Общение

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

КАНТАТА ЧЕТВЁРТАЯ

«ВОССТАЛ ОН ПРОТИВ МНЕНИЙ СВЕТА...»

Чтецы стоят в глубине сцены. Каждый проходит на авансцену, читая свою реплику.
Живая картина «Светский раут».

Чтец
Кантата четвертая. «Восстал он против мнений света...» (Уходит.)

1 чтец
Иван Сергеевич Тургенев вспоминает о встрече с Лермонтовым...

2 чтец
В наружности Лермонтова было что-то зловещее и трагическое: какой-то сумрачной и недоброй силой, задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших и неподвижно-темных глаз.

3 чтец
Их тяжелый взор странно не согласовывался с выражением почти детски нежных и выдававшихся губ. Вся его фигура, приземистая, кривоногая, с большой головой на сутулых, широких плечах, возбуждала ощущение неприятное; но присущую мощь тотчас сознавал всякий...

4 чтец
Внутренно Лермонтов, вероятно, скучал глубоко, он задыхался в тесной сфере, куда втолкнула его судьба.

5 чтец
На бале Дворянского собрания ему не давали покоя, беспрестанно приставали к нему, брали его за руки, одна маска сменялась другою; а он почти не сходил с места и молча слушал их писк, поочередно обращая на них свои сумрачные глаза.

6 чтец
Мне тогда же почудилось, что я уловил на лице его прекрасное выражение поэтического творчества. Быть может, ему в голову приходили те стихи...

Поэт
Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
При шуме музыки и пляски,
При диком шепоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски,
(Садится в задумчивости.)

1 чтец
Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
Давно бестрепетные руки, —

2 чтец
Наружно погружась в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,

Женский хор
Погибших лет святые звуки...

Тихо звучит мелодия: Б.Барток. «Параллельные сексты».

Три актрисы с цветами подходят к площадке Поэта.

Поэт
И вижу я себя ребенком, и кругом

1 актриса
(как бы перехватывая его мысль)
Родные всё места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей;

2 актрисы (вместе)
Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится —
и встают
Вдали туманы над полями.

3 актриса
В аллею темную вхожу я; сквозь кусты
Глядит вечерний луч, и желтые листы
Шумят под робкими шагами.

1 актриса
И странная тоска теснит уж грудь мою:
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного огня,
С улыбкой розовой, как молодого дня
За рощей первое сиянье.

Музыка затихает.

2 актриса
Так царства дивного всесильный господин —
Я долгие часы просиживал один,
И память их жива еще поныне
Под бурей тягостных сомнений и страстей,
Как свежий островок безвредно средь морей
Цветет на влажной их пустыне.

Поэт
Когда ж, опомнившись, обман я узнаю

Резко вступает лейтмотив спектакля. Поэт поднимается.

И шум толпы людской спугнет мечту мою,
На праздник незваную гостью,
О, как мне хочется смутить веселость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью!..

Живая картина «Свет. Клеветники».
Замолкает музыка. Свет гаснет.
Поэт садится; луч софита освещает его и чтеца на авансцене. Остальные чтецы, хор на подмостках.

Чтец
Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига;

Хор поет «Парус».

Его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он тоскует и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце; он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там на бледной черте, отделяющей синюю пучину от серых тучек, желанный парус?

Последний куплет хор поет в полный голос после окончания монолога.

Поэт (гневно)
Сыны снегов!..

Вспыхивает свет на сцене, в глубине сидят актеры.

Мужской хор (встает)
Сыны славян!

1 чтец
Зачем вы мужеством упали?

2 чтец
Зачем? Погибнет ваш тиран,
Как все тираны погибали!..

Свет гаснет. Поэт один на авансцене.

Поэт
Никто моим словам не внемлет... я один.

Освещается группа чтецов на авансцене. Певица поет мелодию Д. Палестрины.

1 чтец
И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды...

2 чтец
Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят — все лучшие годы!

3 чтец
Любить... но кого же?.. на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.

4 чтец
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там ничтожно...

Песня затихает.

5 чтец
Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем
вокруг,—
Такая пустая и глупая шутка...

Уходят.
Гаснет свет. Освещается группа чтецов и певцов на подмостках. Они сидят вместе, рука в руке; кто примостился на полу, кто стоит.

Хор (поет)
Горные вершины
Спят во тьме ночной;
Тихие долины
Полны свежей мглой;
Не пылит дорога,
Не дрожат листы...
Подожди немного,
Отдохнешь и ты.

На фоне второго куплета вступает хор чтецов.

Хор чтецов
Когда волнуется желтеющая нива,

Мужской хор
И свежий лес шумит при звуке ветерка,

Высокий женский голос
И прячется в саду малиновая слива

Хор
Под тенью сладостной зеленого листка;

Женский голос
Когда, росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой...

Тихо поет хор. Луч падает на Поэта. Он поднимается.

Поэт
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,—
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога...

Гаснет свет. Луч софита освещает 1 и 2 чтеца и певца, выходящих на авансцену.

1 чтец (баритон)
Я знал одной лишь думы власть,
Одну — но пламенную страсть...

Вступает певец.

Певец
Выхожу один я...

1 чтец (продолжает )
Она, как червь, во мне жила,
Изгрызла душу и сожгла.

2 чтец (альт или сопрано)
Она мечты мои звала
От келий душных и молитв
В тот чудный мир тревог и битв,
Где в тучах прячутся скалы,
Где люди вольны, как орлы.

1 чтец
Я эту страсть во тьме ночной
Вскормил слезами и тоской;
Ее пред небом и землей
Я ныне громко признаю
И о прощенье не молю.

Затихает песня. Уходят. Один чтец выходит на авансцену.

Чтец
Белинский о Лермонтове:
«Вот оно, то бурное одушевление, та трепещущая, изнемогающая от полноты своей страсть. Вечная и никогда неудовлетворимая жажда все обнять, со всем слиться.
Великий поэт, говоря о себе самом, говорит об общем — о человечестве, ибо в его натуре лежит все, чем живет человечество. И потому в его грусти всякий узнает свою грусть, в его душе всякий узнает свою и видит в нем не только поэта, но и человека, брата своего по человечеству.
Стихи Лермонтова о своем поколении писаны кровью. Они вышли из глубины оскорбленного духа: это вопль, это стон человека, для которого отсутствие внутренней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти.
Наш век гнушается лицемерством. Он громко говорит о своих грехах. Он понял, что осознание своей греховности есть первый шаг к спасению». (Уходит.)

Свет гаснет. Освещена площадка Поэта. Чтецы из-за кулис по одному подходят к площадке Поэта, читая по строфе.

Поэт
Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

1 чтец
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.

2 чтец
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.

Звучит мелодия Д. Палестрины.

3 чтец
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Музыка затихает.

4 чтец
Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.

Звучит музыка: И.-С. Бах. Прелюдия XXIV.

5 чтец
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

6 чтец
Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.

Музыка затихает.

7 чтец
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.

7 чтец уходит. За ним уходят 1 и 2 чтецы.

3 чтец
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

3 чтец уходит. За ним уходят 4 и 5 чтецы.

6 чтец
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

6 чтец уходит.
Сцена пустая.

Женский голос (как бы издалека)
Как в ночь звезды падучей пламень,
Не нужен в мире я...

Луч освещает Поэта. Он вздрагивает, встает, вновь садится, сидит неподвижно. Из глубины сцены в луче света медленно подходят 1 и 2 чтецы. Звучит мелодия Д. Палестрины.

1 чтец
Зимой в Тарханах пустынно и одиноко. На усадьбе лежит глубокий снег, часты сильные ветры. Лермонтов не мог долго оставаться в родном углу.

2 чтец
Особенно тоскливо ночью. Гудит степь. Печально шумит старый парк.

Музыка затихает.
Гаснет свет. 1 и 2 чтецы уходят.
Луч освещает Поэта.

Поэт
(тихо читает)
My soul is dark...
(Задумывается, произносит по-русски)
Душа моя мрачна...

К площадке Поэта подходят чтецы.

1 чтец
Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!
Вот арфа золотая:

Вступает фортепиано: Б. Барток. «Куранты № 7».

Пускай персты твои, промчавшися по ней,
Пробудят в струнах звуки рая.

2 чтец
И если не навек надежды рок унес,
Они в груди моей проснутся,
И если есть в очах застывших капля слез —
Они растают и прольются.

3 чтец
Пусть будет песнь твоя дика. Как мой венец,
Мне тягостны веселья звуки!
Я говорю тебе: я слез хочу, певец,
Иль разорвется грудь от муки.

Музыка затихает.

4 чтец
Страданьями была упитана она,
Томилась долго и безмолвно;

Постепенно усиливаясь, звучит лейтмотив спектакля.

5 чтец
И грозный час настал — теперь она полна,
Как кубок смерти, яда полный.

Лейтмотив звучит в полную силу.

Поэт
и гордый демон не отстанет,
Пока живу я, от меня,
И ум мой озарять он станет
Лучом чудесного огня.
Покажет образ совершенства,—
И вдруг отнимет навсегда.
И, дав предчувствие блаженства,
Не даст мне счастья никогда.

Музыка затихает. На сцене зажигается полный свет. Живая картина «Светская толпа».
Свет гаснет.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования