Общение

Сейчас 339 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Язык движений или мимика, это язык всеобщий, потому что выразительные движение почти одни и те же у различных человеческих рас.
Мимика есть искусство воспроизведение всеми возможными способами, но преимущественно собой, своим собственным телом, всех видимых движений, которыми выражаются волнения и чувства человеческие.   
Мимика необходимый пособник всех искусств, когда они применяются к изображению человека, мыслящего, чувствующего и действующего.
Мимика в особенности является основным элементом театра, представляя собою действие, т. е. часть наиболее ясную, наиболее производящую впечатление и, можно сказать, наиболее заразительную, так как зритель, видящий в мимическом изображении более или менее глубокое волнение, побуждается, в силу закона подражательности, разделять и ощущать то же волнение, признаки которого он видит.
Можно: пожалуй утверждать, что слова, произносивши в иной пьесе и имеющие ввиду лишь объяснить мотивы действие, должны быть рассматриваемы как элемент второстепенный.
Но литература, как способ выражение, достигла такой высокой степени совершенства и на ряду с этим мимика была настолько заброшена, что именно она проходить часто незамеченной; зритель даже и не подозревает, насколько значительна её роль.
Впрочем, это неважно, на какое место ее поставить.
Важно лишь извлечь выгоды из тех могущественных ресурсов, какие она представляете, собою вообще для артистов, в особенности же для актеров.
Поэтому именно к ним и обращен главным образом этот труд.
Мимика заключаешь в себе позы, игру лица, жесты, наконец все движение тела; она включает также смех, слезы, крик и все невольно вырывающиеся междометие.
Мимические движение делятся на 5 категорий, а именно:

1) Движение действие, т. е. просто необходимая движение для совершение какого-либо действие — питья, ходьбы и т. п.
2) Характерный движение, которые постоянны, и определяют характер, привычки и свойства лица.
3) Инстинктивные движения, т. е. непроизвольные выдающие какое-либо волнение, ощущение физическое или моральное.
4) Движения описательные или говорящие; эти движение умышленны, обдуманы, сложны и имеют целью выражение какой-нибудь мысли, потребности либо описание какого-нибудь лица или предмета, указание пункта, направление.
5) Движения дополнительные, который указывают на участие всего тела в том, что означено главным движением,— для того, чтобы придать ему силу и гармонию.

Чтобы быть законченным, мимическое выражение требует одновременно: позы, игры лицом и жеста.
Но следует отметить при этом вот что: характерные движение слагаются преимущественно из поз.
Инстинктивные движения — из игры лицом.
Описательные движения,— главным образом, из жестов.
Для актера в мимическом искусстве следует приобрести:
Гибкость и подвижность тела, конечностей и мускулов лица.
Знание всех движений, которые он может выполнить.
Легкость и точность в выполнении этих движений.
Полное понимание значений каждого движенья.
Итак мы начнем с рассмотрения всех движений, которые мы можем выполнить нашим торсом, конечностями, мускулами нашего лица и кистями рук, отмечая попутно значение каждого из этих движений. Мы желаем сделать еще больше.
Подобно тому как слово понимаешь лучше и пользуешься им вернее, когда знаешь его этимологию, так и мы полагаем, что гораздо лучше уловим значение движений и выполним их с боль: шей отчетливостью, когда будем знать происхождение этих движений, их первоначальный смысл..
И так мы попытаемся иногда добираться до этимологии жестов или вернее мы изложим некоторые соображение, имеющиеся у нас по этому поводу, т. к. много известных ученых обсуждали такие вопросы, но зачастую не могли столковаться.
Среди многочисленных теорий, выдвинутых для объяснение мимических движений, мы усвоили следующее положение, наиболее согласующееся с нашим личным мнением:
«Эти движения, говорить  Чарльз Белль, представляют начало действие, а именно, действие явно необходимого, чтобы устранить или продолжить известное впечатление, смотря по тому, приятно оно или тягостно. Телесные органы, служащие для выражение таких чувств, прежде всего и главным образом служат для известных функций, для действий; таким образом мимический знак или выражение есть именно начало действия. То же самое можно сказать о выражениях лица. Ярость у хищного животного выражается сильным сокращением мускулов, стягивающим губы и оскаливающим зубы: тут явно подготовляется действие, броситься и укусить.
Вот с другой стороны теория Дарвина; которую он называет: принципом ассоциирование полезных привычек.
«Движение для удовлетворения какого-нибудь желания или для облегчения тягостного чувства становятся наконец, вследствие повторения, столь обычными, что они воспроизводятся всякий раз, как является это желание или ощущение, даже в самой слабой степени,— даже тогда, когда полезность этих движений совершенно отсутствует или весьма сомнительна».
Мы полагаем, действительно, что можно принять эти теории, хотя бы отчасти, а именно:
По словам Чарльза Белля мимическое движение есть начало необходимого действия, по словам же Дарвина, эти движения, первоначально полезные, становятся в конце концов привычными.
Отсюда уже один шаг до пользования ими как своего рода языком. По словам Кондильяка «люди придумали говорить на этом языке действий, чтобы столковаться друг с другом, едва только заметили, что знаки их понимаются».
И так в занимающем нас вопросе мы считаем возможным руководиться принципом полезности.

Вдобавок мы полагаем, что во многих случаях, пожалуй даже в громадном большинстве, физиологическая полезность известных движений, существовавшая вначале, не исчезла и поныне и не исчезнет никогда. Действительно, нет основания, чтобы знаки, выражающие наприм. приступ плача (ф. 1), чем-нибудь отличались у наших современников, сравнительно с самыми отдаленными предками.
Мы уже видели, что мимические движения не все одинакового свойства. Так, есть значительная разница между инстинктивным выражением плача (ф. 2), где очевидно, что все движения личных мускулов, участвующих, в этом выражении, действуют стихийно, помимо нашей воли, даже вопреки ей, и плаксивым выражением при выпрашивании, канюченье, где ясно видна произвольность (ф. 3).
Здесь все выражение умышленное, придуманное и сложное. Противоречивые складки на лбу; брови подняты и сдвинуты в то же время; щеки слегка надуты и собраны в складки у глаз; губы вытянуты вперед; разумеется это также начало плача, но цель его следующая: «я страдаю до слез, сжальтесь надо мной». Опущенная голова означает притом: «я низко склоняюсь перед вами».
Однако это выражение подобно маске, которую можно снять и снова надеть; короче это — язык рассудка.
И так в общем мы можем сказать, что движение с выражением, вызванным инстинктивно, выполняются невольно, ради какой-нибудь, вероятно, достигаемой, цели, т. е. ради облегчения страданий, защиты или самосохранения; эти движения никогда не изменялись; они всегда имеют свое оправдание, а следовательно, и не требуют никаких объяснений.
Разве только мы пожелаем узнать, почему скорбь или физическая боль действуют на такой-то нерв и вызывают движение такого-то мускула, который в свою очередь сжимает такую-то железу и производить в конце концов известную гримасу вместе с потоком слез.
Но все это вопросы физиологии и разрешение их не представляется нам необходимым для поставленной нами цели.
Напротив, нам кажется весьма интересным анализировать выражения описательные, которые вообще сложны и первоначально могли иметь значение весьма отличное от придаваемого им теперь;
Мы заметим еще, что инстинктивные движения постигаются сразу, непосредственно, тогда как описательные действуют скорее, внушением, т. е. не выражают прямо обозначаемой вещи, а только намекают о ней при помощи известных ассоциаций. Кроме того мы просим читателя обратить внимание на следующее положение, которое ему не раз удастся проверить в течение нашего исследования.
Все выражения, которые запечатлены усилием и разума и воли, как например, гнев, вызов, борьба со страданием,— характеризуются опусканием и сдвиганием бровей, образующих вертикальные складки на лбу; при этом напрягается и все тело.
Те же выражения, при которых разум и воля ослаблены,— как колебание, недоумение, восторгу и проч. — всегда характеризуются подниманием бровей, образующим на лбу горизонтальные складки; все мускулы тела при этом слабеют и конечности подгибаются.   
Однако здесь можно выделить еще одну категорию ощущений, таких например, против которых полезно бороться, как тоска, страх, физическое страдание; в таком случае на лбу образуются различные противоречивые складки, т. е. вертикальные остаются, несмотря на преобладание горизонтальных.
Но когда тяжкие ощущение приобретут большую интенсивность, они совершенно парализуют разум и волю и вертикальные складки совсем исчезнут.
Все выражения, указывающие на какое-либо решение, на активность, или на что-то, влекущее к себе,— как восхищение, желание, мольба, убеждение или угроза и проч. — требуют, чтобы все тело передавалось на ногу, выставленную вперед, при вытянутой же вперед голове.
Напротив, все выражения, характеризующие нерешимость, боязнь или отвращение, раздумье, сомнение, презрение и проч., намечаются откинутым назад туловищем, опирающимся на отставленную ногу.
Все проявления глубокого волнения всегда вызывают поднимание плеч.
Актеры легко поймут, что если они и могут предоставлять мимам, в узком смысле, большинство умышленных, придуманных выражений чувства, который имеют целью заменить слово движением, то напротив они с величайшим интересом должны изучать и пользоваться всеми инстинктивными проявлениями души, которые так могущественно содействуют оживленно слова, придавая ему ясность, пылкость и совершенно особую силу.
Скажем еще в заключение, что помимо некоторых, весьма немногочисленных, указательных и описательных жестов, мимические движения выражают собой лишь глаголы, — ничего кроме глаголов.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования