Общение

Сейчас 543 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

АКТУАЛЬНО!

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Что развивается в трагедии? Какая цель ее?
Человек и народ. Судьба человеческая, судьба народная...
А. С. Пушкин. О народной драме.

То слово не исчезнет совершенно,
Которое повторяется многими в народе.
Гесиод. Труды и Дни — ...

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность прогрессивных идей греческой трагедии ясна. Непревзойденные в истории античного театра имена Эсхила, Софокла, Еврипида и великого комедиографа Аристофана вызывали всегда горячий интерес прогрессивного человечества. Эти ве-ликие создатели античной драмы оказали сильнейшее воздействие на развитие театра средневековой и, особенно новой Европы.
Античное наследие звучит даже в терминах театрального дела. Великий мастер — актер и режиссер русского дореволюционного и советского театра — К. С. Станиславский, указывая на значение античных терминов и корней в лексике театрального искусства, говорил:
«На сцене нужно действовать. Действие, активность — вот на чем зиждется драматическое искусство, искусство актера.
Самое слово «драма» на древнегреческом языке означает «совершающееся действие». На латинском языке ему соответствовало слово actio, то самое слово, корень которого act перешел и в наши слова: «активность, актер, акт». Итак, драма на сцене есть совер-шающееся у нас на глазах действие, а вышедший на сцену актер становится действующим». (К. С. Станиславский, Работа актера над собой.)
Нельзя забыть в этой же связи и знаменитых слов А. М. Горького на Первом всесоюзном съезде советских писателей.
«Из всех форм художественного словесного творчества наиболее сильной по влиянию на людей признается драма и комедия, обнажающие эмоции и мысли героев в живом действии на сцене театра».
А. М. Горький неоднократно указывал на актуальность для нашей литературы великих героев античности — Прометея, Геракла. Он с глубоким интересом относился к «Поэтике» Аристотеля и высоко ценил искусство античной трагедии.
Ясно одно. Художественная мощь античного театра, массовая общественная актуальность его образов и идей оказали глубокое воздействие на человечество. Театр стал великой силой. Нельзя сказать о театре лучше Белинского: «Театр, любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, — со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного?»... «Что же такое театр, где эта могущественная драма облекается с ног до головы в новое могущество, где она вступает в союз со всеми искусствами, призывает их на свою помощь и берет у них все средства, все оружие, из коих каждое, отдельно взятое, слишком сильно для того, чтобы вырвать вас из тесного мира сует и ринуть в безбрежный мир высокого и прекрасного?
. . . Этот народ, наполняющий огромный амфитеатр, разделяет ваше нетерпеливое ожидание, вы сливаетесь с ним в одном чувстве»... На тесном пространстве сцены... перед взорами вашими разливается мир страстей и судеб человеческих».
И далее, в статье «Разделение поэзии на роды и виды» Белинский говорит о драме и трагедии:
«Драма представляет совершившееся событие, как бы совершающимся в настоящем времени перед глазами читателя. или зрителя...
С идеей трагедии соединяется идеал ужасного, мрачного события роковой развязки... И между тем ни один род поэзии не властвует так сильно над нашей душой, не увлекает нас таким неотразимым обаянием и не доставляет нам такого высокого наслаждения, как трагедия...
Безвременная и насильственная смерть юной и прекрасной Антигоны потому только потрясает все существо наше, что в ее смерти мы видим искупление человеческого достоинства, торжество общего и вечного над частным и преходящим.
Драматическая поэзия есть высшая ступень развития поэзии и венец искусства, а трагедия есть высшая ступень и венец драматической поэзии».
Нельзя забыть знаменательных слов А. С. Пушкина в статье «О народной драме»: «Что развивается в трагедии? какая цель ее?.. Судьба человеческая, судьба народная».
Этот мировой общечеловеческий интерес к театру звучит во все эпохи от античности до нового времени. Очень ярко говорит об этом знаменитая надпись над входом во всемирно известный театр «Глобус» (Globus), где (в 1602—1615 гг.) шли на сцене бессмертные творения Шекспира. Надпись гласила: «Totus mundus agit histrionem» — «Весь мир играет, весь мир лицедействует».
В частности, по вопросу о сильнейшей любви народа Г рении к театру и трагедии очень интересные факты приводит Плутарх в биографиях Никия и Лисандра (Плутарх, Лисандр, 15).
В 404 г. до н. э. спартанцы — победители Афин — готовы были разрушить город и продать афинян в рабство, чтобы покончить раз навсегда с ненавистной их гегемонией. Но во время пира победителей зазвучал хор из «Электры» Еврипида. Многие стали говорить о том, что нельзя разрушать полностью город, создавший великую и общенародную греческую культуру. Лисандр и спартанцы уничтожили «длинные стены» Афин, взяли флот афинян, но город, школа Эллады, был сохранен.
Необходимо сказать, что многие античные авторы — Геродот, Фукидид, Павсаний, Страбон, Поллукс, Витрувий, Плиний Старший и другие — дают документальный материал, освещающий наследие античного театра, говорят о художественных памятниках, архитектуре театра и т. д.
Важнейший материал по теории трагедии дает широко прославленная в истории литературы «Поэтика» Аристотеля. Особенно важны его высказывания о трагедии.
«Поэтика» Аристотеля полностью не дошла до нас. Но определение трагедии, анализ ее основных элементов — фабулы, характеров, идеи, сценической обстановки и музыкального сопровождения, — анализ перипетий и узнаваний — все это прочно вошло в науку о театре. Особенно важна в учении Аристотеля о трагедии — проблема трагического действия на сцене и трагического потрясения масс зрителей, — трагического «очищения» (катарсис) состраданием и страхом. Есть много теорий о катарсисе (А. М. Горький, Лессинг, Бернайс).
Авторитет Аристотеля, великого энциклопедиста античности, заставляет нас с особым вниманием изучить его наследие в вопросе о трагедии.
«Поэтика» Аристотеля, одна из знаменитейших его работ, до сих пор изучается в современной науке — теории литературы. В «Поэтике» Аристотель рассматривал основные вопросы теории поэзии, вопросы классификации искусств, вопросы отношения искусства к действительности, творческого подражания жизни и природе, сущность эстетического восприятия, воздействия искусства на массы и другие темы.
«Поэтика» Аристотеля сохранилась в сжатой форме, напоминающей конспект книги. Многие части ее не дошли до современности, многие дошли неполными.
Основным жизненно актуальным положением Аристотеля о трагедии является следующее: Трагедия есть воспроизведение действия серьезного и законченного, имеющего определенную величину, украшенной речью, различными ее видами отдельно, в различных частях — воспроизведение действием, а не рассказом, производящее посредством сострадания и страха очищение подобных аффектов (Аристотель, Поэтика, гл. 6).
В понимании «катарсиса» ученые выделяют несколько идейных течений. Каждое из них характерно для своей эпохи. Так, Лессинг в «Гамбургской драматургии» рассматривал театр как трибуну для активного воздействия на массы народа. Такой взгляд был типичен для Лессинга как просветителя XVIII в.
Лессинг считал, что трагедия очищает, облагораживает чувства людей. Он истолковывал катарсис в нравственном смысле.
В половине XIX в. Якоб Бернайс выдвинул своего рода «медицинскую» теорию понимания катарсиса. Он считал, что очищение происходит вследствие аффекта и последующего его разряжения. Но эта теория, хотя многие ее и принимают, все же не удовлетворяет нас. Она несостоятельна в том смысле, что пытается объяснить явления искусства, воздействие трагедии на зрителей — биологическими и физиологическими функциями.
Заметим одно. Катарсис понимали в различные эпохи по-разному, выделяя в этой сложнейшей проблеме воздействие античной трагедии на массы зрителей.
Что можно сказать нового, понимая всю сложность проблемы «потрясения» зрителей муками героев трагедии? Человеку свойственно по самой его природе с сочувствием и ужасом воспринимать страдания других людей и в то же время сознавать, что сам он избавлен от этих страданий. Об этом с исключительной силой писал Лукреций:

Suave mari magno turbantibus aequora ventis
E terra magnum alterius spectare laborem;
Non quia vexari quemquam est jucunda voluptas
Sed quibus ipse malis careas quia cernere suave est.

(«De rerum natura» II, 1—4.)

Но об этом же глубже, ярче сказал Пушкин.

Все, все, что гибелью грозит.
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслаждения —
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волнения,
Их обретать и ведать мог.

(Пир во время чумы. А. С. Пушкин.
Сочинения, т. II.— стр. 410, изд. ГИХЛ, 1955)

В неразрешенной еще до конца проблеме «катарсиса» эти гениальные строфы Пушкина как лучезарный маяк во тьме освещают идейную сущность трагического, жизнь человеческого сердца, его силу и героическую борьбу.
Многотысячная масса греческих зрителей действительно глубоко переживала трагедию. В знакомых героях и ярко разраставшемся сценическом действии, в звучных и ошеломляюще сильных речах актеров, в могучем синтезе речи, речитатива, хора, музыки, в логически неизбежных ударах рока и действия «богов трагической развязки» зрители чувствовали великое воздействие пафоса искусства.
Многотысячная толпа зрителей, уходя из театра, сохраняла в себе глубокий, очищающий сердце эмоциональный накал, сохраняла идею трагедии — любимого народного искусства.
Зрители театра Диониса в Афинах, — что исторически известно — рыдали при виде гибели Милета и страданий граждан, плененных персами. Зрители бурно торжествовали, видя «позорный плач» разбитого под Саламином Ксеркса.
Зрители жили и страдали муками Прометея, преклоняясь перед силой борца. Зрители, глубоко морально очищаясь, слушали трагические вопли покинутого друзьями Филоктета. На их глазах «истекал кровью» безвинно проклятый отцом, царем Тесеем, оклеветанный Федрой Ипполит. На глазах свободных граждан Афин героически смело шла на смерть за родину юная прекрасная Ифигения.
Не давая ужасов на сцене, трагедия глубоко потрясающим действием воспитывала массы в духе патриотизма и героической борьбы за свободу родины.
В этом великая прогрессивная роль античной трагедии.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования