Общение

Сейчас 583 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Слово «амплуа» красиво и загадочно. Оно напоминает название фантастической страны или вполне могло бы быть именем морской раковины или звезды, но переводится это французское слово как «применение» и означает в театре «род ролей», которые соответствуют сценическим данным актера. Например, комик мог не вполне удачно — так считалось раньше — справиться с ролью трагика, и наоборот. А выпускать на сцену актера-старика в роли героя-любовника означало рассмешить весь зрительный зал — от партера до галерки.
У ампула есть своя длинная история. Зачатки амплуа надо искать в античном театре, где существовали трагические и комические актеры, где присутствовали персонажи- типы: маски в мимах и в древнеримских ателланах — народных импровизированных сценках.
В средневековом театре появились комические персонажи дурака, беса, аллегорические фигуры Разума, Зависти и других персонажей.
Итальянская комедия дель арте («комедия масок») диктовала актерам свои правила: появились роли постоянного сценического типа — Панталоне, Пульчинелла, Смеральдина, Арлекин, Коломбина... Развитие амплуа как рода ролей продолжалось.
Но только в классическом французском театре XVII века определились устойчивые амплуа: ото были роли королей, любовников, тиранов, наперсников и так далее. Вся театральная Европа постепенно подпала под влияние этих устойчивых амплуа.



В России амплуа в театры ввела специальным Указом императрица Екатерина II (Указ же этот был составлен директором циркулярных театров и музыки И.П. Елагиным). Удивительно, но данное распоряжение существовало до начала XX века (I), а на сценических подмостках действовали следующие амплуа: мужские — любовник, герой, комик, простак, резонер (действующее лицо, которое выражает отношение автора к событиям), фат (роли самовлюбленных, чаще молодых, чем старых, людей); женские — комическая старуха, грандам (роли немолодых знатных женщин), травести (роли мальчиков, подростков, требовавшие переодевания актрис в мужской костюм), инженю (роли наивных, простодушных девушек), героиня, субретка (роли остроумной лукавой служанки, которая помогает своим господам в любовных похождениях) и другие.
Поначалу строгая система амплуа очень пригодилась театру. Актеры шлифовали свое мастерство, специализируясь на тех или иных ролях. Зная готовый круг ролей, актер мог когда угодно поступить в любую труппу.
Но в каждой бочке меда есть своя ложка дегтя. Со временем жесткая система амплуа начала порождать актерские штампы, стандарты, и, к примеру, тамбовский артист, скажем, Иванов, играл роль Отелло в одноименной трагедии Шекспира так же, как смоленский артист Петров. В их речи звучали одни и те же интонации; они, как заколдованные, делали в центральных сценах одни и те же жесты: похоже садились, двигались, вздыхали. Ни Петров, ни Иванов не привносили в играемую ими роль Отелло собственные краски и ощущения.
Знаменитый режиссер, актер, педагог Алексей Дмитриевич Попов, обращаясь к молодым актерам, говорил о штампах: «Изучайте свои личные штампы — в интонациях, в жестах, в тембре голоса — и искореняйте их беспощадно. Это надо делать на первых порах успеха, ибо через десять лет эта задача станет для вас непосильной.
Через десять лет от вас отлетит обаяние молодости и свежести. На смену им пусть придут требовательность и строгость художника. А это и есть «вторая молодость» артиста. Она, эта «вторая молодость», не покинет вас до конца дней.
Разве можно сказать, что М.Н. Ермолова и К.С. Станиславский к концу своей жизни стали «старичками»? Разве Б.В. Щукин и Н.П. Хмелев в зените славы обросли жирком?
Каждой новой ролью они держали экзамен, а после премьеры, наедине с собой, спрашивали: а что я преодолел в себе, с каким своим недостатком справился в сегодняшнем спектакле?..»
В начале XX века театральный мир спохватился и принялся расшатывать «устойчивые» схемы амплуа. В России это начал делать Московский Художественный театр под руководством К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Они проповедовали искусство перевоплощения, а значит, актер, сыгравший вчера роль простака, сегодня мог создать образ героя. Или сегодня актриса выходила в роли комической старухи, а завтра ей предстояло встретиться со зрителями в роли наивной девушки. Этот-то подход к амплуа и стал «золотой серединой», которой придерживается театр и сегодня, хотя поиски подобного «соломонова решения» не обошлись и без смешных моментов.
Например, некие театральные деятели призывали в 20-х годах XX столетия заменить все амплуа одним — «взволнованным докладчиком».



А вот в музыкальном театре амплуа — это род ролей (партий), которые артист исполняет в зависимости от своих вокальных данных. Например, существовало такое деление: бас-буфф, героический тенор, травести и так далее. Композиторы сочиняли оперы, рассчитывая на определенные вокальные амплуа певца или певицы. Постепенно такое деление оперных исполнителей утратилось, но до сих пор в оперном театре существует деление по характеру голосов.
Самой верной старинным схемам амплуа (партиям) оказалась оперетта. Там до сих пор существуют роли комика-буфф, комика-простака, каскадной певицы и тому подобные роли.
...И все же очень жаль, что русский театр потерял одно амплуа, которое в XVIII веке называлось петимер. В дословном переводе с французского это слово означало «маленький учитель», «маленький знаток». А само амплуа петимера требовало от актера изображения светского щеголя, невежественного молодого человека, рабски подражавшего всему заграничному. Согласитесь, в современном мире предостаточно петимеров, и как хорошо было бы, если бы они увидели свои иронические портреты со стороны!

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования