Общение

Сейчас 375 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

2000-Й ГОД

Екатерина Кострикина

ЛОСКУТНЫЕ ШТУЧКИ

«Барыне прислали туалет. Туалет на сто рублей. Да и нет не говорите, черный с белым не берите. Вы поедете на бал?».
Ну, разумеется! Кто же из нас, господа, откажется ехать на бал? Вот, кстати, и сумма на то, чтобы стать самой изысканной, самой роскошной и таинственной обозначена - сто рублей. С этого и начинается работа над спектаклем. Принимается приглашение, очерчивается круг возможностей и горизонты потребностей. Начинается игра в Золушку. А давайте!
... Пусть тыква станет каретой, крыса
лакеем, лохмотья атласом, а давайте? ...И только туфельки - настоящие, хрустальные.
В театре может быть подвержено изменению все, кроме основного закона: коснувшись театра, все и вся обязаны уметь изображать нечто, вплоть до ткани. Неизменяемая реалистическая форма претит самому принципу театрального существования. Поразительно, но почти всегда тщательно выбираемые в магазинах, иногда драгоценные ткани при «выходе» на сцену являют собой невообразимый примитив, требующий «грима». И тогда, перекрестившись, ведомый мгновенным озарением, начинает художник создавать этот грим. Абсолютным варварством выглядит для неискушенного в театральных притворствах зрителя то, как, к при-меру, наносится грубый анилиновый трафарет поверх шелка тончайшего рисунка. Пугается человек в такие моменты. Не может представить себе, каким фантастической красоты гобеленом развернется на сцене эта ткань.
Ни один материал не способен быть так убедителен в роли нищенских лохмотьев, как благородный бархат. Надобно только слегка припудрить его поверхность светлым тоном, а в край одеяния добавить фрагменты кружева разной длины и цвета. В этом случае сама природа ткани повествует историю персонажа, вызывая несуществующие воспоминания о былом могуществе и нынешнем падении. А вот обычное грубое льняное полотно, натуральная, казалось бы, дерюга может светиться лучезарнее парчи и атласа, если пустить по его полю всяческие мережки со вставленными в них блестящими лоскутками и бусами.
Безусловно, нынешнее многообразие тканей облегчает работу художника и портных. Но, пользуясь ими, нельзя забывать об узнаваемости материала. Все, что может быть узнано зрителем на сцене, разрушает обаяние действа. Создавая ощущение подделки.
Все мною сказанное касаемо лишь только традиционной мануфактурной стороны тканевого грима. Многие же нынешние мастера шагнули далеко за пределы традиций, имитируя ткани с помощью булавок, полиэтилена и иных самых неожиданных материалов и предметов. Сплошное, в общем, надувательство.
Сама же я, грешным делом, обожаю всяческие сетки и сеточки. Хорошая рыболовная снасть - незаменимая вещь для настоящей леди. Соединив с сетками кусочки, оставшиеся от полуистлевших списанных старинных костюмов, продернув через ячейки тесьму, бахрому и всякую другую всячину, расшив кое-где бусинами и кое-где позолотив, можно, завернувшись в это великолепие, смело отправляться в самое изысканное общество.
Бой часов. Полночь. «Вы поедете на бал?». А как же!

Елена Степанова

Я ПОЛЮБИЛА ГОЛУЮ ФАНЕРУ

Во время работы над пьесой Нины Садур «Зовите Печериным» я долго не могла решить - как делать мебель: стулья, ширму и т.д. В макете часть деталей расписала под орех, а в части оставила фактуру линеек. На техсовете решили мебель купить в антикварных магазинах, но не потянули. Стали делать в столярной мастерской, и завпост Корнеев время от времени спрашивал меня: «Как обрабатывать?». Я тянула с ответом, что-то искала, вспоминала. А в это время столяр классно сделал зеркало из фанеры. Оно мне очень понравилось, я поняла, что не зря в макете оставила фактуру линеек. Фанеру покрыли матовым бесцветным лаком.
Фанера самодостаточна и голая. Мечтаю посвятить фанере огромную декорацию.
Продолжила работу с голой фанерой в декорации к спектаклю «Ангелы приходят в Вавилон».
Очень прочными и технологичными бывают картонные трубы. Из них можно делать потрясающие конструкции, целые сооружения.
В одном из спектаклей я сделала мерлушку из непростеганного ватина, собирая его «розочками» и соединяя «цветки» друг с другом. Получилась великолепная фактура, похожая на крупный каракуль.

Ольга Синицина

Я НЕ ЛЮБЛЮ ШЕЛКОВЫЕ БЛЕСТЯЩИЕ ТКАНИ

На сцене в большом количестве они, по-моему, уничтожают актера, снимают акцент с лица. Поэтому в своих работах над костюмами продолжаю настойчиво использовать театральные фактурные ткани. Однако, не желая прослыть консервативной по отношению к новому времени, пытаюсь найти соединение современных тканей с тканями, которым я сохраняю верность.
В спектакле «Безумный день в сказочном королевстве» по сказкам Г-Х-Андерсена (детский театр «Вера», Нижний Новгород) я соединила лен и органзу. Лен – крупнофактурный и рыхлый, хорошо принимает краситель, хорошо драпируется, но мнется. Частичное наложение поверх льна органзы (там, где это нужно по замыслу), скрывает этот недостаток. Колетам, например, придает жесткость, в костюмах цивильных персонажей облагораживает ткань, придает ей лоск. Цветная органза освобождает лен от покраски, так как цвет органзы приглушается на льняной ткани, при этом фактура льна не исчезает, появляется эффект дымки. Органза должна быть тонкой и мягкой (не кристалон; не обладает такими свойствами и капрон).

Татьяна Спасоломская

ИНЬ и ЯНЬ – ЕДИНЫ

В 1979 году в Национальном литовском театре в Клайпеде я оформляла спектакль по пьесе А.Ремеза «Местные» (реж. М.Али-Хусейн), использовав много мягкой красивой сетки. Этими сетями были покрыты розы на зимних газонах в приморском портовом городе, где происходило действие пьесы, розовые, золотистые, темно-зеленые, коричневые, даже цвета бордо; я образовывали на сцене шатер-грот, своды храма из сетей с очень красивой воздушной фактурой, поддерживаемой жесткой колонной, и окна - полукруглые арки, глубоко вдавленные в мягкие стены. Все связано и при контражурном свете давало космическое ощущение пространства.
В этом спектакле еще бессознательно определилась фактура воплощения моих замыслов - мягкая пушистая, многослойная в сочетании с живописными вставками и каркасными деталями.
Этот принцип в разных вариантах и пропорциях просматривается во всех моих работах.
Последнее сценографическое решение воплощалось в Париже (1999 Р.Штейнер «Дверь инициации», реж. В.Рыбаков^.Curas). Мне очень повезло с цехами. И то, чего я всегда боялась в наших театрах, - подвижные на роликах жесткие конструкции - были выпол-нены виртуозно. Стенки старинного вокзала в Дорнахе распадались на четыре части - по количеству королей - с легкостью касания руки ребенка и вращались как детские игрушки. И в эти проемы входил мягкий занавес-лабиринт. Шелк на вертикальных шестах.

Татьяна Сельвинская

БОГ ЗНАЕТ, КОГДА Я ПОЛЮБИЛА ФАКТУРУ

Я оказалась в Праге на Квадриеннале вместе с Давидом Боровским. Он все трогал руками, все пробовал на осязание. Мне кажется, что именно тогда я полюбила фактуру. Хотя Боровский утверждал, что сам он впервые ощутил фактуру, увидев мой макет к «Правде и кривде» (примерно 60-е годы) - солнце из рогожи, колеи из толстых канатов на обожженной (в натуре пояль- ной лампой) деревянной дороге. Для меня фактура - это цвет. Один и тот же на бархате, атласе или холсте он будет жить иной жизнью в таком же цветовом пространстве.

Татьяна Глебова

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ - ФАКТУРА?

Осознанно или интуитивно каждый художник использует фактуру или сочетание фактур в решении общей идеи спектакля. И первое, что он определяет, приступая к исполнении проекта, выбирает фактуру.
Задача, которую режиссер В. Ланской поставил передо мной как художником по костюмам в спектакле «Петр I» (драматический театр им. Станиславского в Москве) было отделить сторонников Петра от бояр, сделать их подвижными, современными, понятными зрителю.
Я придумала использовать демократичный деним (джинса) - голубую варенку разной глубины цвета для камзолов, кафтанов и треуголок для команды Петра и красно-оранжевую, коричневую гамму с оттенком бордо с обилием кнопок вместо жемчугов и камней - для боярских шуб. Силуэты выбрала стилизованно исторические, а пошив упрощенно джинсовый - наружной крупной строчкой, без подкладки.

Екатерина Спасоломская

ПОЛИКАРБОНАТ - ДЛЯ МЕНЯ МАТЕРИАЛ НОВЫЙ

Впервые я использовала этот материал в спектакле «Любовь Карловны» (Московский театр Школа Современной пьесы). Материал нагревали с помощью паяльной лампы и в разогретом виде придавали ему нужную форму. В результате частично терялась про-зрачность, что позволяло предмету лучше воспринимать свет. Конструкция становилась жесткой и не требовала подкрепления ме-таллом.
В следующем спектакле «Путешествие на краю» (Московский театр сатиры) требовался необычный, странный реквизит. Я снова выбрала прозрачный пластический материал. При нагревании он принимал причудливые формы, которые затем, для создания целостного впечатления от предмета, придувались автомобильными красками-спреями бронзовых и серебряных оттенков. Даже с близкого расстояния они смотрелись как металлические скульптуры, но крайне странной формы, вместе с тем органично сочетающиеся с современными костюмами актеров. Это было очень важно, так как актеры постоянно взаимодействовали с реквизитом. Возникал интересный контраст фактур.

Светлана Логофет

МОЕ ОТНОШЕНИЕ К ТКАНЯМ НАПОЛНЕНО ВЗАИМНОЙ ЛЮБОВЬЮ

Прикасаясь к ткани, я сразу чувствую ответ - дает ли она мне ту линию, которая нашлась в эскизе костюма. Ведь театральный эскиз - это образ, а вот воплощение костюма в жизнь в основном зависит от подобранных тканей.
Поэтому я подбираю ткани исключительно сама. Не жалею сил и времени на поиск чего-то неожиданного, нового. Если не найду - сотворю сама. Нашью чего-нибудь, украшу или разрежу и сошью снова, или перекрою одну ткань другой - в общем, на свой вкус, для образа, для того чтобы вписать в пространство сцены или, наоборот, выделить.
Сделанную фактуру не стараюсь запомнить, чтобы не сформировались устойчивые приемы, чтобы меня не посетила скука. Лично мне процесс поиска доставляет большое удовольствие. Вообще-то я думаю, что создание фактуры - это нечто личное, этому нельзя научить, это как мысль художника - у каждого своя. Тем не менее, познакомиться с традициями всегда полезно для художника. Мне, конечно, повезло: насмотрелась я разных фактур вдоволь в мастерских МХАТа, где проходила дипломную практику, учась в Школе-студии. Копились они там десятилетиями в темном шкафу декорационного цеха. Все свои поиски-находки мастера туда и складывали. И поняла я тогда, давным-давно, что в области фактуры фантазии нет предела .

А ВОТ ЧТО БЫЛО СКАЗАНО В 1986 ГОДУ

Давид Боровский

НЕ ОТКАЗЫВАЮСЬ ОТ СКАЗАННОГО РАНЕЕ

Своим «изобретением» в области фактур я считаю бумагу, Этот прием использовал в ряде спектаклей. Фанера или холст оклеи-ваются в несколько слоев бумагой; последний слой продувается; после недолгого просыхания (20 мин.) начинаю фрагментами отрывать её. С применением разнофактурной и разнотонированной бумаги получается имитация отстающей от сырости и времени побелки.

Игорь Попов

СВОИМ «ИЗОБРЕТЕНИЕМ В ОБЛАСТИ ФАКТУРЫ СЧИТАЮ “ТРАВУ”»

Станок покрывается ковром, на котором по основе накладывается мешковина, в которой через одну выдергиваются нити; через 15 см  накладывается следующий ряд ит.д.В одном из спектаклей я сделал из такой травы одежду сцены целиком.

Эдуард Кочергин

ЛЮБЛЮ ДЕРЕВО И ХОЛСТ

Выбранный мною технологический метод в области фактур – это использование естественных фактур, например, дерева, холста, в многообразии их качеств. Для обработки дерева пользуюсь, как правило, тушью – она позволяет добиться естественности тона. Использование анилиновых красителей приводит к химической реакции, в результате которой меняется цвет. Иногда использую и другие красители, например, разбавленный скипидаром битумный лак, также дающий естественный оттенок дерева.

Иосиф Сумбаташвили

Я ИСПОЛЬЗУЮ РАЗНЫЕ ФАКТУРЫ

В «Трехгрошовой опере» на сцене был изображен город, конструкция была сделана из фанеры, оклеенной тканью, расписанной под металл; манекены – фигуры нищих – сделаны из газет. Живым в декорациях был свет.

... И РАНЬШЕ

Ниссон Шифрин

ИЩИТЕ!

Мы долго искали фактуру. Пробовали и бархат, и плюш, и аппликации. Но оказалось, что белое пионерское сукно является самым выразительным материалом для создания впечатления снежного покрова. Суть заключалась только в том, чтобы сукно чуть-чуть подцветить голубоватым светом. Во втором акте на белый ковер накладывались отдельные полотнища-проталины. Для третьего акта аппликацией был сделан весенний ковер.
(1957г. сп. "Поднятая целина" вЦТСА).

Вадим Рындин

ИНТЕРЕСЕН НОВЫЙ МАТЕРИАЛ

В работе над оперой И.И.Дзержинского «Судьба человека» я использую материал, который называется павинол. Прочная дешевая ткань стального цвета обладает неисчерпаемыми выразительными качествами. Она воспринимает цвет интенсивней белой поверхности и, несмотря на тяжесть, обладает свойством быть прозрачной, как тюль, а серебристый цвет в нужных случаях делает ее похожей на сталь.
(1961г.).
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования