Общение

Сейчас 511 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Сцены по документам Междуречья
Действующие лица:
Убар-Шамаш, крестьянин бедняк.
Синнури, его жена.
Залилум, их сын (11—12 лет).
Xаблум, знахарь.
Белидинам, богатый купец.
Его жена.
Набисин (Набия), их сын (11—12 лет).
Ламасум, няня-рабыня.
Рибамили, старик раб.
Писец в лавке купца.
Хаммурапи, царь Вавилона.
Главный писец царя.
Ярим-Адду, посол царства Мари.
Опахалоносцы царя.
1-я ведуща я—девочка в современной одежде.
2-я ведущая, 3-я ведущая – девочки в вавилонских костюмах.
Чтец 1-й, Чтец 2-й – мальчики в вавилонских костюмах

Пролог

1-я ведущая (выходит на середину авансцены из-за закрытого главного занавеса). Две реки, Тигр и Евфрат, окаймляют выжженное солнцем Междуречье. Здесь когда-то процветало древнее Вавилонское царство, но давно уже его великолепные храмы и дворцы превратились в развалины, большие и шумные города скрылись под толстым слоем песка и глины.
Прошли тысячелетия, и археологи открыли руины этих древних городов. Самым большим и знаменитым из них был Бабили — «Врата бога», столица всего Междуречья. Древние греки называли его «Вавилон», а страну — «Вавилонией». В развалинах древних городов Вавилонии археологи нашли храмовые и царские архивы, тысячи, десятки тысяч документов на глиняных табличках. Из них мы узнали о том, как жил народ Вавилонии, кто и как им правил, какие исторические события происходили в этой стране.
Одним из могущественных царей Вавилона был Хаммурапи, который правил почти четыре тысячи лет назад.
На сегодняшнем представлении мы покажем вам сцены из жизни древнего Вавилона во время правления царя Хаммурапи. (Уходит в центр.)
Занавес открывается.

Картина I
«Дом Убар-шамаша»


На полу на циновке лежит больной Убар-Шамаш. Жена поит его водой. Вбегает запыхавшийся Залилум.
Залилум. Мама! Я упросил Хаблума прийти к нам. Он сказал, что посмотрит отца и постарается вылечить его.
Синнури. Ты хорошо сделал, сынок.
Входит Хаблум.
Синнури (низко кланяется). Входи, служитель богов! Да будет благословенным твой приход!
Хаблум. Где больной?
Синнури. Вот он лежит, господин мой. Сделай милость, вылечи его!
Хаблум. Ну, Убар-Шамаш, рассказывай, что с тобой приключилось.
Больной стонет.
Синнури. Прости его, господин, он не слышит, он лежит без памяти. (Хаблум осматривает больного.) Поздно вечером пришел Убар-Шамаш из города. Был сильный ливень. Убар-Шамаш весь промок, устал. Не пил, не ел. Лег спать. Ночью он был горячий, как огонь. В него, наверное, вселился злой дух, который всю ночь кричал и говорил что-то непонятное.
Хаблум. Твой муж заболел оттого, что на него напал злой дух из болота. Асаккум вошел в его тело. Надо выгнать Асаккума из Убар-Шамаша, тогда он будет здоров.
Синнури (низко кланяется). Сделай это, господин, и мы всю жизнь будем молить за тебя богов.
Хаблум. Сделать можно. Только Асаккум — страшный дух, и выгнать его будет трудно. Надо заплатить мне один сикль серебра.
Прим. Сикль — мера серебра.
Синнури. Целый сикль? Где же нам взять такие большие деньги? Ведь на них можно купить жирную свинью или хлеба на два месяца для целой семьи?
Xаблум. Ну что ж, если нечем платить, тогда и лечить не буду. (Идет к выходу.)
Синнури (бросается к нему). Не оставляй нас, господин! Спаси моего мужа!
Залилум. Помоги отцу! Вылечи его, изгони злого духа!
Хаблум (увидев мешок с зерном). А это что у вас? Зерно?
Синнури. Да, это ячмень. Его взял Убар-Шамаш у Белидинама, чтобы засеять поле.
Хаблум. Отсыпь мне сто ка зерна, тогда поладим с тобой.
Прим. Ка — мера сыпучих тел.
Синнури. Сто ка! Это же треть того, что получил муж! Нам нечем будет засеять поле!
Хаблум. Меньше я не возьму. Не забудь, что Асаккум очень злой и страшный дух.
Синнури. Я заплачу тебе больше, только подожди, когда соберем урожай.
Хаблум. Слишком долго ждать! Плати сейчас, или я ухожу. (Поворачивается к двери.)
Синнури. Хорошо, господин. Я отдам тебе все, что ты пожелаешь, я насыплю тебе зерно, только спаси моего мужа от злого духа! Вылечи его!
Хаблум. Тогда я согласен. (Подходит к больному, делает страшное лицо и нараспев говорит.)
Прочь, прочь! Дальше, дальше! Уходите далеко, далеко! Отвернитесь, уходите, сгиньте! Прочь из тела Убар-Шамаша! Убирайтесь из его тела! В его тело не возвращайтесь! К его телу не прикасайтесь! Не мучьте его тело!
Хаблум начинает быстро кружиться, размахивая руками, издавая дикие звуки и выкрикивая отдельные слова. Синнури и Залилум стоят в оцепенении (рис. 24).

Наконец, Хаблум в изнеможении садится на пол.
Хаблум. Я напугал злого духа. Теперь он должен выйти из тела твоего мужа. Убар-Шамаш будет скоро совсем здоров.
Синнури (низко кланяется). Да благословят тебя боги! Ты наш спаситель!
Залилум (тоже кланяется, повторяет как эхо). Спаситель...
Хаблум уходит. Залилум несет за ним мешок с зерном. Занавес закрывается,
2-я ведущая (выходит слева). Прошел месяц. Убар-Шамаш так и не поправился. Синнури не звала больше знахаря, ей нечем было платить ему. В доме не было ни хлеба, ни сушеной рыбы. Уже давно не ели горячей пищи. И Синнури отправилась в город к купцу Белидинаму просить у него в долг зерна. Только он может ей помочь. (Уходит.)
Занавес открывается.

Картина II
«Лавка Белидинама»


Белидинам сидит за столом, рассматривает глиняные таблички, считает. Справа входит писец.
Белидинам. Что тебе надо?
Писец. Пришла жена Убар-Шамаша с сыном. Хочет тебя видеть. Говорит, есть дело к тебе.
Белидинам. Долг принесла? (Усмехается.) Как бы не так! Наверно, еще просить будет! Ладно, пусть войдет!
Писец уходит. Справа входит Синнури, за ней Залилум с пустым мешком. Оба кланяются.
Белидинам. Что скажешь? Принесла долг? Но я вижу у сына пустой мешок.
Синнури. Прости, господин! У меня нет зерна. Ведь еще не созрел урожай.
Белидинам. Зачем же пришла?
Синнури. Я хочу просить тебя... Убар-Щамаш болен, не встает... Будь милостив к нам, дай еще мешок зерна в долг.
Белиди-нам. У меня в закромах осталось мало зерна. Все теперь просят хлеба, а за вами и так большой долг.
Синнури. Мы отдадим тебе все, как только соберем урожай.
Белидинам. Кто же будет убирать его? Муж болен, кто работать будет?
Синнури. Вот сын, Залилум. Смотри, он большой, сильный мальчик. Мы с ним вместе будем работать и вернем тебе долг.
Залилум (горячо). Я умею пахать землю и убирать хлеб! Я буду работать за отца!
Белидинам (встает, ощупывает мускулы рук Залилума и оценивающим взглядом смотрит на мальчика). Да, ты большой и крепкий. И работать умеешь?
Залилум.Я все могу делать, господин. Все, что нужно в поле и дома!
Белидинам. Это очень хорошо. Так вот, Синнури, мне в доме нужен мальчик. Я дам тебе одиннадцать сиклей серебра. Ты из них заплатишь старый долг, купишь ячмень, кунжутное масло, сушеной рыбы. Да еще у тебя деньги останутся... А за это ты мне отдай твоего мальчишку.
Синнури. Как отдай?
Белидинам. Ну продай...
Синнури (в ужасе). Продать сына за одиннадцать сиклей?! Как же это можно, господин?
Белидинам (холодно). Как знаешь. Мои слуги неплохо живут. Он всегда сыт будет, а работа не очень трудная.
Синнури (растерянно). Как же так! Мне — продать родного сына в рабство...
Белидинам. Ведь не навсегда отдаешь. Поправится муж, отработает одиннадцать сиклей, возьмешь сына домой.
Синнури. Ох, не знаю, что и делать... Что скажет Убар-Шамаш!.. (Плачет.)
Белидинам. Думай скорее. Некогда мне с тобой возиться. Не хочешь сына оставить у меня, найду другого мальчишку. А в долг ничего не дам.
Голос за сценой. Хозяин, иди сюда! К тебе купец пришел.
Белидинам. Подумай, вернусь я скоро. К тому времени ответ дай. Долго ждать я не буду. (Уходит.)
Залилум (бросается к Синнури). Мама, что он сказал? Он хочет забрать меня к себе?
Синнури (обнимая Залилума). Сынок, он хочет купить тебя...
Залилум. Значит, я стану рабом?.. Не вернусь домой?.. Не увижу отца, брата!.. (Плачет.)
Синнури. Что я скажу отцу? Как вернусь без тебя...
Залилум (взволнованно). Мама, идем скорее, пока не пришел хозяин. Идем. Я боюсь его, я не хочу его видеть. (Тянет Синнури к выходу.)
Синнури. Сынок, с чем же я уйду? Ведь Белидинам ничего не даст в долг. Отца нечем будет кормить, и он никогда не поправится... Что делать?.. Как быть?..
Залилум. Тогда... (Решительно.) Мама, оставь меня здесь. Ведь это не надолго. Отец будет сыт. Он скоро поправится, и тогда вы выкупите меня, я вернусь домой...
Синнури. В плохой день ты родился, сынок, если я должна продать тебя.
Обнимает Залилума, оба плачут. Входит Белидинам.
Белидинам. Ну, как решила?
Синнури. Я согласна, мой господин...
Белидинам (хлопает в ладоши, входит писец). Садись будем купчую составлять. Пиши. (Диктует.) «Сына Синнури, по имени Залилум, Белидинам купил у матери его Синнури. Его полную цену — одиннадцать сиклей серебра— он отвесил ей. Она поклялась своим царем в том, что в будущем не предъявит претензий».
Писец (пишет на глиняной табличке). Готово, мой господин.
Белидинам. Теперь подписывайся.
Синнури робко прикладывает палец к табличке.
Залилум (кидается к матери). Мама! Забери меня, уйдем! Я не хочу тут жить!
Синнури (плача, целует его в лоб). Ничего, потерпи, сынок! Отец поправится, и мы выкупим тебя. Ты опять будешь дома.
Занавес закрывается.
2-я ведущая (выходит слева). Дом!.. Это была далекая и несбыточная мечта. Отцу Залилума становилось все хуже, и нечего было думать о том, чтобы выкупить сына из неволи. Залилум оставался в доме Белидинама. (Уходит.)
Занавес открывается.


Картина III
«Игра в школу»


Комната в доме купца. На ложе спит Набисин. Входит его мать.
Мать. Почему ты не встаешь, сынок? Торопись! опоздаешь в школу. (Набисин поворачивается на другой бок и что-то бормочет. Мать трясет его за плечо.) Вставай, ленивый мальчик! Что скажет отец, когда узнает, что ты не ходил в школу!
Набисин (протирает глаза, жалобно). Не могу подняться. Голова болит. В глазах темно.
Мать. Ламасум, иди сюда скорее.
Входит няня-рабыня.
Ламасум. Что тебе, госпожа? Зачем зовешь? А Набия все еще в постели нежится?
Мать. Набия заболел.
Ламасум. Ай-яй-яй! Беда! Пойти за знахарем...
Мать. Пока не нужно. Принеси кувшинчик с питьем от лихорадки. Он стоит в кладовой, где сушеные фрукты.
Ламасум уходит.
Набисин. Не буду пить. Горько... Мать (садится на постель). Сынок, надо выпить, сразу здоровым будешь!
Входит рабыня в кувшинчиком в руке.
Мать. Пей, малыш.
Набисин. Ой, ой! Тьфу! (Пьет и фыркает.)
Мать. Ну, теперь спи (укрывает его).
Обе уходят.
Набисин (осторожно высовывает голову из-под одеяла, оглядывается, вскакивает). И ничего не болит у меня. Просто хотелось спать и не хотелось идти в школу. Пойду погуляю.
Бежит к двери, но ему преграждает путь няня.
Ламасум (кричит). Не смей выходить! (Вталкивает Набисина в комнату.) Куда ты идешь? Не смей выходить из дому. Мать приказала тебе лежать весь день, ты же больной. (Укладывает его в постель. Уходит.)
Набисин (опять встает). Вот еще, лежать! А выйти нельзя, не пускают. Ску-у-чно!.. Что делать? (Бродит по комнате.) Залилума позвать, что ли? Залилум!!!
Входит Залилум.
Залилум. Зачем звал меня?
Набисин. Садись, учиться будем!
Залилум. Опять? Не хочу играть в школу...
Набисин. А я тебе говорю — садись! Я твой учитель, и ты должен меня слушаться.
Залилум пожимает плечами и покорно садится. (Рис. 26).


Набисин. Сделай табличку.
Залилум (опускает глину в чашу с водой, разминает и делает плоскую табличку). На, готово. Набисин. Так, хорошо.
Берет табличку и палочкой делает на ней несколько параллельных линий. Отдает табличку Залилуму.
Набисин. Теперь возьми палочку и пиши.
Залилум. Что писать?
Набисин. Пиши знаки, которые я тебе показывал.
Залилум. Я забыл. Я не помню, как их писать. Ведь мы давно уже не играли в школу...
Набисин (строго). Ты ленивый ученик! Вот моя табличка, списывай.
Залилум (старательно оттискивает знаки на мягкой глине). Набия, у меня ничего не получается. Руки дрожат...
Набисин. Я тебе не Набия. Я учитель. (Важно.) Твоя рука очень плохо пишет сегодня.
Залилум. Я сегодня помогал носить тюки с шерстью. У меня руки болят, не могу писать. Не буду.
Набисин. Ну, тогда давай читать. (Достает таблички, раскладывает их на коленях.) Вот смотри: это знак ноги. Его можно читать «алаку» — ходить, «узузу» — стоять, «вабалу» — приносить. Ну, теперь ты читай.
Залилум (монотонно). Алаку, узузу, вабалу; алаку, узузу, вабалу...
Набисин. А это «шаму» — звезда, «илу» — бог.
Залилум (вяло). Шаму, илу.
Набисин. А теперь выучи слоги. Этот знак читается по-разному: «д», «гин», «губ», «гуп», «ра», «тум»...
Залилум. Набия, остановись! Я не могу запомнить знаки. Они все одинаковые, а читаются по-разному...
Набисин. Я не знаю, почему так. Так нам говорил учитель, и мы заучивали все слова и знаки.
Залилум. Нет, Набия, никогда я не научусь читать.
Набисин. Ну, тогда слушай — я буду читать, а ты повторяй за мной. (Глядя на табличку.) «Хаммурапи прославил...» (Залилум молчит.) Да что же ты, говори...
Залилум. Не буду говорить. Не хочу учиться.
Набисин. Ты ленивый ученик! Ты опоздал на урок. Твоя рука сегодня плохо писала. А теперь ты сказал, что не хочешь учиться. (Ударяет Залилума по плечу.)
Залилум (вскакивает). Не смей меня бить! Я и сам могу ударить еще больнее...
Набисин. Зачем ты обижаешься на меня? Ведь учитель всегда бьет в школе плохих учеников. Кто плохо пишет, кто не выучил табличку, тому всегда достается.
3алилум. И тебе достается? И тебя бьют?
Набисин (высокомерно). Нет, на меня учитель только кричит, а бить не смеет. Он знает, что мой отец —богатый купец.
Залилум. Ну так что? Раз ты ленишься, значит ты виноват.
Набисин. А ты видал—вчера учитель приходил к нам домой?
Залилум. Ну, видал. Сам ему во время обеда прислуживал.
Набисин. А после обеда, когда учитель уходил домой, отец подарил ему узорный плащ и золотое кольцо. А если я буду жаловаться, что учитель меня бьет, ему отец больше ничего дарить не будет.
Залилум. Значит, у вас бьют только детей бедняков, а богатых нельзя пальцем тронуть?!
Набисин. Дети бедняков в школу не ходят. У нас все ученики — дети знатных вельмож или богатых купцов.
И только несколько учеников — дети простых чиновников. А таких, как ты, в школе не учат.
Залилум (грустно). Это верно, Набия. И мне никогда не выучиться ни читать, ни писать, сколько бы мы с тобой ни играли в школу!
Занавес закрывается.
3-я ведущая (справа). Так всегда кончалась игра в школу. От занятий Набисина с Залилумом Не было никакого толка. И совсем не потому, что Залилум был тупым, неспособным мальчиком. Просто он очень уставал. Весь день был Залилум на побегушках, ведь им помыкали все домочадцы. Какие уж тут занятия! Залилум чувствовал себя в доме хозяина чужим и одиноким. Только старый раб Рибамили был ему близким другом. И Залилум любил его, как родного. В редкие вечера, когда Рибамили бывал свободен, Залилум садился около него и между ними начинался длинный задушевный разговор.
Занавес открывается.

Картина IV
«Рассказ раба»


Рибамили сидит на скамье и чинит сеть. Входит Залилум и садится около старика. (Рис. 27.)


Залилум. Рибамили, наконец ты вернулся домой! Где ты был?
Рибамили. Мы ездили далеко вниз по реке, ловили рыбу.
Залилум. Я так по тебе соскучился. Ты один у меня тут... (Ласкается.)
Рибамили. А Набисин? Ведь вы с ним играете. Он твой друг?
Залилум. Какой он друг! Он меня ударит, а я молчать должен... Он сын хозяина, а я раб... Никогда не думал, что рабом стану. (Отворачивается, вздыхает.) Я не верю больше обещаниям матери выкупить меня. Разве могут бедные люди скопить столько денег? У хозяина много таких рабов, как я. И никого еще ни разу не выкупили.
Рибамили (покорно). Все мы рабы, сынок, все служим господину.
Залилум. А ты, Рибамили, как стал рабом? Расскажи, как ты жил, когда был маленьким.
Залилум подсаживается ближе к Рибамили, берет край сети, помогает чинить.
Рибамили. Давно это было, сынок. Я уж и не помню, сколько мне теперь лет. Правил в то время дед нашего царя. Я тогда совсем маленьким был. Не помню ни отца, ни братьев. И дома своего не помню.
Входит Набисин и слышит последнюю фразу.
Набисин. Кто не помнит своего дома? Ты, Рибамили?
Рибамили. Да, Набия, я и братьев не знаю, и отца не помню...
Набисин. Как это может быть? Сын не знает отца... (Садится перед ними на землю.)
Рибамили. Слыхал: есть такая поговорка «богатый живет делами своими, а бедняк живет ценой детей своих»?
Набисин. Ценою детей? Не понимаю...
Рибамили. Это значит, богатый человек, как твой отец, Набия, торгует товарами. А бедняк, когда в доме нет ни хлеба, ни соли, продает своих детей. Отец продал моих братьев богатым купцам.
Залилум. А когда ты вырос, отец и тебя продал?
Рибамили. Нет, меня не продали, а взяли вместе с матерью за долги в тот год, когда Адад, бог бури, уничтожил наш урожай. С тех пор я — раб.
Набисин. Разве хозяин не отпустил тебя и мать через три года?
Рибамили. Нет! Отец не смог отдать купцу зерно, которое брал в долг.
Залилум (возбужденно). Совсем как у нас!
Набисин. Как же так? Мы же читали в школе таблички с законами. Там сказано (говорит нараспев): «Если хозяин взял за долги жену или сына должника, то через три года он обязан отпустить их на волю».
Рибамили. Это теперь такие законы. А раньше, до царя Хаммурапи, кто попал за долги в рабство, тот всю жизнь рабом и оставался.
Набисин. Значит, это Хаммурапи такой закон придумал? Отец говорит, что он справедливый царь, хороший!
Рибамили (горько). Только мы этого не чувствуем. А закон? Нам, рабам, все равно.
Набисин (вскакивает). Ну как это — все равно? Подумай сам, ты бы не был теперь рабом. Вы бы с матерью через три года вернулись домой.
Рибамили. А через год опять бы в кабалу попали.
Набисин. Но ведь Хаммурапи велел написать на табличках, что сильный не должен обижать слабого. А ты говоришь...
Рибамили. Написать все можно. Много лет я живу на свете, только ни разу еще не вплел, чтобы богатый человек кого-нибудь боялся. Сила у него в руках: что хочет, то и делает.
Набисин (хватает Рибамили за плечо и горячо говорит). Надо царю жаловаться. Отец говорит: Хаммурапи сам жалобы разбирает. Он слушает, что читает царский писец, и сам все решает. Кто виноват, того царь наказывает.
Рибамили. Жалобы наши до царских ушей не доходят. От базарного писца до царского дворца жадных рук много — всем платить надо, а деньги откуда? Так и выходит, что нам, рабам, закон не защита, царь — не помощь!
Занавес закрывается.
Чтецы, стоя внизу около эстрады, один у левой, другой у правой стены, громко и чеканно цитируют законы Хаммурапи, соответственно указывая каждый на свою стелу.
Чтец 1-й. При царе Хаммурапи были составлены законы, по которым управлялось его государство. 282 статьи законов были высечены клинописными знаками на высоком столбе из базальта. Вот некоторые из них.
Чтец 2-й. Если человек украдет имущество храма или дворца, то этого человека должно убить,- а также того, кто примет из его рук украденное, должно убить.
Чтец 1-й. Если человек украдет раба или рабыню, то его должно убить.
Чтец 2-й. Если человек укроет в своем доме беглого раба или рабыню, то его должно убить.
Чтец 1-й. Если человек причинит смерть чужому рабу, он должен отдать раба за раба.
Чтец 2-й. Если человек причинит смерть чужому волу, он должен отдать вола за вола.
Чтец 1-й. Если человек имеет долг, его жена, сын или дочь должны быть в рабстве 3 года.
Чтец 2-й. Если человек ударит по щеке большего по положению, чем он сам, то должно перед народом ударить его 60 раз плетью.
Чтец 1-й. А в конце была надпись: «Вот справедливые законы, утвержденные Хаммурапи, победоносным царем, водворившим истинное благополучие и доброе управление в стране».
Поднявшись на авансцену, чтецы уходят каждый за свою кулису.
2-я ведущая (выходит из центра). Царь строго следил за соблюдением законов и наказывал тех, кто их нарушал. Он внимательно наблюдал за тем, что происходило в его государстве, за тем, чтобы выполнялись все его требования. Под его диктовку писцы писали письма и распоряжения наместникам, отправляли Царские приказы во все области Вавилонского царства, посылали гонцов в чужеземные страны. С раннего утра кипела жизнь в царской канцелярии. (Уходит в центр за главный занавес.)
Занавес открывается.

Картина V
«Канцелярия Хаммурапи»


Слева, за своим столиком, сидит писец. Справа входит Хаммурапи. Писец поднимается и кланяется. Царь жестом приказывает ему сесть и садится сам. (Рис. 28.)


Хаммурапи. Какие у нас сегодня дела? Что пишут? Много ли жалоб?
Писец. Два воина пишут, что в канале уровень воды снизился и не доходит до их поля.
Хаммурапи. Пусть расследуют это дело, и, если жалоба подтвердится, вели устроить в устье канала водоподъемное сооружение. Мои воины не должны ни в чем нуждаться. Что еще?
Писец (читает). Люди, которые были посланы разобрать одну жалобу, получили взятку. Есть свидетели, знающие об этом деле. Велишь наказать виновных?
Хаммурапи. Вызови гонца и немедленно отошли наместнику приказ. Пиши — «Так говорит Хаммурапи: как только получишь этот приказ, расследуй дело. Если увидишь, что они действительно были подкуплены, запечатай серебро, которое они получили, как взятку, и пошли во дворец. Людей, взявших серебро, возьми под стражу и отправь ко мне. Пришли также и свидетелей».
Писец. Письмо из Дильбата: сестра жалуется, что брат выгнал ее из дома.
Хаммурапи (махнув рукой). Это завтра.
Писец. Мой господин, еще утром ты хотел посетить суд.
Хаммурапи. Какие там дела сегодня разбираются?
Писец. Хозяин привел беглого раба. Свидетели подтвердили, что он беглый, и судьи постановили отрезать ему ухо.
Хаммурапи. Правильно сделали. Так записано в законах. Об остальных делах доложишь вечером. Солнце уже высоко...
Писец. Теперь пойдешь отдыхать, господин?
Хаммурапи. Нет. Утром приехал посол из Мари от царя Зимрилима. Вели позвать его ко мне. Да только без свиты, одного посла, Ярим-Адду.
Писец. Отвести его в приемный зал?
Хаммурапи. Слишком много чести. Веди его сюда.
Писец уходит налево и возвращается с Ярим-Адду.
Ярим-Адду (низко кланяется и во время всего диалога стоит в позе, выражающей почтение). Привет тебе, царь великий, владыка четырех стран света, могучий воитель, покоривший все земли! Зимрилим шлет брату своему Хаммурапи привет и призывает благословение на твою голову. День и ночь молит Зимрилим наших богов о твоем благополучии и здоровье!
Хаммурапи (иронически). Что еще просил сказать мне мой брат Зимрилим?
Ярим-Адду. Брат твой просил сказать еще, что на севере племена субарейцев опять совершают набеги на Мари, а на востоке, в Эшнуне не признают его власти. Если купцы Эшнуны подчиняются тебе, то правь ими, как хочешь.
Хаммурапи (усмехнувшись). Что мне делать с купцами из Эшнуны, я и сам знаю. Мне не нужны советы Зимрилима. Дальше.
Ярим-Адду. Брат твой Зимрилим опасается, что не сможет один охранять свои северные границы. Он просит брата своего Хаммурапи прислать ему два отряда воинов, и тогда никто не сумеет устоять против Зимрилима.
Хаммурапи (высокомерно). Хорошо, подумаем. Когда приму решение, вызову тебя опять. (Кивком головы Хаммурапи дает понять, что аудиенция окончена.) Ярим-Адду уходит налево, кланяясь и пятясь.
Писец (с удивлением). Ты собираешься послать Зимрилиму свое войско?
Хаммурапи (небрежно). Обещать все можно... Там видно будет.
Писец (многозначительно). Пришли вести из Алеппо. Вскоре прибудут оттуда послы.
Хаммурапи. Как только явятся, немедленно веди их ко мне. Но Ярим-Адду не должен об этом знать.
Писец. Царь Алеппо враг Зимрилима. Ты хочешь заключить с ним союз?
Хаммурапи. Да, я хочу связать с ним концы наших плащей. (Строго.) Но пока об этом никто не должен знать. (Встает.)
Занавес закрывается.
2-я ведущая (слева). Так управлял своим царством Хаммурапи, один из самых могущественных владык древней Вавилонии. Он защищал своих воинов и богатых купцов, крупных землевладельцев и ростовщиков, завоевывал новые земли, заключал союзы с соседними царствами и предавал своих союзников, если ему это было выгодно. (Уходит.)
3-я ведущая (справа). Среди многочисленных табличек, найденных археологами, попадаются такие, на которых записаны молитвы и мифы, легенды и сказания. При раскопках дворца ассирийского царя Ашшурбанипала нашли 12 табличек, на которых было рассказано о герое древневавилонского эпоса царе Гильгамеше.
Занавес открывается


Картина VI
«Сказание о Гильгамеше»


Из-за правой кулисы появляются борющиеся Набисин и Залилум.
Набисин. Я — Гильгамеш. Я сильнее, ведь я — герой.
Залилум. Нет, я сильнее. Я— Энкиду, лесной человек.
Незаметно входит няня Ламасум, наблюдает за ними.
Набисин. Нет, я! (Бросается на Залилума.)
Ламасум (разнимая их). Мальчики, перестаньте. Разве вы не знаете, что они равны силой?
Набисин. Ой, Ламасум, я слышал, как старшие ученики таблички читали о Гильгамеше — интересно...
Я так заслушался, что даже перестал писать, а учитель это заметил и приказал мне заниматься своим делом. А ты до конца знаешь сказание о Гильгамеше?
Ламасум. Знаю, про Гильгамеша все знаю. Залилум (умоляюще сложив руки). Расскажи, Ламасум, расскажи.
Ламасум садится на скамью; мальчики усаживаются рядом с ней. (Рис. 29).


Ламасум. Ну, слушайте.
«О все видавшем до края мира,
О познавшем моря, перешедшем все горы,
О врагов покорившем вместе с другом,
О постигшем премудрость, о все проницавшем».
Много-много лет назад правил городом Уруком могучий герой Гильгамеш. Высокой стеной обнес он город, выстроил храм и дворец, куда созывал вечером на пир всех, кто работал днем.
Однажды пришел к Гильгамешу охотник и рассказал, что встретил в лесу человека огромной силы. «Энкиду» звали его. Не знал Энкиду людей. Жил среди животных. Все капканы ломал он и спасал лесных зверей от ловушек. «Что мне делать?— спросил охотник.— Как избавиться от Энкиду?» И дал Гильгамеш ему мудрый совет: «Найди красивую девушку и иди с ней к водопою. Увидит Энкиду красавицу, полюбит ее и забудет зверей, уйдет с ней из лесу».
Набисин. Так и сделал охотник?
Ламасум. Не торопитесь, слушайте. Вот привел охотник девушку к водопою, и сказала она Энкиду: «Ты силен и прекрасен, зачем ты живешь среди зверей? Идем со мной. Я приведу тебя в Урук, в большой дворец к Гильгамешу, который мудро правит людьми». Жадно слушал Энкиду речи девушки, позабыл он зверей своих и сказал: «Идем в Урук к Гильгамешу, великому силой. Я хочу вызвать его на бой и сразиться с ним. Посмотрим, кто из нас сильнее: он, могучий царь, или я, родившийся среди зверей».
Набисин. И они сразились, няня? Кто же из них сильнее?
Ламасум (раздраженно, делая вид, что хочет уйти). Не торопи меня, или я перестану рассказывать.
Набисин (усаживает ее). Я молчу, молчу. А ты говори дальше.
Ламасум. Пришел Энкиду в Урук, встретился с Гильгамешем, и начался между ними бой.
Мальчики, изображая героев, опять начинают бороться. Ламасум останавливает их.
Ламасум. Тише. Много дней боролись герои, но не могли одолеть один другого. Устали они, посмотрели друг на друга и поняли, что оба равны силой. Заключили они союз дружбы. И с тех пор вместе делили и радость, и горе.
Набисин. И все, конец сказке?
Ламасум. Нет, Набия, еще не конец. Захотел Гильгамеш узнать у богов тайну жизни и смерти и сделать так, чтобы никто больше не умирал. Пошел Гильгамеш до самого края земли, не побоялся он пройти сквозь гору мрака, наполненную чудовищами, пересек страшное море мертвых и достиг, наконец, острова богов.
Залилум (мечтательно). И они открыли Гильгамешу тайну жизни?
Ламасум. Нет. Боги сделали человека смертным, а вечную жизнь оставили для себя. Но узнал Гильгамеш, что глубоко на дне морском растет волшебный цветок. Не дает он бессмертия; но тот, кто съест его, становится молодым.
Набисин. И Гильгамеш достал этот цветок?
Ламасум. Да, он нашел его, Набия. Пришел Гильгамеш на берег морской, привязал к ногам тяжелые камни и опустился на дно. Все руки поранил он, срывая цветок с колючими шипами. А потом отвязал камни, поднялся вверх и сказал:
«...Цветок тот — цветок знаменитый, ибо им человек достигает жизни. Принесу я его в Урук огражденный, накормлю народ мой, цветок испытаю. Если старый от него человек молодеет, я поем от него — и вернет он мне юность».
Радостно пустился Гильгамеш в обратный путь, спрятав волшебный цветок. Бережно нес он его в Урук — для всех людей.
Залилум (встает, заходит за скамью и сзади нежно обнимает Ламасум за шею). Вот это человек. Не только о себе думал.(Присаживается около, кладет ей голову на плечо.)
Ламасум. Долго шел Гильгамеш по пустыне, раскаленной солнцем. Зной палил, жажда томила его. Увидел Гильгамеш водоем и решил искупаться. Осторожно положил он цветок на камень и погрузился в прохладную воду. В это время выползла змея и утащила чудесный цветок. Вот почему с тех пор змея каждый год меняет кожу.
Набисин (подсаживаясь к няне с другой стороны). А что же Гильгамеш?
Лам асу м. Зарыдал Гильгамеш, увидев, что пропал цветок. С пустыми руками пошел он домой. Долго шел Гильгамеш, и вот показались высокие стены прекрасного Урука. Вспомнил Гильгамеш, что сделал он уже для родного города — возвел стены, построил храмы, разбил сады. Много добрых дел и мужественных подвигов совершил Гильгамеш для счастья людей. И понял он, что память о людях живет в том добре, которое они творят.
Все поднимаются, Ламасум обнимает мальчиков за плечи, они медленно идут вместе к авансцене и останавливаются посредине.
Занавес закрывается.
1-я ведущая (выходит справа и останавливается в центре авансцены перед закрытым занавесом). Более четырех тысяч лет назад было создано сказание о Гильга-меше, сказание о дружбе и мужестве. Древние вавилоняне верили, что судьба человека зависит от богов. Гиль-гамеш смело бросил вызов богам. И хотя не смог Гильгамеш дать людям вечной жизни, он понял, что бессмертны добрые дела человека.

Комментарии   

 
+5 #1 еля 25.03.2012 13:06
ну просто оооооооочень здорово! :;: :;:
 
 
+2 #2 ксюня 19.10.2016 16:14
Очень понравилось везде искала этот спектакль (потеряла слова ) нигде не нашла зашла на этот сайт и вот он долгожданный спектакль. :;: :;:
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования