Общение

Сейчас 739 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

И. С. Тургенев

Записки охотника


Бирюк

Инсценировка Н. С. Сухоцкой

Действующие лица
Фома Кузьмич, лесник по прозвищу «Бирюк».
Барин.
Улита, дочь лесника, 12 лет.
Мужик.

Перед закрытым занавесом, на просцениуме. Ночь. Гроза. Темноту разрывает лишь время от времени сверкающая молния. Раскаты грома. Шум дождя и ветра. За занавесом слышен глухой голос: «Тпр-ру! Стой! Стой!» Через несколько секунд на просцениум выходит барин. Закутанный, сгорбившись от непогоды, он осматривается, видимо ища дорогу, по которой можно проехать. С противоположной стороны появляется темная высокая фигура. Это лес ни к.

Лесник (громко). Кто это?
Барин. А ты кто сам?
Лесник. Я здешний лесник.
Барин. А я помещик, из...
Лесник (перебивая). А, знаю! Вы домой едете?
Барин. Домой. С охоты. Я на дрожках, да видишь, какая гроза... Лошадь вязнет, да и не видно ни зги...
Лесник. Да, гроза.

Яркая вспышка молнии озарила лесника с головы до ног; трескучий и короткий удар грома раздался тотчас вслед за нею.

Не скоро пройдет.
Барин. Что делать!
Лесник. Я вас, пожалуй, в свою избу проведу.
Барин. Сделай одолжение.
Лесник. Где ваша лошадь?
Барин. Здесь, за березами.

Оба уходят.

Занавес раскрывается.

В избе лесника. Изба состоит из одной комнаты, закоптелой, низкой и пустой, без полатей и перегородок. Изорванный тулуп висит на стене. Две лавки. На одной лежит одноствольное ружье; в углу валяется груда тряпок; два больших горшка стоят возле печки. Лучина горит на столе, печально вспыхивая и погасая. В маленьком подслеповатом оконце изредка сверкает молния. На самой середине избы висит люлька, привязанная к концу длинного шеста. Возле люльки на крошечной скамейке сидит девочка лет двенадцати. Правой рукой она качает люльку, левой время от времени поправляет лучину.

Девочка (тихо напевает).
Ты усни, ты усни,
Угомон тебя возьми...
Спи да спи, сладко спи,
Угомон тебя возьми...

За дверью слышен голос лесника: «Вот мы и дома, барин». Стук в дверь.

Девочка (вскочив). Сичас, сичас! (Бежит открывать дверь.) Лесник (в сенях, девочке). Проведи барина в избу. (Барину.) А я ваши дрожки под навес поставлю. (Уходит.)

Девочка пропускает барина в избу, закрывает дверь и опять садится на скамеечку, молча покачивая люльку.

Барин (посмотрев кругом). Ты разве одна здесь живешь?
Девочка (еле внятно). Одна.
Барин (сев на лавку). Ты лесникова дочь?
Девочка (почти шепотом). Лесникова.

Вошел лесник. Он подошел к столу и зажег светильню. Стало светлей.

Лесник (барину). Чай, не привыкли к лучине?
Барин. Спасибо. (Рассматривая его.) Как тебя зовут?
Лесник. Меня зовут Фомой, а по прозвищу — Бирюк. Барин (с удвоенным любопытством посмотрев на него). А! Так ты Бирюк! Я, брат, слыхал про тебя. Говорят, ты никому спуску не даешь. От моего Ермолая и от других я слышал, что все окрестные мужики боятся тебя, как огня. По их словам, не бывало еще на свете такого мастера своего дела: «Вязанки хворосту, говорят, не даст утащить; в какую бы ни было пору, хоть в самую полночь, нагрянет, как снег на голову, и ты не думай сопротивляться — силен, дескать, и ловок, как бес... И ничем, говорят, его взять нельзя: ни вином, ни деньгами; ни на какую приманку не идет. Уж не раз добрые люди его сжить со свету собирались,— да нет, не дается». Вот как о тебе соседние мужики отзываются.
Лесник (угрюмо). Должность свою справляю, даром господский хлеб есть не приходится. (Достал из-за пояса топор, присел на пол и начал колоть лучину.)
Барин. Аль у тебя хозяйки нет?
Лесник (сильно махнув топором). Нет.
Барин. Умерла, знать?
Лесник. Нет... да... умерла. (Отвернулся, потом взглянул на барина и сказал с жестокой улыбкой.) С прохожим мещанином сбежала.

Проснулся и заплакал ребенок в люльке.

(Сунул девочке в руку запачканный рожок.) На, дай ему.

Девочка наклонилась над люлькой.

(Вполголоса, указывая на люльку.) Вот и его бросила. (Пошел к двери, остановился и обернулся.) Вы, чай, барин, нашего хлеба есть не станете, а у меня окромя хлеба...
Барин. Я не голоден.
Лесник. Ну, как знаете. Самовар бы я вам поставил, да чаю у меня нету... Пойду посмотрю, что ваша лошадь. (Вышел.)

Девочка сидит понурившись, не поднимая глаз, изредка поталкивая люльку. Пауза.

Барин. Как тебя зовут?
Девочка. Улитой.

Вошел лесник и сел на лавку. Молчание.

Лесник. Гроза проходит, коли прикажете, я вас из лесу провожу.
Барин (встал, увидел, что лесник взял ружье и осмотрел полку). Это зачем?
Лесник. А в лесу шалят... У Кобыльего Верха дерево рубят.
Барин. Будто отсюда слышно?
Лесник. Со двора слышно. (Открыл дверь в сени, прислушался.) Во... вот, вишь, какую ночку выбрал.
Барин (подойдя). Я ничего не слышу, кроме шума листьев..,

Оба прислушиваются.

Лесник. А этак я, пожалуй, и прозеваю его.
Барин. Я с тобой пойду... хочешь? Дождя нет.
Лесник. Ладно. Мы его духом поймаем, а там я вас провожу. Пойдемте.

Выходят.

Занавес.

Перед занавесом, на просцениуме.

Темная ночь. Время от времени далекий шум грома, отблески молний ушедшей грозы. Появляется лесник, за ним барин.

Лесник (остановился). Вишь, слышите? Стук топора. Слышите?
Барин. Да где?

Лесник пожал плечами. Прошли несколько шагов. Лесник опять остановился. Вблизи раздался глухой и продолжительный гул.

Лесник. Повалил... (Барину.) Подождите здесь... (Быстро ушел.)

Стало слышно, как невдалеке топор осторожно стучит по сучьям. И через несколько мгновений — громкий, железный голос лесника: «Куда? Стой!» Шум борьбы и голос лесника совсем близко: «Вре-ошь, вре-ошь, не уйдешь!»
На просцениум выходит лесник. Он ведет, держа за пояс, мужика — мокрого, в лохмотьях, с длинной растрепанной бородой. Руки мужика скручены за спиной кушаком.

Барин (подойдя к леснику, шепчет ему на ухо). Отпусти его. Я заплачу за дерево.
Лесник (пожал плечами. Мужику, сурово). Ну, поворачивайся, ворона!.. Никак, опять накрапывает... Сейчас польет... (Барину.) Здесь еще лошаденку его взять надо.
Мужик (бормочет). Топорик-то там возьмите.
Лесник. Возьмем. Зачем ему пропадать. (Уводит мужика.)

Барин идет за ними.

Занавес открывается.

Изба лесника. Горит на столе светильник. Девочка спит на полу возле печки на груде тряпья. Тишина. В сенях слышится шум, дверь открывается, входит лесник, ведя м у at и к а, за ними барин. Девочка испуганно вскочила.
Лесник (стряхивая с себя, как и барин, дождевые капли). Эк его, какой полил! Переждать придется. (Ослабил узел кушака у мужика за спиной и посадил его в угол. Барину.) Не хотите ли прилечь?
Барин. Спасибо. (Сел на лавку.)
Лесник (указывая на мужика). Я бы его, для вашей милости, в чуланчик запер, да, вишь, засов...
Барин (перебивая). Оставь его тут, не трогай.

Пауза. Мужик сидит неподвижно на лавке. Девочка улеглась на полу и опять заснула. Лесник сидит возле стола, опершись головою на руки. Все молчат.

Мужик (глухим и разбитым голосом). Фома Кузьмич, а Фома Кузьмич.
Лесник. Чего тебе?
Мужик. Отпусти.

Лесник молчит.

Отпусти... с голодухи... Отпусти.

Лесник (угрюмо). Знаю я вас, ваша вся слобода такая — вор на воре.
Мужик. Отпусти. Прикащщик... разорены, во как... отпусти!
Лесник. Разорены!.. Воровать никому не след.
Мужик. Отпусти, Фома Кузьмич... не погуби. Ваш-то, сам знаешь, заест, во как. (Видя, что Бирюк отвернулся, продолжает с унылым отчаянием.) Отпусти, ей-богу, отпусти! Я заплачу, во как, ей-богу. Ей-богу, с голодухи... детки пищат, сам знаешь. Круто, во как, приходится.
Лесник. А ты все-таки воровать не ходи.
Мужик. Лошаденку, лошаденку-то, хоть ее-то... один живот и есть... отпусти!
Лесник. Говорят, нельзя. Я тоже человек подневольный: с меня взыщут. Вас баловать тоже не приходится.
Мужик. Отпусти! Нужда, Фома Кузьмич, нужда как есть, того, отпусти!
Лесник. Знаю я вас!
Мужик. Да отпусти!
Лесник. Э, Да что с тобой толковать; сиди смирно, а то у меня, знаешь? Не видишь, что ли, барина?

Мужик потупился... Бирюк зевнул и положил голову на стол. Пауза.

М ужик (внезапно выпрямился, глаза у него загорелись). На, на, ешь, на, подавись! На, на, душегубец окаянный, пей христианскую кровь, пей!..

Лесник обернулся.

Тебе говорю, тебе, азият, кровопийца, тебе!
Лесник (с изумлением). Пьян ты, что ли, что ругаться вздумал? С ума сошел, что ли?
Мужик. Пьян!.. Не на твои ли деньги, душегубец окаянный, зверь, зверь, зверь!
Лесник. Ах ты... да я тебя!..
Мужик. А мне что? Все едино пропадать; куда я без лошади пойду? Пришиби — один конец; что с голоду, что так — все едино. Пропадай все: жена, дети,— околевай всё... А до тебя, погоди, доберемся!

Бирюк приподнялся.

(Подхватил свирепым голосом.) Бей, бей, на, на, бей!..

Девочка торопливо вскочила с полу и уставилась на него.

Бей! бей!
Лесник (шагнув к нему, громовым голосом). Молчать!
Барин (вскочил, кричит). Полно, полно, Фома, оставь его... Бог с ним.
Мужик. Не стану я молчать! Все едино — околевать-то. Душегубец ты, зверь, погибели на тебя нету... Да постой, недолго тебе царствовать! Затянут тебе глотку, постой!

Лесник хватает мужика за плечо. Барин бросается на помощь мужику.

Лесник (кричит). Не троньте, барин!

Барин тем не менее протягивает руку к мужику, но тут же опускает ее, так как, к крайнему его изумлению, лесник одним поворотом сдернул с локтей мужика кушак, схватил его за шиворот, нахлобучил ему шапку на глаза, растворил дверь и вытолкнул его вон.
(Кричит вслед мужику.) Убирайся к черту со своей лошадью! Да смотри, в другой раз у меня... (Захлопнул дверь, вернулся в избу и стал копаться в углу.)
Барин. Ну, Бирюк, удивил ты меня: ты, я вижу, славный малый.
Лесник (с досадой). Э, полноте, барин! Не извольте только сказывать. (Вышел из угла.) Да уж я лучше вас провожу: знать, дождика-то вам не переждать...

Барин собирается уходить, лесник подходит к окну, за окном слышен стук колес мужицкой телеги и голос мужика, неожиданно звонкий:
«Но, но, милая!»
Лесник (глядя вслед отъезжающему со двора мужику, бормочет). Вишь, поплелся!.. (Барину.) Пойдемте, барин! (Берет шапку.)

Оба уходят, девочка запирает за ними дверь, гасит светильник и ложится спать.

Занавес.

СОВЕТЫ ИСПОЛНИТЕЛЯМ


Для того чтобы интересно поставить «Бирюка» и передать в спектакле особый колорит этого произведения, нужно прежде всего понять действующих здесь людей, особенности их характеров, поведения, отношения друг к другу и к происходящим событиям.
Нужно также понять и передать атмосферу времени и среду, в которой эти события происходят. Для этого необходимо прочесть внимательно не только инсценировку, но и рассказ Тургенева. В нем вы найдете много точных и ярких деталей, которые помогут вам ясней и конкретней представить себе каждую сцену в действии.
В нашей инсценировке всего четыре сцены. Две — в лесу и две — в избе лесника.
Сцены в лесу идут перед занавесом. Поэтому между занавесом и краем сцены должно быть достаточное пространство (не меньше полутора метров в глубину) — так называемый просцениум (если такой глубины просцениума на вашей сцене не получится, оттяните в центре занавес в глубину и закрепите его).
За занавесом еще до начала спектакля нужно поставить все необходимое для сцен в избе. Таким образом, во время спектакля никаких перестановок, перемен декораций не понадобится и действие сможет идти непрерывно.
1-я сцена — встреча барина с лесником поздним вечером, в непогодь. Репетируя эту сцену, вспомните, как ведут себя люди в подобных условиях: ведь и вам самим по собственному опыту это должно быть знакомо. Вспомните, как вы старались сжаться, съежиться, инстинктивно стремясь занять поменьше места, поднять воротник, насколько возможно укутаться, когда холодный дождь хлещет в лицо, стекает за шиворот, а ветер мешает быстро двигаться. Вспомните и то, что разговаривают в таких условиях совсем иначе, чем сидя в комнате: приходится повышать голос, говорить громче и раздельней, преодолевая шум дождя, ветра, громовых раскатов.
Создать картину ночной грозы помогут вам соответственное освещение я шумы. На просцениуме должно быть темно. Вспышки молнии, не слишком частые (две-три на протяжении этой короткой сцены), можно давать из-за кулис даже простой, сильной Электролампой с рефлектором. Следите только, чтобы свет не попадал на занавес — темнота на заднем плане даст нужную глубину сцене. Шум грома, пожалуй, лучше всего передаст лист железа, которым будет погромыхивать кто-нибудь стоящий за сценой.
Следующая сцена в лесу — 3-я в инсценировке — также идет на просцениуме, но атмосфера ее несколько иная: гроза ушла, лишь изредка, может быть один раз в течение сцены, глухо, совсем издалека, прогрохотал гром. Ветер и дождь стихли. Шумы здесь почти не нужны, напротив, хотелось бы, чтобы после грозы в лесу наступила та особая тишина, которую вам приходилось замечать в природе. В этой тишине и голос лесника из леса слышен хорошо. (Чтобы создать ощущение некоторого расстояния, исполнителю роли лесника надо стоять подальше от сцены и говорить свой текст, стоя к сцене спиной.)
Как видите, на просцениуме не нужны никакие декорации. Представление о месте действия и обстоятельствах создадут свет, шумы и соответственное поведение действующих лиц.
Обстановка избы описана в инсценировке. Все предметы — стол, лавки, может быть, табурет — деревянные, грубые. Главное в оформлении и освещении избы — характерная для этого «логова» Бирюка запущенность, неустроенность. Видно, что люди живут здесь кое-как, что хозяйки в доме нет, а «без хозяйки дом — сирота».
Источник света один: лучина, позднее — светильник на столе. Поэтому свет надо направить в центр, на стол, чтобы углы и стены избы были затемнены. Маленькая низкая дверь заставляет нагибаться входящих в нее.
Что же представляет собой хозяин этого мрачного жилища? «Бирюк» — прозвали его в окрестности. Так в деревнях в некоторых областях России называют волка-одиночку, отбившегося от стаи. Обычно это матерый, сильный зверь. Вам, может быть, приходилось слышать выражение «смотрит бирюком» — так говорят о людях угрюмых, замкнутых, необщительных. Фома Кузьмич и впрямь не отличается общительным, покладистым нравом. Он немногословен, замкнут, живет одиноко, никого в свою жизнь не пускает. А жизнь у него трудная, тяжелая, почти нищенская. Кроме хлеба, в доме ничего нет, даже чаю не может он предложить гостю.
Встреча с барином происходит в особенно тяжелую пору жизни Фомы Кузьмича: жена его ушла, бросив семью. «С прохожим мещанином сбежала». Бирюк никогда не рассказал бы об этом барину да и ни с кем другим не поделился бы своим горем, своей обидой, если б не пришлось ответить на прямой вопрос. Заметьте, как он говорит об этом: без тени жалобы, желания вызвать сочувствие — коротко, сухо, спеша перевести разговор на другую тему.
В его отношении к барину нет и тени угодливости — он держит себя независимо с кем бы то ни было.
У Бирюка несомненно есть определенные моральные устои: он никогда не смог бы солгать, украсть, схитрить. Он прям, честен, неподкупен. Характерен его ответ барину: «Должность свою, справляю, даром господский хлеб есть не приходится». За ЭТУ исправ-ную службу, за неподкупность и ненавидят его мужики. С пойманным за порубкой леса мужиком лесник суров и лаконичен — он обязан (так он понимает) заглушить в себе даже проблеск сочувствия к этому горемыке.
А ведь Бирюк человек не злой и чужую беду понять может. Зачастую ему и самому ох как нелегко бывает «справлять свою должность»!
В интереснейшей сцене с мужиком Бирюк долгое время непреклонен, но отчаяние обезумевшего от горя бедняги мужика, горя, такого понятного и близкого Бирюку (он ведь и сам такой же мужик-бедняк), заставляет его, может быть впервые в жизни, нару-шить свой служебный долг и отпустить мужика восвояси.
Внешний облик Бирюка примечателен. Тургенев пишет: «Редко мне случалось видеть такого молодца. Он был высокого росту, плечист и сложен на славу. Из-под мокрой замашной рубашки выпукло выставлялись его могучие мышцы. Черная курчавая борода закрывала до половины его суровое и мужественное лицо; из-под сросшихся широких бровей смело глядели небольшие карие глаза». Как видите, это облик человека сильного, мужественного, смелого.
Рассказ «Бирюк» ведется Тургеневым от первого лица, и в образе барина подразумевается сам писатель. Это, конечно, не значит, что исполнителю этой роли надо загримироваться под Тургенева, но постараться найти и передать авторское отношение ко всему происходящему следует. Особым, внимательным и зорким «писательским» глазом отмечает барин обстановку, в которую попал («Я посмотрел кругом — и сердце во мне заныло: невесело войти ночью в мужицкую избу»), и характерные черты людей, с которыми встретился; замечает даже, как дышит ребенок в люльке...
Одет барин по-охотничьи: тужурка или куртка, штаны заправлены в сапоги; ягдташ и ружье не обязательны: он, подъехав к избе, оставит их в бричке, в избу не понесет.
Мужик — фигура глубоко драматичная. Забитый тяжелой нуждой, из которой нет и не может быть выхода, он обычно робок и покорен своей судьбе. Пойманный лесником за порубкой дерева в господском лесу, он пытается убежать, с отчаяния даже вступает в борьбу с Бирюком, но быстро покоряется, как привык покоряться силе и власти всю свою жизнь. Когда Бирюк приводит его к барину, он уже смирен, хотя понимает, что теряет всё — ведь заберут и лошаденку, а какая она ни есть, захудалая и дрянная, без нее мужику совсем пропадать: «Один живот и есть... Куда я без лошади пойду?..»
В избе мужик первое время сидит молча, тяжело, тупо переживая свою беду. Но недаром говорят, что даже у приговоренного к смерти до последней минуты не пропадает надежда, и вот мужик все же пробует уговорить, разжалобить, умолить Бирюка. Все, что он говорит,— истинная правда, и Бирюк это отлично понимает. Он знает, что не из озорства и склонности к воровству пошел мужик на это дело, а действительно «с голодухи», от безысходной своей бедности.
Ох, и не красноречив же этот мужик! Всего несколько несвязных слов, нескладных, почти бессмысленных, без конца повторяет он с одной и той же интонацией... Видя, что вызвать сочувствие не удается, он пытается даже подкупить Бирюка, пытается робко — ведь знает сам: не выйдет...
Исчерпав все свое «красноречие», мужик умолкает. Кажется, смирился со своей участью. Но это только кажется. Мужик молчит, но в нем начинает расти, накапливаться другое чувство. И вот: «Мужик внезапно выпрямился. Глаза у него загорелись, и на лице выступила краска». Годами сдерживаемая обида, боль, глухой протест против несправедливости и наконец ярость, бешеная ярость против вершителей этой несправедливости,— все это, жившее где-то глубоко, под спудом, сейчас, в минуту отчаяния, вырвалось наружу со страшной силой. Мужика нельзя узнать, даже дар речи он обрел.
Это самое трудное место в роли, и мы советуем исполнителю не бояться здесь паузы, пусть довольно длинной,— она необходима, чтобы иметь возможность внутренне перейти к этому «взрыву», чтобы дать себе время сосредоточиться на тех горестных мыслях и представлении страшного своего будущего, которые вызовут Этот взрыв.
Дочка Бирюка, Улита,— худенькая девчурка, босая, в подпоясанной грубой холщовой рубашке, с косичкой за спиной. Она, видимо, еще не отошла от потрясения, которое вызвал у нее поступок матери. Беззащитная, маленькая, беспомощная, она вдруг оказалась единственной хозяйкой в семье. На ее руках остался еще более беззащитный братишка.
Она стесняется барина, отвечает односложно, еле слышно.
Покачивая люльку, девочка тихонько напевает, однообразно, машинально. Она очень устала, ей хочется спать, и при малейшей возможности она спешит прилечь, прикорнуть, как собачонка, на полу, на своей тряпичной подстилке.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования