Общение

Сейчас 542 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


В.Ф.Одоевский. Сказки дедушки Иринея

«Писать, писать и писать!» — таким призывом заканчивает Белинский статью о сказках В. Ф. Одоевского, опубликованную в «Отечественных записках», одном из самых известных журналов прошлого века. Вскоре под названием «Сказки дедушки Иринея» они вышли отдельным изданием, и снова В. Белинский откликнулся на них.
Как князь В. Ф. Одоевский превратился в дедушку Иринея? Когда писатель, ученый, общественный деятель В. Ф. Одоевский писал для детей, то подписывался этим псевдонимом. Возможно, ему казалось, что к дедушке дети почувствуют больше доверия, чем просто к писателю.
В. Г. Белинскому нравились эти сказки. Посвятив им целых две статьи, он рассматривал их в широком педагогическом контексте. Его рассуждения о воспитании и детском чтении и сегодня поражают мудростью прозрений. Вчитываясь, открываешь каждый раз что-то новое, прежде не воспринятое с должной глубиной, и поражаешься, как много было сказано более 150 лет тому назад.
Особое внимание Белинский придавал отбору книг для самых маленьких. Нет ничего более вредного и опасного, отмечает критик, чем неестественное и несвоевременное развитие человеческого духа: «Искусство в той мере действительно для каждого, сколько каждый находит в нем истолкование того, что живет в нем самом как чувство, что знакомо ему как потребность его души».
Восприятие искусства всегда начинается с чувства, и педагогу важно это чувство не погасить, не задавить.
С самых ранних лет, полагал Белинский, должно развивать в детях «чувство изящного как один из первейших элементов человечности». Нравственное чувство — человечность — Белинский тесно связывает с чувством эстетическим, чувством изящного. Можно сказать, что, не пробудив эстетического чувства, нам не удастся затронуть детскую душу и мы не получим педагогического эффекта. Высоко оценив поэтичность сказок В. Одоевского, Белинский заметил: «Русские дети имеют для себя в дедушке Иринее такого писателя, которому позавидовали бы дети всех наций». Больше всего критика привлекла способность Одоевского «заманить воображение, раздражить любопытство, возбудить внимание» самыми простыми рассказами. «Какой чудесный старик, — восклицает Белинский, — какая юная, благородная душа у него! Какою теплотой и жизнью веет от его рассказов». «Любезный и почтенный дедушка! — обращается он к писателю. — Кому же и писать для детей, как не людям, которым Бог дал все, что нужно для этого: и талант, и душу живую, и поэтическую фантазию, и знание дела»?
Перечитаем вместе две сказки Одоевского: «Городок в табакерке» и «Мороз Иванович». (Именно их особо отмечал В. Г. Белинский.) А начнем с последней — более простой.
«Мороз Иванович»
Какие только сказки про Мороза не придумывал народ, как только не называл его! И Мороз-Красный нос, и Мороз-Синий нос, и Трескун-Мороз. А скольких сказочников увлекал этот образ! А. Н. Афанасьев называл его Морозко, В. Ф. Одоевский величал Морозом Ивановичем — ведь у каждого автора сложилось свое представление об этом образе.
Чем так привлекал он самых разных сказочников? Загадочной и таинственной силой над всем живым на свете. А. Н. Афанасьев видел в нем жестокую и беспощадную силу. В сказке «Морозко» мачеха заставляет своего мужа отвезти падчерицу в лес зимой на верную погибель: «Вези, вези, старик, ее... во чисто поле на Трескун-Мороз!» Адресуя свои сказки «очень маленьким детям», В. Ф. Одоевский стремился, чтобы в них чаще встречалась доброта, а не жестокость, красота, а не безобразное уродство. И вместе с детьми он любуется ледяным домом Мороза Ивановича, особенно красивым, когда убранные снежными звездочками стены блестели и сияли, освещенные солнцем.
Все в этой сказке держится на противопоставлении: имена и действия героев, их поступки, речь — вся их жизнь. Мы сталкиваемся с этим художественным приемом с первых строк: «В одном доме жили две девочки - Рукодельница и Ленивица, а при них — нянюшка». Одоевский дает своим героиням не обычные имена, а имена, похожие на прозвища. Противопоставляя их, сразу настраивает читателей на определенный лад, концентрирует внимание на характерах. Одоевский отказывается от многих традиционных для подобного сюжета мотивов, заменяя мачеху нянюшкой, избегает мотива семейных отношений, темы сиротства, связанной с нею жестокостью.
Перед нами просто дети с разными характерами — Рукодельница и Ленивица. Ну, как было не дать имя-прозвище Ленивице, когда в то время как Рукодельница рано поутру встанет, печку истопит, тесто вымесит, избу вымоет, петуха покормит, по воду сходит — Ленивица все в постельке потягивается, с боку на бок переваливается, а уж коли соберется вставать, то станет просить, чтобы чулочки ей надели, башмачки завязали. А как поест, то сядет у окошка мух считать, а как всех пересчитает, то уж совсем не знает чем заняться: «Ей бы в постельку — да спать не хочется; ей бы покушать — да есть не хочется; ей бы к окошку мух считать — да и то надоело». Ей лень даже посмотреть, как Рукодельница чулки вяжет, рубашки кроит да шьет, лень послушать, как песенка Рукодельницы поется — «сидит горемычная и плачет да жалуется на всех, что ей скучно, как будто в том другие виноваты».
Но тут (по законам жанра) в жизнь девочек вторгается случай. Пошла однажды Рукодельница к колодцу за водой, а веревка возьми да и оборвись. А нянюшка у девочек была строгая. «Сама беду сделала, — говорит, — сама и поправляй; сама ведерко утопила, сама и доставай». Что оставалось делать? Спустилась Рукодельница по веревке на дно колодца, думала, ведерко найдет... а там перед ней чудесный мир открылся. Как было не осмотреть диковинку? Сначала на пути печка оказалась, а в ней пирожок сидит, поглядывает да приговаривает: «Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмет, тот со мной и пойдет!» Разве можно отказать в такой просьбе? Затем увидела сад, а в нем дерево с золотыми яблочками. Яблочки листьями шелестят и промеж себя говорят: «Мы яблочки наливные, созрелые, корнем дерева питалися, студеной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясет, тот нас себе и возьмет». Только успела девочка яблочки собрать, вдруг видит: сидит на ледяной скамеечке седой-седой старик да снежные комочки ест. Тряхнет головой — от волос иней сыплется, духом дохнет — валит густой пар. Так состоялась встреча Рукодельницы с Морозом Ивановичем. Вместе они пирожком позавтракали, а золотыми яблочками закусили. Но ведерко, за которым пришла девочка, Мороз Иванович согласился вернуть за три дня службы. Сначала старик попросил перину ему взбить, а вместо перины увидела Рукодельница снег пушистый. И так старательно стала она этот снег взбивать, что даже пальцы у нее побелели и окостенели. Пока Мороз Иванович отдыхал, Рукодельница все в доме прибрала, обед приготовила, белье починила. Старик девочку за работу поблагодарил, а через три дня наградил и домой отпустил. Первым увидел ее петух, которого она всегда кормила, обрадовался и закричал:
Кукареку, кукареки!
У Рукодельницы в ведерке пятаки!
Услышав рассказ девочки о том, как она встретилась с Морозом Ивановичем, увидев награду, стала нянюшка посылать к нему Ленивицу, авось и она в дом что-то принесет.
Чтобы проследить, как развивается принцип художественного противопоставления, придется нам вместе с Ленивицей еще раз совершить весь путь к Морозу Ивановичу и провести с ним три дня.
Спустилась Ленивица в колодец, увидела сначала печку, потом дерево с золотыми яблочками, но пирожок вынимать из печки не стала: «Мол, захочет и сам выскочит». И золотые яблочки не пожелала собирать, себя утруждать. С пустыми руками явилась она к Морозу Ивановичу, но, чтобы подарки получить, от работы не отказалась. Правда, перину снежную взбивать не стала, решив, что старик не заметит и так заснет. Обед приготовила такой, что и сама есть не стала, и старика оставила голодным. Шить принялась, да лишь палец уколола. Но когда прошли три дня, стала Ленивица домой проситься и награды требовать. Мороз Иванович в одну руку положил ей большой серебряный слиток, а в другую — крупный брильянт.
Кукареку, кукарекулька,
У Ленивицы в руках ледяная сосулька!
— закричал петух, чтобы все знали, с какими подарками вернулась Ленивица.
Недаром Мороз Иванович сказал ей на прощанье: «Какова работа, такова и награда». Лень была наказана прилюдно, чтобы все видели, что только труд создает истинные ценности.
В сказке Одоевского нет чудес, когда за ночь вырастают дворцы и города. Он стремился, чтобы дети увидели: все в жизни создается человеческими руками, повседневным трудом, а лень, соседствуя со скукой, предстает как разрушающая сила.
Углубившись в смысловую суть сказки, мы увидим, что перед нами испытание на человечность. И лень соседствует не только со скукой, но и с бездушным отношением к другому. Когда занимает только собственная персона, то совсем не занимает тот, кто рядом, — будь то Рукодельница, которая работает за двоих, Мороз Иванович, оставшийся без обеда, или пирожок и золотые яблочки, которым не суждено больше радовать людей.
Обращает на себя внимание и особый, чисто познавательный слой сказки, для развития сюжетной линии необязательный. Подробно описывается, как Рукодельница очищает колодезную воду, чтобы она становилась, чистой, словно хрустальной. Девочка то и дело задавала Морозу Ивановичу всевозможные вопросы. Взбивая снежную перину, Рукодельница увидела под ней молоденькую зеленую травку, пожалела она травку, подумала, что замерзнет она под снегом, и спросила: «Вот ты говоришь, что ты старик добрый, а зачем ты зеленую травку под снежной периной держишь, на свет божий не выпускаешь?» Оказалось, что так он старается уберечь ее от холодной зимы и т.п.
Для чего эти сугубо познавательные элементы в сказке? В такие моменты Одоевский-ученый берет верх над Одоевским-писателем. Но лишь когда в этом споре с самим собой побеждает Одоевский-художник, сказка обретает художественную целостность, оттесняя излишнюю назидательность.
Заканчивается сказка длинным обращением к читателям: «А вы, детушки, думайте-гадайте, что здесь правда, что неправда; что сказано впрямь, что стороною; что шутки ради, что в наставленье...» и т.д.
Многое в сказках Одоевского радовало Белинского: его способность говорить с маленькими детьми чистым, прекрасным языком, «простые и естественные чудеса», «ловко приноровленные к детской фантазии» сюжеты. Но подобный назидательный конец Белинский принять не мог, был уверен, что он придется не по душе и детям: «Эх, подумаешь, старость-то: никак не удержится от моральных сентенций... «
И далее восклицает: «Нет, моральные сентенции не только отвратительны и бесплодны сами по себе, но и портят даже прекрасные и полные жизни сочинения, если вкрадываются в них!.. У вас есть нравственная мысль — прекрасно; не выговаривайте же ее детям, но дайте ее почувствовать, не делайте из нее вывода в конце вашего рассказа, но дайте им самим вывести...»
Как построить педагогическую работу так, чтобы поучение «переходило в детей не как понятие, а как чувство»? Всего лишь последовать за автором и опереться на прием художественного противопоставления — основной принцип самого сказочника. У детей рано складывается «стихийное» представление об этом приеме. Сказка «Мороз Иванович» дает возможность, продвигаясь в сторону большей его осмысленности, содействовать художественному развитию.
С чего лучше начать? Со звучащего слова. Разве не человеческий голос часто может сказать нам о том, что за человек перед нами — злобный или простодушный, стремится к общению или замкнут и цедит слова сквозь зубы.
Чтобы услышать голос Рукодельницы и Ленивицы, каждому придется выбрать небольшой эпизод из сказки и рассказать его от лица одной из девочек. Пока один рассказывает, остальные ребята стараются угадать, чей голос они слышат. К примеру, спокойный, мелодичный голос — голос Рукодельницы, а резкий, крикливый, неприятный —  Ленивицы. Или. Рукодельница произносит слова отчетливо, а Ленивица тараторит и т.п.
С живого человеческого голоса, со звучания самого текста дети начнут постигать художественное пространство сказки.
Это творческое задание подготовит почву для первой игры-драматизации, которую мы назвали «Утро Ленивицы». Если про утро Рукодельницы лучше просто вспоминать и рассказывать, то в полной мере ощутить юмор Одоевского можно, если «Утро Ленивицы» разыграть полностью. Ис-тинное наслаждение и участникам, и зрителям этот эпизод доставит, если будет смешно:
• как Ленивица в постельке потягивалась, с боку на бок переваливалась;
• как протягивала нянюшке свои ножки, чтобы та чулочки ей натягивала, башмачки завязывала;
• как булочку на завтрак съедала;
• как, сидя у окошка, мух считала;
• как плакала и жаловалась, что ей скучно, как будто в том другие виноваты.
Когда Рукодельница шила, кроила и штопала, в доме часто звучала рукодельная песенка. Что это за песенка? Грустная она или веселая? Может быть, кто-то напоет знакомую песенку, которую могла бы за работой напевать Рукодельница? Тогда снова все услышат ее голос — как бы голос самой сказки Одоевского, ведь известно, что у каждой сказки есть свой голос.
Наконец, детям предстоит отправиться к Морозу Ивановичу и разыграть:
• как Рукодельница встретилась с пирожком, а как Ленивица («Да, как бы не так! Мне себя утомлять — лопатку поднимать да в печку тянуться...!);
• как разговаривала с яблоней Рукодельница, а как Ленивица («Да, как бы не так! Мне себя утомлять — ручки поднимать, за сучья тянуть...»);
• как встретилась с Морозом Ивановичем Рукодельница, а как Ленивица (как взбивала перину, готовила обед, шила).
Детям предстоит решить, какой голос у пирожка, а какой у яблони, где найти длинную-длинную шубу и как превратиться в седого-седого старика. И вряд ли кто усомнится, что Мороз Иванович запомнился девочкам по-разному. Но как узнать об этом? В этом творческом задании нам поможет нянюшка. Представим себе, что она попросила девочек нарисовать Мороза Ивановича, а когда на рисунки взглянула, то обнаружила совсем разных Морозов. Если каждый (кому как захочется) посмотрит на Мороза Ивановича глазами Рукодельницы или глазами Ленивицы, а затем нарисует его, то, наверняка, и мы увидим разные портреты. На одних — Мороз Иванович добродушный, смотрит на нас приветливо, а на других — злющий, взгляд исподлобья, подозрительный. Правда, на всех рисунках на нем длинная шуба, но на одних рисунках она светло-голубая, отороченная белым мехом, а на других — совсем без меха да еще какая-то серая, борода всклокоченная, а шапка и вовсе на лоб надвинута и т.д.
Это задание не только уведет детей от стереотипного изображения обычного Деда Мороза, но и позволит в собственном творчестве обратиться к принципу противопоставления. Когда рисунки будут развешены на доске, то все убедятся, как по-разному можно запомнить одного и того же человека. Все зависит от того, кто смотрит.
Стоит попросить детей вспомнить вопросы, которые задавала Морозу Ивановичу Рукодельница, а затем спросить, на какие они могли бы сами ответить и как именно.
Важную роль играет в сказке петух. От него мы узнаем, как наградил Мороз Иванович девочек. И в том, что и как петух кричит, — явная авторская оценка. Как встречал петух Рукодельницу и как Ленивицу, непременно стоит разыграть.
Итак, знакомство с Рукодельницей и Ленивицей состоялось. И можно поразмышлять о том, как они относились друг к другу. Почему в сказке об этом даже не упоминается? И почему нянюшка никогда не ставила Рукодельницу в пример, не поучала Ленивицу?
Разыгрывая «Утро Ленивицы», дети увидели: как только человека начинает одолевать лень, то тут как тут появляется скука. Попросите детей нарисовать Лень со Скукой? Как они выглядят? Какого цвета Скука? А Лень? Можно ли одолеть их? Победить, изгнать из своей жизни? Может быть, автор сказки В. Ф. Одоевский стремился всем нам в этом помочь? Помог ли? Об этом ему непременно нужно сообщить — сочинить письмо дедушке Иринею. Не поленитесь, порадуйте старика!

Комментарии   

 
0 #1 Natalia Zacalscaia 03.12.2015 01:59
Спасибо Григорию Козлову — «Мастерская мой любимый театр! Всегда есть что посмотреть и главное для любого возраста .Как например этот спектакль —Сказка о рыбаке, его жене и рыбке классика , вроде бы ничего нового ,уже все сказано- но нет ! Необычайно легкая и умная постановка!http ://ticketbest.r u/event/250914
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования