Общение

Сейчас 565 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Заключение

Сцена призвана не только изображать... Она может звать к идеалу, к более утонченному и благородному родному взгляду человека на человека, к лучшему отношению людей друг к другу. Сцена могущественная: и в пять минут она может взволновать зрителей так, как читателя не взволнует целая книга.
Это оттого, что на сцене все осязательно, все очевидно, что она убеждает не доводом, а фактом. Не воспользоваться этим могущественным
нравственным рычагом невозможно.
И театр должен после Гоголя расти и в глубину и в ширину. Он должен давать не только сценки, изображать не только происшествия; он в силах рождать в обществе новые мысли, он в силах поднимать бродящие в обществе настроения до напряжения могучей страсти, до пламенной решимости. И один из великих учителей театра, Гоголь, не сказал бы «спасибо» ученикам, если бы не пошли вперед своего учителя, а все толкались бы на том месте, на котором он стоял. Вещий ум Гоголя этого бы не одобрил. Он одобрил. Он благословляет нас из темной могилки в московском Даниловом монастыре идти в новый и трудный путь, в долгий путь [8, с. 122]

Василий Розанов

Наследие Станиславского объединяет в себе три составные части — актерское и режиссерское мастерство, этические принципы.
Как ни отказывался Константин Сергеевич от чести называться ученым, именно ему, Станиславскому, суждено было покончить с эмпирикой актерского творчества. Он первым прикоснулся к сокровенным тайнам актерского творчества, обнаружил скрытые его закономерности. Он настаивал на том, что ничего не изобрел, не придумал, а лишь доверился великой художнице-природе и опыту предшественников.
Появление его системы было выстрадано поколениями художников и ученых. Она — дитя века и корнями уходит в прошлое русского и мирового искусства. Она не могла бы возникнуть, не будучи подготовленной не только историей театра, но и развитием эстетической мысли, философии, психологии. Она была запрограммирована трудами многочисленных актеров, писателей. На их открытия и догадки опирался, осознанно или бессознательно, пространно цитируя или вовсе не упоминая их имен, Станиславский.
Идея его предшественников носилась в воздухе, и Станиславский четко воспринимал ее.
То обстоятельство, что очень многое воспринято К.С.Станиславским из других источников, почерпнуто им из сокровищницы мировой и русской научно-эстетической мысли, литературы, искусства, никак, разумеется, не умаляет значение его системы. Прежде всего, идеи предшественников оказались лишь предпосылками создания целостной теории сценического искусства.
Главное же, подобная преемственность выявляет общественную ценность, необходимость и всеобщность сделанных Станиславским открытий.
Тоску по науке испытывал театр XIX века. Он высказал ее устами многих славных своих представителей. Великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь, занимает важное место в общем развитии русского сценического искусства. Он являет собой тот феномен театральной культуры России, который чаще всего называют «традицией», определившей все дальнейшее развитие актерского искусства, наметившей возникновение профессии режиссера - центральной фигуры в театре XX века.
В силу различных обстоятельств, тема взаимосвязи литературных традиций и, особенно, театральных воззрений Гоголя и системы Станиславского, мало изучена в театроведческой науке, а между тем, на нее нередко ссылаются в работах по изучению творческого наследия Станиславского, воспринимая многие моменты как данность, уже кем-то установленную. Вот почему театральная эстетика Гоголя, в которой впервые дано развернутое обоснование приемов мастерства актера и обоснован смысл профессии режиссера, требует тщательного исследования, определения тех особенностей, которые позволили ему занять столь яркое место в судьбе Станиславского и Художественного театра, в истории русского и мирового театра.
Гоголь один из первых в русской театральной культуре теоретически осмыслил основные принципы реалистического метода в актерском искусстве. Реалистический театр Гоголь мыслил как гармоническое единство «таланта» и «искусства». Непосредственная эмоциональность, сценическое «вдохновение», «переживание» (по современной терминологии) — основы актерского творчества — должны быть слиты с мастерством, техникой - «игрой».
Какое бы значение Гоголь ни придавал «ансамблевому целому» спектакля, центральной фигурой в спектакле театра для него оставался актер.
Необычайно плодотворны его мысли о роли сознания, рассудка в творчестве актера и о вреде теории «нутра». Значение сознательного труда, «изучения», работы актера над ролью и над собой — блестяще мотивируется Гоголем. «Без вдохновения нет искусства», актерского творчества, но оно не полно, далеко от совершенства и близко к падению без «изучения», упорного и систематического труда, без «науки», без «школы».
Учение об искусстве актера и его воспитании является теоретической предпосылкой к учению наших дней о творчестве актера, его работе над ролью и над собой. Это отнюдь не модернизация взглядов Гоголя. Гоголь поставил основные вехи того новаторского научного осмысления искусства актера и метода воспитания его, которое дано в системе Станиславского.
Спектакль налагает на актеров обязательства, которые они далеко не всегда способны выполнить. Для контроля за строгим соблюдением сценических правил понадобился посредник между зрителем и актером. И место, которое театр представлял публике, в те часы когда оно пустовало, — во время репетиций — занял режиссер.
Появление Гоголя-режиссера связано с превращением спектакля из пестрого собрания актерских работ в некое художественное единство. Режиссер уже числился, а режиссура отсутствовала. Режиссера еще не было, а режиссура существовала. «Нештатная» режиссура осуществлялась драматургом, «первым актером».
Что же безусловно нового принес в театр приход режиссера?
Возник репетиционный процесс. Репетиции как особый творческий акт пришли в театр вместе с автором спектакля. Как только появилось режиссерское искусство, возникла необходимость осознания его особенностей, знания, функций, исследования закономерностей — одним словом, потребность в теории.
Немало сделал для создания и углубления общего русла режиссерского искусства Гоголь. Он дал возможность изучать эту дисциплину теоретически.
Режиссура Гоголя - это исследование духовных начал в личности человека. Гоголь — режиссер, вторгается в мир спектакля как полпред реального мира. Свежесть восприятия явлений действительности и суждений о них, совпадение «болевых точек» с тревогой и надеждами зрителей — основа режиссерской школы Гоголя.
Театральное наследие прошлого, в частности эстетика Гоголя, было глубоко, осознанно воспринято Станиславским. Он не только воспользовался этим наследством, но значительно обогатил и приумножил его. Однако и дальнейшее освоение наследия Станиславского в творческой практике не является, разумеется, исчерпывающей самостоятельной задачей.
Систему Станиславского не стоит канонизировать, строго ограничивать ею сферу творческих исканий наших актеров и режиссеров. Фетишизация живого наследия Станиславского не принесет никакой пользы. В его системе, представляющей собою выдающееся достижение сценической теории, мы должны видеть не догму, а исходное начало для дальнейшего развития театральной мысли. Это живое, развивающееся учение, не признающее никаких ограничительных рамок для творчества. В нем надо уметь видеть то, что принадлежит настоящему и будущему нашего театра, и то, что отмирает и принадлежит уже прошлому.
Неустанно развивающаяся система будет обогащать искусство новыми приемами, новыми элементами актерской техники, режиссерского мастерства. Сочинять их и придумывать нет необходимости. Они должны возникать не сами по себе, а в результате активных творческих усилий, направленных на то, чтобы показать на сцене «живого человека».
Весь устремленный в будущее Станиславский говорил: «Чудесное будущее манит к себе и дает невероятную силу в настоящем».

1.    Станиславский К.С. Собр. соч.: В 8-ми тт. - М.: Искусство, 1954-1961.
2.    Станиславский К.С. Статьи, речи, беседы, письма. - М.: Искусство, 1953.
3.    Беседы Станиславского. - М.: ВТО, 1947.
4.    Гоголь Н.В. Полн. Собр. соч.: В 14 тт. - JI-M.: Изд-во АН СССР, 1940- 1952.
5.    Станиславский К.С. Художественные записки. - M.-JI, Искусство, 1939.
6.    «Литературная газета» - 1932. - №27.
7.    «Русский артист» - 1908 - №34/35.
8.    Розанов В. Статьи о театре: Гоголь и его значение для театра // Театр.
-    1990. - №8.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования