Общение

Сейчас 315 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


БЕГСТВО ОТ СЕБЯ

Я рискну предположить, что в основе всех штампов и подражаний лежит, как правило, стремление уйти от самих себя и попытка отрицания существующих обстоятельств, чувство стыда за бедность материальных и/или творческих условий, за их недостаточность или отсутствие, попытка прикрыть их скудость, отречься от себя и прикинуться кем-то, кем мы не являемся.
Но ведь, по-моему, в том-то весь настоящий кайф игры и создания спектакля и состоит, чтобы принять чужие обстоятельства жизни, события, происходящие с героями спектакля, — оставаясь, насколько это только возможно, собой. Оценивая и переживая рассказанную в пьесе историю,
—    со своей, личной, искренней, современной точки зрения. Эти переоценка режиссера и переживание актеров (впрочем, не менее верна и перестановка терминов — актеры также оценивают, а режиссер переживает события пьесы) — и есть самое интересное в театре, это и есть подлинная оригинальность взгляда, при наличии которой забывается любая внешняя бедность и неприспособленность театральных условий.
Я полагаю, что высвобождение и свободное проявление человеческой личности на сцене находится в том числе и в прямой связи с избавлением от подсознательных или сознательных угрызений и терзаний, от внутренней неловкости за бедность своего театра. Пару-тройку простеньких тренингов-упражнений для снятия актерского зажима я помещу в одно из приложений, расположенных после основного текста, а пока я говорю о снятии психологического зажима всех людей театра, начиная от гардеробщика и капельдинера, и в первую очередь — зажима режиссера.
Больше того. Скажу для тех, кому мои «театральные пристрастия» могут показаться «бескрылым реализмом», лишенным «радости театральной игры» и удовольствия притворства. Именно столкновение творческой искренности режиссера и актера с реальностью, стремление внутри себя к правде в проживании роли в сочетании с отказом от тщетных потуг во внешнем — создает в результате особую театральность, потому что конфликт между внешней ограниченностью возможностей и внутренним величием замысла не маскируется испуганно и безуспешно, а обостряется и даже порой специально усиливается, чтобы из этого трения возникли бы искры и, может быть, большое пламя. Чтобы из столкновения внешнего и внутреннего появились по-настоящему оригинальные и непредсказуемые решения, продиктованные переплетением нескрываемой скудости в ресурсах и рождающейся изнутри неудержимой потребности в этом высказывании, в самовыражении и вместе с ним в, быть может, совсем немногих, но по-настоящему важных для работы выразительных средствах — будь то музыка, свет, костюмы, реквизит, декорации, грим и так далее.
Не всегда речь идет о бедности в буквальном смысле слова. Иногда мы можем иметь дело с весьма своеобразной географией игровой площадки.
Мой учитель Юрий Владимирович Иоффе поставил в Театре Маяковского спектакль Максима Горького «Чудаки». Я был его ассистентом на этой работе. Спектакль вышел на Малой сцене театра. Пространство ее в Маяковке трансформируется. Это прямоугольник, и вы можете посадить зрителя у одной из двух более коротких стен, тогда в зале будет 5-6 рядов, они будут не очень длинными, с проходом посередине. Пространство для актеров тоже будет уже, но зато глубже. В «Чудаках» же было решено использовать иную схему расположения зрительских мест и площадки — вдоль одной из длинных стен зала. Осталось всего 4 ряда кресел, но они оказались очень вытянутыми. Часть мест первого ряда даже не стали ставить, иначе колени зрителей на этих местах соприкоснулись бы с коленями актеров, садящихся на сцене в кресло и на стулья.
Действие пьесы происходит на подмосковных дачах, вроде тех, что построит чеховский Лопахин на месте вырубленного вишневого сада аккурат к моменту написания Горьким «Чудаков». На сцене забор, отделяющий одну дачу от другой и фасад дачного дома. Сероватые доски, сквозь которые время от времени пробивается теплый свет.
Почему я сейчас это рассказываю? Зал длинный, зритель поворачивает голову, чтобы увидеть дальний от себя угол сцены. И сцена очень неглубокая, всё происходит «на носу» зрителей. Актеры уходят в декорацию в виде дома, там «заряжается» для них необходимый реквизит. Внутри этого домика выстроить реалистическую среду просто невозможно —    места нет. И вместо того, чтобы постараться по максимуму «спрятаться» за кулисами, отгородить актеров ширмами или тряпочками, режиссер Иоффе и художник Анастасия Глебова оставляют пространство в «доме» открытым для зрителей. Более того! Они просят художественно-постановочную часть открытые для значительной части зрительного зала балки, перекладины и рейки декорации, поддерживающие «дом» изнутри — покрасить в такой же красный цвет, каким окрашены стационарные столбы Малого зала Маяковки, его балки и балконы, на которых находятся рабочие рубки осветителей и звукорежиссеров.
Создатели спектакля открыто и мужественно пошли навстречу тому пространству, с которым они работали. Они не стали прикрывать тщетно и стыдливо малый размер закулисья, создавая толкотню в закутках, неудобства для актеров. Они открыли часть закулисья, объединяя его с окружающим зрителей пространством зала, сливаясь с ним в единое театральное пространство. И в этой открытости условиям есть вкус и есть театральная игра, которую зрительный зал принимает. Условность — это в том числе и открытость условиям, встраивание в них своей игры и одновременно тем самым их включение в творческую работу.
Между молотом художественной необходимости и наковальней существующих у театра возможностей рождается фантазия.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования