Общение

Сейчас 327 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


РЕЧЬ И МЫСЛЬ

Еще один, очень больной и важный вопрос актерской работы сегодня — это сценическая речь.
Относительно небольшой объем репетиционного зала в «Гнезде» компенсируется пластиком в отделке стен и потолков, вынуждающим говорить и громко, и отчетливо.
При этом стоит и задача найти естественную, почти интимную интонацию общения. Оказавшись вынужден незадолго до премьеры репетировать во «Враге народа» роль доктора Стокмана, я нашел для нее специальный прием, речевую характерность, подмеченную мной в жизни. Довольно часто мы делаем паузы не точно между предложениями, а после первого слова следующей фразы, таким образом как бы гарантируя продолжение речи, показывая, что мы не заканчиваем говорить, забрасывая удочку следующей мысли. Использовав этот прием чисто формально, я приобрел довольно необычную, но далекую от театральной риторики манеру произнесения текста, которая помогла мне, не-актеру, в работе.
Работа в сериалах учит актера работать урывками, протянуть в буквальном смысле слова на одном дыхании, на одном глотке воздуха большой кусок монолога — почти непосильная задача. Мысль рвется, интонация идет вниз в конце каждого предложения, а порой и внутри него. Слушать такого актера хотя бы минуты две — невыносимо и скучно. Вот это-то зачастую и прячут за пустой мускульной активностью — человеческую без-мысленность и бессодержательность.
Актеры из больших театров зачастую привыкают играть «жирно», на тысячный зал. Отчасти я уже коснулся этой проблемы, когда писал о специфике исполнения ролей чиновников. Актерам очень трудно не играть, не разыгрывать текст, не красить его интонациями.
И тем, и другим очень трудно дается движение по мысли и действию сквозь текст. Сквозь, когда акцентируются лишь отобранные ключевые ударные слова, а остальные свободно минуют наш речевой аппарат.
Обнаружив в выступлениях Льва Абрамовича Додина мысль об остром недостатке кантилены в звучании голосов театральных актеров, о том, что артисты «стучат» словами, не чувствуя гармонии автора, не умея вести реплику — понимаешь, что это действительно глобальная проблема.
А есть еще проблема синхронизации реплики и движения. Актеры сначала совершают физическое действие, а потом говорят текст.
Так в начале репетиций им проще, но потом они замечают, что на действии хорошо бы и что-то сказать. Вместе с действием возникает омерзительная отсебятина, а потом прекрасный авторский текст, который мог бы, будучи синхронизирован с физикой актера, вступить в интересное взаимодействие с ней, повисает вместо этого в пустоте голой риторикой.
Впрочем, желание, упорство и трудолюбие на репетициях способны если не решить эти и другие проблемы, то хотя бы
минимизировать ее.
Надо просто работать.

В ЗАВЕРШЕНИЕ

Мне повезло в жизни. В ней соединились возможность самостоятельно ставить спектакли, шанс наблюдать за внутренней кухней больших режиссеров, и собственно процесс режиссерского студенческого обучения, когда ты сперва делаешь свое, потом эта работа проходит процесс корректуры в руках мастера, и одновременно ты наблюдаешь за точно таким же учебным процессом своих однокашников.
Я не питаю иллюзий, что эти мои писания могут кого-либо чему-то научить. Но я надеюсь все же, что они подтолкнут кого-нибудь к раздумьям о режиссуре драматического театра и том пути, который Гончаров называл «режиссурой корня» — о пути постижения и воплощения на сцене элементов системы Станиславского, которая, несмотря на невежество профанов, живет как метод и как школа, развиваясь в спектаклях, в работе со студентами и в книгах великих режиссеров.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования