Общение

Сейчас 234 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

ВЫЯВЛЯТЬ ИЛИ РАЗВИВАТЬ?

Существуют мнения, что сенсорные свойства человека не поддаются изменению, их можно только выявить, если они находятся в скрытом виде, но нельзя развить. Американский психолог Сишор утверждает, что характер отдельных чувствительностей человека не изменяется, поскольку они врожденные. Существует тезис Салмона и Блейксли, что индивидуальные различия чувствительности абсолютны и не зависят от объективных условий, в которых они функционируют.
Сишор, исследуя слуховые ощущения и работу слухового анализатора, пришел в выводу, что врожденные различия людей в структуре органа слуха вызывают различия в восприятии высоты звука, а следовательно музыкальное дарование не только само по себе врожденно, но оно врожденно в специфических типах. Однако опыты и исследования советских ученых (в частности, Б. Теплова и В. Кауфмана) свидетельствуют, что звуковысотное различение воспитуемо.
Опыты показывают, что наследственно-врожденные особенности и различия в структуре органов-чувств не определяют пределов чувствительности. Индивидуальные различия чувствительности складываются, главным образом, под влиянием второй сигнальной системы, в результате рефлекторной работы коры головного мозга, а структура органов чувств приспосабливается к изменениям чувствительности, происходящим в результате направленной человеческой деятельности. Значит, все виды чувствительности развиваются и поддаются обработке.
А в каких пределах уже сейчас выявляется воспиту- емость сенсорных умений, говорят многочисленные опыты. В опытах J1. Шварц острота зрения повышалась в короткий срок до 207 процентов, а общая чувствительность зрения увеличивалась под действием упражнений до 1000—1250 процентов по отношению к исходному уровню. В опытах Б. Теплова порог звуковысотного различения изменялся после тренировки на 130 центов (а цент—это сотая доля одного настроенного полутона).
Что это означает практически? Звуковысотная чувствительность музыкантов дает им возможность сравнивать звуки и различать их по высоте тона. У людей, не занимающихся музыкой, умение различать звуки по высоте гораздо ниже, чем у музыкантов. Так называемый порог звуковысотного различения у большинства людей обозначается числом центов от 6 до 40, а у людей с хорошим музыкальным слухом — от 3 до 4 центов.
Упражняя звуковысотную различительность, Б. Теплов за семь сеансов (как пишет Б. Г. Ананьев) снизил у одного испытуемого величину порога с 226 до 94 центов, у другого — с 32 до 16 центов.
Посмотрим, насколько изменяются способности к отдельным ощущениям под влиянием трудовой деятельности. Скажем — черный цвет. Строго черный, без всяких примесей. Для большинства из нас — это один определенный цвет, в котором мы можем различить не более двух-трех оттенков. А красильщик различает до 40 оттенков! Переход от красного к желтому цвету — сколько оттенков мы различим в нем? Не больше двадцати пяти. А глаз опытного сталевара различает до 200 оттенков (это проверено специальными опытами).
Нормальное человеческое ухо способно, конечно, отличить тарахтенье одного мотора от другого. Любой судовой механик может на слух определить, сколько оборотов в минуту дает какой-нибудь судовой двигатель— 200, или 500, или 1000. Но опытный летчик (как свидетельствует К. К. Платонов) отличит на слух разницу между 1300 оборотами в минуту и 1340, это уж никак не доступно «нормальному» уху.
Так профессия человека изменяет и совершенствует различительные способности его органов чувств. Так жизнь формирует нервную систему человека.
Любопытный пример целенаправленной тренировки органов чувств мы можем прочесть в письме известного летчика-испытателя С. Н. Анохина (опубликованном в журнале «Огонек», № 52 за 1964 г.). После несчастного случая в воздухе летчик потерял глаз. Можно ли летать с одним глазом? Ведь летчик должен обладать глубинным зрением, уметь верно определять расстояние до земли при посадке самолета. Что сделал С. Н. Анохин?
«Я уходил на прогулку в горы,— пишет он,— и целыми часами подбрасывал и ловил камешки. Сначала ловить было нелегко: никак не мог правильно определить расстояние до падающего предмета. Эта тренировка очень помогала. В другом упражнении помогали товарищи. Устанавливали рядом две палки, потом одну из них выдвигали и спрашивали, которую. Я научился видеть одним глазом, как двумя, снова стал полноценным летчиком-испытателем».
Зачем все это актеру?
Разумеется, воспитание сенсорных навыков и умений в обучении актера не самоцель. Увеличение сенсорных возможностей актера и не мыслится в отрыве от всего сложного комплекса творческих знаний и умений, помимо чисто сенсорных. Совершенствование сенсорных умений потому и имеет смысл, что в жизнедеятельности человека все неразрывно связано. Еще в исследованиях В. М. Бехтерева, при методе одновременной регистрации вегетативных и двигательных изменений, была доказана связь между ощущениями, движением и эмоциями.
Расширятся сенсорные возможности актера — расширится и сфера его мыслительных и эмоциональных возможностей. Это произойдет не только потому, что первичные ощущения представляют собой «горючее» для мышления и эмоций, но и потому, ч.то само воспитание сенсорных умений в тренинге осуществляется с учетом многих элементов жизненного и сценического самочувствий.
Само по себе развитие отдельных сенсорных умений может и не дать никакого эффекта, кроме, так сказать, «местного»: увеличится различительная способность осязания, например, или улучшится память слуховых восприятий. Общий же эффект, расширение сферы эмоциональных и мыслительных возможностей— легко возникающая, быстрая мысль, легко возникающие эмоции, которые должны стать «управляемыми», быстрые и естественные переключения от одной эмоции к другой, яркие внутренние видения, — вот этот общий эффект появится лишь в том случае, если упражнения тренинга будут отвечать следующим условиям:
1) если каждое из них будет иметь конкретную физическую цель, помимо главной, творческой;
2) если преподаватель, следя за выполнением творческой цели, будет контролировать и физическую цель упражнения, исполняемого учеником;
если круг физических целей будет достаточно широк и воспитание сенсорных умений будет планомерным и индивидуализированным для каждого ученика.
Например, упражнение «Игры индейцев». В нем две группы учеников за установленное время рассматривают вещи, принадлежащие «противнику», а потом рассказывают об этих, уже спрятанных вещах во всех подробностях. Физическая цель здесь — развитие зрительной памяти. Главная цель — творческая: каждый ученик ставит себя в вымышленные предлагаемые обстоятельства, придумывает, почему и для чего ему надо рассмотреть вещи,— чтобы запомнить, как их сделать, или решить, стоит ли купить такие же и т. д. Эта творческая цель может быть достигнута только с помощью развитой зрительной памяти. Таким образом, физическая цель служит творческой.
В общем, каждый ученик исследует здесь и одновременно осуществляет простейшее жизненное действие— внимательно рассматривает предмет, чтобы сделать себе такой же. В работу прежде всего вовлекаются зрение и зрительная память, которые сами тянут за собой цепочку всех иных необходимых «инструментов», помогающих выполнить действие,— и мышление, и внимание, и воображение.
Ясно, что первичными элементами в этих упражнениях являются зрение и зрительная память. Мы можем контролировать упражнение, следя за тем, как смотрит ученик, все ли видит, не упускает ли каких-либо деталей. А когда рассказывает,— активно ли привлекает зрительную память, описывает ли свои внутренние видения или старается выдумать детали.
В жизни в момент жизненного действия нам не нужно заботиться о том, что надо смотреть, Надо видеть, надо вызывать внутренние видения,— рефлексы непроизвольно включают нужные кнопки. Но воссоздание жизненного действия требует сознательного «включения кнопок». Осознанное выполнение непроизвольных в жизни сенсорных умений — это и есть начало работы над освоением механизма жизненного действия.
Нет такого градусника, который позволил бы нам измерить самое главное, самое нужное в процессе рождения актера — повышение его «эмоциональной грамотности», возрастающей способности выявлять большие, подлинные чувства. Но если мы займемся первым кирпичиком, лежащим в фундаменте чувства — ощущением, доступным нашему воздействию и (может быть) измерению, то мы сможем, косвенным образом, измерить «эмоциональную грамотность». Вероятно, она повысится настолько, насколько увеличатся сенсорные умения.
В работе над каждым упражнением преподаватель должен иметь в виду линию (развития сенсорных умений ученика, сегодняшнее состояние этих умений и завтрашнюю цель воспитания.

 

 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования