лица.. Они вовсе не Боги! Этот сад больше не принадлежит им. Тебе не стать домашним! Они больше не хозяева!

РИККИ.    Пусть они не Боги, но они мои друзья и этого достаточно. Нагайна, иди-ка,  посмотри, что стало с твоими змеенышами. Там, на дынной грядке!

НАГАЙНА.    Что? Что это у тебя?

РИККИ.    Как будто бы змеиное яйцо.

НАГАЙНА.    Отдай его мне!

РИККИ.    Отдать? А какой выкуп? За маленькую кобру, самую последнюю в вашем роде?

НАГАЙНА.    Отдай мне его и я уйду отсюда навсегда. Обещаю.

ДАРЗИ.    Отдай, Рикки, отдай, и она уйдет.

РИККИ.    Но мой папа говорил, что никогда нельзя верить змеям на слово. Я отдам не раньше, чем ты отпустишь девочку. Ну! 

НАГАЙНА.    Опусти яйцо на землю!

РИККИ.    Отпусти Тэдди!

НАГАЙНА.    Хорошо… (прячет яйцо.) Хорошо… (Исчезает.)

МИСТЕР ДОЛБИ. Боже мой, как я за тебя испугался!

ТЭДДИ.    Рикки спас меня, папа. Рикки, Рикки, спасибо…       

(Появляется Нагайна.)
Осторожно!

НАГАЙНА.    Ну теперь берегись, мангуст! Я не уйду из сада!

РИККИ.    Сразись со мной. Тебе не долго оставаться вдовой. Ну вот, Дарзи, а ты говорил – она уйдет… Я буду драться с тобой, Нагайна!

МИСТЕР ДОЛБИ. Бежим все в дом! Я достану ружье! Рикки!

ТЭДДИ.    Быстрее, Рикки! Папа!

(Драка. Оба неподвижны.)   

ДАРЗИ.    Пропал, пропал Рикки. Ах, я должен спеть ему прощальную песнь! О, горе!..

ТЭДДИ.    Рикки!

РИККИ.    Дарзи, пойди сообщи всем, что Наг и Нагайна умерли! Они никогда больше не причинят никому несчастья!

ДАРЗИ.    Динь-донг! Наг и Нагайна мертвы! Вы слышите – весь сад наполнен жизнью!

ЧУЧУНДРА.    Ура! Я – Чучундра, обыкновенная мускусная крыса… Вы у меня это запомните!

РИККИ.    Иди  смелее, Чучундра.

ЧУЧУНДРА.    Спасибо, Рикки.

МИСТЕР ДОЛБИ. Мистер Рикки-Тикки. Мы с Тэдди должны отблагодарить тебя. Сегодня мы устроим восхитительный праздник в нашем саду и пригласим на него всех, всех, кто пожелает придти. Этот праздник будет в твою честь, мистер Рикки-Тикки-Тави.

ДАРЗИ.    Фу! Вот теперь все отлично! Грудь так и распирает от песен!
ТЭДДИ.    Так тогда запевай, певец! А мы все вместе подхватим!

(Финальная песня.)
К  О  Н  Е  Ц

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования