Общение

Сейчас 194 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

ЛУЧЕИСПУСКАНИЕ, ЛУЧЕВОСПРИЯТИЕ И МИКРОМИМИКА

Когда пишут о трудах Станиславского, то либо обходят молчанием места, связанные с понятиями «лучеиспускания» и «лучевосприятия», либо ограничиваются указаниями, что терминология в этой части неточна, неудачна (что отмечал и сам Станиславский), что упражнения на лучеиспускание не характерны для последних лет педагогической практики создателя системы и относятся к самому раннему периоду его деятельности.
Все эго и так и не так. Существуют факты, мимо которых нельзя пройти. Первый — книга «Работа актера над собой» была предметом самого пристального внимания Станиславского именно в последние годы его жизни. Он готовил ее к печати в 30-х годах. На протяжении работы над книгой многое выпало, очень многое. В письме к JI. Гуревич в 1930 году Станиславский сообщил ей об одном из таких «огромных сокращений». Однако «лучеиспускание и лучевосприятие» остались и вошли в книгу, верстку которой он держал в руках в год своей кончины.
Второй факт. В незаконченной рукописи («Дополнение и исправление для новых изданий. К главе «Общение»), датированной октябрем 1937 года, то есть в одной из своих последних работ он, говоря о сценическом общении, вновь упомянул лучеиспускание и лучевосприятие.
«Пусть люди науки объяснят нам природу этого невидимого процесса,— написал Станиславский,— я же могу говорить лишь о том, как я сам ощущаю его в себе и как я пользуюсь этими ощущениями для своего искусства». То, что великий артист ощущал в момент творчества, и то, как он это ощущал, нельзя обходить молчанием, даже если явления эти кому-то напоминают нечто мистическое или если не все люди и не каждый день их ощущают.
В своем исследовании о методе физических действий П. В. Симонов коснулся и лучеиспускания. Он предположил, что Станиславский имел в виду микромимику, как один из видов общения.
Действительно, микромимика особенно ощутима в моменты активного взаимодействия партнеров. Люди разговаривают, или нетерпеливо ждут ответа, или напряженно слушают, боясь проронить слово, а мы видим, как все отражается на их лицах, как внутренние их мысли и видения ежесекундно изменяют выражение глаз и лица.
Изменение выражений глаз и лица в микромимике — акт непроизвольный. Мы чутко улавливаем в жизненном общении фальшь собеседника именно по «искусному» выражению его лица. Это уже не микромимика, а мимика, как таковая. Мимика тоже естественное явление. Фальшь и искусственность, неискренность партнера мы обнару-живаем как раз в те моменты, когда он пытается, так сказать, превратить мимику в микромимику. Слишком очевидны его старания — минимумом мимики создать какое-нибудь впечатление, якобы только что возникшее.
Микромимика — следствие работы образного мышления. Если так, то вряд ли нужно связывать ее только с одной из форм общения, как это предположил П. В. Симонов. Микромимика — естественный спутник всякого жизненного действия. Она всегда возникает при органическом существовании, как следствие рефлекторной деятельности организма. При действиях автоматических, часто повторяемых, она может быть и неощутима. При действиях первичных она ощутима, даже если толчок к ее возникновению дало не образное мышление, сознательно включаемое человеком в работу (при воспоминаниях, например, или мечтаниях), а деятельность безусловных рефлексов (при неожиданной радости, в испуге и т. д.).
Проявляясь в жизненном действии непроизвольно, подобно человеческим эмоциям, микромимика сопутствует всем формам общения. И все же нельзя ее полностью отождествить с тем явлением, которое названо лучеиспусканием и которое Станиславский определял такими образными выражениями — «ощупывание чужой души», «запускание в- душу партнера щупальцев чувств», «всасывание тока в глаза» и «выбрасывание тока из глаз». Он так это ощущал.
Физиологической основой взаимодействия человека с окружающей средой является один из непрерывно действующих безусловных рефлексов — исследовательский инстинкт. Может быть то, что Станиславский называл лучеиспусканием и лучевосприятием,— это проявление рефлекторной деятельности исследовательского инстинкта?
Можно ли ощутить проявление инстинкта? Конечно, мы можем ощутить и осознать все наши непроизвольные действия, все эмоции, которые возникают на основе безусловных рефлексов. Если «сработал» инстинкт самосохранения, мы ощущаем страх. Что это такое? Весь мышечно-суставной аппарат (под воздействием сигналов из коры и подкорки) внезапно прервал свою деятельность и рывком переключил тело в положение готовности к другой деятельности — к защите тела, например. Вновь возникшие сигналы готовности каждой мышцы поступили в кору головного мозга в комбинации, которая в сознании связана с получением общего сигнала опасности. При таком физическом самочувствии человеку страшно.
А какова материальная природа исследовательского инстинкта? Что можно ощутить в момент его активной деятельности? Безусловно, микромимику. А еще что?
Ответа на этот вопрос мы пока не можем получить. Различные спириты, теософы и прочие мракобесы от оккультизма до такой степени скомпрометировали самый предмет исследования энергетической природы психических явлений, а догматические ограничения прошлых лет поставили такой барьер любому углублению в природу рефлекторных явлений, что всякое рассмотрение подобных вопросов долгое время объявлялось «ненаучным».
Наука решит эти вопросы только тогда, когда с одной стороны, освободит уже имеющиеся факты (мысленных внушений, к примеру) от идеалистических толкований, а с другой стороны, сама освободится от догматической предвзятости при толковании фактов.
Во всяком случае, можно пока только догадываться о связи исследовательского инстинкта с какими-то энергетическими проявлениями. А в том, что «лучеиспускание» Станиславского связано с исследовательским инстинктом, не может быть сомнений. Он с предельной точностью образно раскрыл именно исследовательский характер этого явления: человек «запускает щупальца чувств» в мысли и чувства партнера для того, чтобы «ощупать их», исследовать — что там такое? Вспомним, что Павлов так и называл этот безусловный рефлекс — рефлексом «что такое?».

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования