Общение

Сейчас 411 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Heatherces

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Древнегреческая литература и театр (X—V вв. до н. э.) I Отделение

1-й ведущий (выходит на авансцену). Сегодняшний вечер мы посвятили литературе и театру древней Греции. Вы услышите несколько отрывков из греческих поэм и трагедий, а также увидите на сцене один из мифов древних греков.
Наше выступление мы начинаем с показа отрывка из поэмы Гомера «Илиада». В поэмах «Илиада» и «Одиссея» Гомер описывает события, происходившие в XIII веке до н. э. — войну греков с троянцами и возвращение греков домой после падения Трои. Он ярко изображает жизнь и быт древних греков. Герои поэм Гомера обладают необычайной силой, совершают необыкновенные подвиги. Но в то же время они наделены простыми человеческими чертами: любят, страдают, беспокоятся о своих близких. Смотрите сцену прощания троянского героя, «шлемоблещущего» Гектора со своей женой Андромахой перед решительным боем. (Уходит.)
2-й ведущий (у левой кулисы).
Пошел торопливо из дома
Гектор вниз по красиво отстроенным улицам Трои,
Там подбежала к нему Андромаха, супруга
В пышных одеждах...
С Андромахой шла и служанка
С мальчиком их на груди, беззаботным, совсем еще глупым,
Сыном единственным, милым, прекрасным, как звездочка в небе.
Молча отец улыбнулся, увидевши сына-младенца,
Близко к нему подошла, обливаясь слезами, супруга,
Стиснула руку и слово сказала и так говорила:
Ведущий уходит за левую кулису.
Занавес открывается.
Сцена прощания Гектора с Андромахой (Названия отрывков ведущие не объявляют)
Гектор и Андромаха идут навстречу друг другу.
Андромаха.
О, нехороший, погубит тебя твоя храбрость!
Ни сына ты не жалеешь младенца, ни матери бедной,
И скоро буду вдовой я, и скоро убьют тебя в битве ахейцы,
Сразу все вместе напавши. А если тебя потеряю,
Лучше мне в землю сойти, никакой уж не будет
Мне радости в жизни, когда тебя гибель настигнет.
Удел мой — горести. Нет у меня ни отца, ни матери нежной.
Семь у меня было братьев родимых в отцовском чертоге,
Все ниспустились они в преисподнюю разом.
Гектор, ты все мне теперь: и отец, и почтенная матерь,
И единственный брат мой, и ты же супруг мой прекрасный,
Сжалься над нами и в бой не иди, оставайся на башне,
Чтоб сиротою не сделать ребенка, вдовою супругу!
Гектор.
Все и меня это сильно тревожит, жена, но ужасно
Я бы стыдился троянцев и длинноодежных троянок,
Если б вдали оставался как трус, уклоняясь от боя.
Да и мой дух не позволит. Давно уже я научился
Доблестным быть неизменно и вместе с передними биться.
Славу большую отцу и себе самому добывая.
Знаю и сам хорошо я, и сердцем и духом я знаю,
День подойдет — и погибнет священная Троя...
2-й ведущий (появляется слева). Гектор говорит о том, что его жену уведут в плен и придется ей, рабыне, носить воду и ткать. Горько будет она лить слезы. Увидит ее кто-нибудь и скажет: «Гектора это жена...» (Уходит.)
Гектор.
Скажет он так и пробудит в душе твоей новые горести.
Вспомнишь ты мужа, который тебя защитил бы от рабства.
Пусть, однако, умру я и буду засыпан землею,
Прежде чем громкий услышу твой вопль и позор твой увижу.
Берет ее за руку и уводит.
Занавес закрывается.
1-й ведущий (появляется из центра). А сейчас мы расскажем вам о греческом театре. (Уходит.)
Рассказчик (выходит на сцену из-за левой кулисы). Греческий театр возник из праздника в честь бога Диониса. Первоначально представления устраивали у подножия акрополя, места для зрителей были под открытым небом, на склонах холма. Затем стали строить помещения для актеров, на склонах холма сделали скамьи для зрителей, сначала деревянные, а потом каменные. В V веке до н. э. греческие театры были огромных размеров. Например, в афинском театре Диониса было около 17 тысяч мест, расположенных амфитеатром. В театре была прекрасная акустика. Если где-нибудь на пол падала монета, звон ее был слышен во всем театре.
Представления давались только в праздники в честь Диониса, по нескольку спектаклей в день. Исполнителями были актеры и хор. Играли в театре только мужчины, исполнявшие и женские роли. Большое значение в театре имел хор, которым руководил корифей. Хор обычно выражал отношение к тому, что происходило на сцене.
Для того чтобы зрителям лучше было видно актеров, они надевали на лица маски, а чтобы казаться выше, подвязывали к ступням деревянные подставки — котурны.
Первые места в театре отводились знаменитым гражданам. Там же сидели и судьи которые решали, кому из авторов и актеров присудить награду. Лучших авторов и исполнителей награждали почетным лавровым венком.
Театр имел большое воспитательное значение. Нередко в нем ставились комедии, изображавшие борьбу демоса с аристократами, борьбу за гражданские права, т. е. то, что волновало тогда граждан. Иногда действующими лицами комедий были боги. Изображая богов лживыми, жадными, авторы высмеивали пороки людей. В трагедиях воспевались высшие человеческие чувства — героизм, патриотизм, справедливость, дружба. Недаром театр называли «школой для взрослых». В Афинах государство даже выдавало бедным гражданам деньги на посещение театра.
Выдающимися авторами трагедий были Эсхил, Софокл, Еврипид. Послушайте отрывок из трагедии Эсхила «Персы», в котором описывается бой греков с персами при Саламине. Эсхил с воодушевлением рассказывает о победе греков. (Уходит налево.)

Победа греков при Саламине

Чтец 1-й (выходит справа).
Вдруг шумный крик от эллинов пронесся,
Как песни звук, и громко в то же время
Им эхо скал откликнулось в ответ.
И страх тогда всех варваров объял,
В надежде обманувшихся, и слышен в то же время .
Был громкий крик: «Вперед, сыны Эллады!
Спасайте родину, спасайте жен,
Детей своих, богов отцовских храмы,
Гробницы предков: бой теперь — за все!»
Навстречу им неслись и персов крики,
Один корабль ударил медным носом –
В другой... Всюду бой кипел.
Сперва стояло твердо войско персов.
Когда же скучились суда в проливе,
Дать помощи друг другу не могли.
И медными носами поражали
Своих же. Все тогда они погибли.
А эллины искусно поражали
Кругом их,— и тонули корабли,
И под обломками судов разбитых,
Под кровью мертвых скрылась гладь морская.
Покрылись трупами убитых скалы,
И берега, и варварское войско —
В нестройном бегстве все отплыть спешило.
И как тунцов или другую рыбу,
Их эллины остатками снастей,
Обломками от весел били; стон
С рыданьями стоял над гладью моря,
Пока всего не кончил мрак ночной. (Уходит направо.)
1-й ведущий (выходит слева). Другая трагедия Эсхила называется «Прометей прикованный». Титан Прометей похитил с Олимпа огонь и дал его людям. За это Зевс подверг его страшным мукам. Но Прометей не сдался и не подчинился воле Зевса. Прометей знает, кто лишит Зевса власти, но хранит эту тайну. Посланник Зевса Гермес грозит Прометею новыми муками, если Прометей не откроет тайну. Но Прометей остается непреклонным. (Уходит налево.)
Занавес открывается

Отрывок из трагедии Эсхила «Прометей прикованный»

Гермес (идет слева навстречу Прометею, выходящему справа):
С тобой, хитрец, язвительный чрезмерно,
Я говорю, с виновным пред богами,
С тобой, огонь укравшим для людей.
Отец велит, чтоб ты сказал о браке,
Который у него отнимет власть,.
И говори яснее, без загадок,
Подробно все. Не заставляй меня,
О Прометей, к тебе являться дважды!
Ты видишь, Зевса нелегко смягчить.
Прометей.
О, как звучит напыщенно и гордо,
Вся эта речь прислужника богов!
Вы думаете, новые цари,
Что вечно вам блаженствовать в твердынях?
Не думаешь ли ты, что трепещу
Я пред богами новыми? Нимало!
А ты спеши вернуться тем путем,
Каким пришел. Ответа не получишь!
Гермес.
Однако за такое дерзновенье
Уже несчастьем поплатился ты.
Прометей.
Уверен будь, что я б не променял
Моих скорбей на рабское служенье...
Я ненавижу всех богов. Они
Мне за добро мучением воздали.
Гермес.
Безумием, я вижу, болен ты.
Прометей.
Коль ненависть к богам считать безумием.
Гермес,
Глумишься надо мной, как над ребенком.
Прометей.
А разве ты ребенка не глупей,
Коль думаешь, что я тебе отвечу?
Ни хитростью, ни казнью не заставит
Меня вовек поведать тайну Зевс,
Пока позорных уз не разрешит,
Так пусть же огненной разит стрелою,
Подземным громом пусть гремит, смешает
Все небо в белокрылую метель —
И все до основанья уничтожит:
Меня не сломит он, и не скажу я,
От чьей руки он потеряет власть.
Гермес.
Смотри, тебе упрямство не поможет.
Прометей.
Напрасно докучаешь разговором.
Я, как волна морская, глух к тебе.
Не думай, что из страха перед Зевсом
Я стану бабой, стану умолять,
Как женщина, заламывая руки,
Чтоб тот, кого я ненавижу, снял
С меня оковы. Не бывать тому!
Ведь муки терпеть
Врагу от врага не позорно ничуть.
Так пусть же мечами небесных огней
Терзать меня кинется. Пусть от грома
Сотрясется под натиском бурных ветров
Вся эфирная высь, и тело мое
Пусть бросит он в черного тартара дно.
Но в водовороте железной судьбы
Меня умертвить не сможет.
Гермес уходит.
Прометей.
Вот уж на деле, а не на словах
Задрожала земля.
И грома глухие удары гремят,
И пламенных молний извивы блестят,
И вихри крутит вздымаемый прах.
В неистовой пляске несутся ветра
Навстречу друг другу. Сшибаясь, шумят
И празднуют дикий и ярый мятеж.
Смешались в одно небеса и земля...
И всю эту бурю послал на меня
Разгневанный Зевс, чтоб меня устрашить.
О матерь святая моя, о Эфир,
Свой свет разливающий всем, взгляните,
Как я напрасно страдаю!
Подняв руки к небу, отходит к правой кулисе и скрывается за ней.
Занавес закрывается.
2-й ведущий (появляется справа). Одним из выдающихся греческих писателей был Софокл, написавший трагедию «Антигона».
Главная героиня трагедии Антигона, несмотря на запрет царя, погребает своего убитого брата так, как того требовал священный обычай греков. За это царь обрекает Антигону па медленную и мучительную смерть. Антигона погибает, но за нарушение священных обычаев и за жестокость царя ждет отмщение: он потерял тех, кто ему был дороже всего.
В трагедии Софокла действуют уже не боги, а люди с их радостями и страданиями.
Одна из песен хора трагедии, прославляющая мудрость человека-творца, его ум и силу, была любимой песней афинян. (Уходит.)

Отрывок из трагедии Софокла «Антигона»

Чтец 2-й.
В мире много сил великих,
Но сильнее человека
Нет в природе ничего.
Мчится он, непобедимый,
По волнам седого моря
Сквозь ревущий ураган.
Чтец 3-й.
Плугом взрывает он борозды
Вместе с работницей-лошадью.
Чтец 2-й.
Зверя хищного в дубраве,
Быстрых птиц и рыб, свободных
Обитательниц морей,
Силой мысли побеждая,
Уловляет он, раскинув
Им невидимую сеть.
Чтец 3-й
Горного зверя и дикого
Порабощает он хитростью.
И на коня густогривого,
И на быка непокорного
Он возлагает ярмо.
Чтец 2-й.
Создал речь и вольной мыслью
Овладел, подобной ветру,
И законы начертал,
И нашел приют под кровлей
От губительных морозов,
Бурь осенних и дождей.
Злой недуг он побеждает,
И грядущее предвидит
Многодумный человек.
Чтец 3-й.
В мире много сил великих,
Но сильнее человека
Нет на свете ничего. (Уходят за кулисы.)
3-й ведущий (выходит слева, стоит у кулисы). Посмотрите сцену из трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде». Греческий флот собрался в Трою, но богиня Артемида не дает ему попутного ветра и требует, чтобы ей была принесена в жертву дочь микенского царя Агамемнона — Ифигения. После долгих колебаний, глубоко страдая, царь вызывает Ифигению в греческий лагерь, якобы для того, чтобы выдать ее замуж за Ахилла, а на самом деле, чтобы принести ее в жертву богине. Ифигения, не подозревая об опасности, радуется встрече с отцом. (Уходит налево.) Занавес открывается.

Отрывки из трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде»

Клитемнестра выходит на сцену слева, справа появляется Агамемнон. (Рис. 47.)


Клитемнестра.
А вот и царь. Иди же, дитя мое,
Скажи ему привет любви дочерней.
Ифигения (появляется следом за Клитемнестрой).
Ты не сердись, родная, коль тебя я
Перегоню. Душа горит скорее
К груди отца прижаться грудью нежной.
Отец любимый мой, дай раньше мне
Тебя обнять, я вся горю желаньем!
О, милые черты! (Матери.)
Прости, родная.
Клитемнестра.
Я не сержусь, любимая моя,
К отцу всегда ты всех была нежнее.
В течение следующего диалога Клитемнестра жестами и мимикой выражает свое отношение к происходящему.
Ифигения.
О, как теперь мне сладко, наконец!
Агамемнон.
И мне, дитя, скажи за нас обоих.
Ифигения.
Как хорошо, что ты послал за мной!
Отец, ты говоришь, что рад, а сам печален.
Агамемнон.
Заботы, дочь, на то я вождь и царь.
Ифигения.
Побудь со мной. Ты думать будешь после.
Агамемнон.
Да я и так с тобою... весь с тобой.
Ифигения.
О, прогони же тень с лица улыбкой.
Агамемнон.
Я рад, дитя, так рад... как только можно.
Ифигения.
Зачем же слезы из очей текут?
Агамемнон.
Разлука нас, боюсь, надолго ждет.
Ифигения.
Я слов твоих не поняла, отец.
Агамемнон.
Ты так разумна, и вдвойне мне тяжело.
Ифигения.
Ну, неразумной буду. Улыбнись же.
Агамемнон (в сторону).
О, я не в силах больше... (К Ифигении.) Улыбаюсь.
3-й ведущий (выходит слева). Ифигения узнает, что ее ожидает. Она горько плачет и молит отца о пощаде. (Уходит.)
Ифигения.
О, не губи безвременно меня!
Глядеть на свет так сладко и спускаться
В подземный мир так страшно,— пощади!
Я первая тебе «отец» сказала,
И ты мне первой «дочка». Помнишь, я
К тебе взбиралась на колени с лаской,
О, как ты сам меня тогда ласкал!
Ты говорил: «Увижу ль я, малютка,
Счастливою женой тебя? Цвети,
Дитя мое, на гордость всем Атридам».
Ифигения склоняется на плечо отца; он, обнимая ее, горестно закрывает лицо другой рукой.
А я в ответ — вот как теперь,— твоих
Касаясь щек: «О, если бы дали боги
Тебя, отец, когда ты будешь стар,
В дому своем мне нежить, вспоминая,
Как ты меня, ребенка, утешал... ...
… Сжалься, сжалься...
Для смертного отрадно видеть солнце,
А под землей так страшно!»
Ифигения падает на колени перед отцом, умоляюще подняв руки.
3-й ведущий (слева у кулисы). После глубокого раздумья Ифигения убеждается, что ей необходимо умереть ради Отчизны. (Уходит.)
Ифигения (поднимается, говорит торжественно, с пафосом).
На меня сейчас Эллада, вся великая Эллада,
Жадно смотрит. В этой жертве, беззащитной и бессильной,
Все для наших: и попутный ветер, и победа в брани...
И еще: прилично ль смертной быть такой жизнелюбивой?
Разве ты меня носила для себя, не для отчизны?
Иль когда Эллада терпит и без счета сотни сотен
Их мужей встает, и каждый взять весло, щитом закрыться
Жаждет и врага повергнуть, а не дасться — пасть убитым,
Мне одной за жизнь цепляться, им мешать?
Что же Правде я отвечу? Разве с Истиной поспоришь?
Погоди... ещё родная. Если я угодна в жертву
Артемиде, разве спорить мне с богиней подобает?
Что за бред? О, я готова. Это тело — дар отчизне.
Грек — цари, а варвар — гнися! Неприлично гнуться грекам
Перед варваром на троне. Здесь свобода — в Трое рабство!
При словах «Здесь свобода» поднимает руки к небу, при словах «в Трое рабство» резко их опускает, поникнув головой. Агамемнон и Клитемнестра закрывают лицо руками.
Занавес закрывается.

Комментарии   

 
+5 #1 еля 25.03.2012 13:06
ну просто оооооооочень здорово! :;: :;:
 
 
+2 #2 ксюня 19.10.2016 16:14
Очень понравилось везде искала этот спектакль (потеряла слова ) нигде не нашла зашла на этот сайт и вот он долгожданный спектакль. :;: :;:
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования