Общение

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.



Предисловие

Книга Л. Беленькой «Ребенок и книга. О читателе восьми-девяти лет» адресована широкому кругу людей, занимающихся вопросами детского чтения: библиотекарям, педагогам, родителям.
Прежде чем начать чтение какой-либо работы, посвященной ребенку и книге, нам, очевидно, полезно дать себе отчет в нескольких фактах. Один из них заключается в том, что мы все-таки недостаточно знаем ребенка вообще и в особенности в той сфере, которая относится к восприятию художественной литературы. Другой, также очень важный факт состоит в том, что мы не очень хорошо представляем себе, что такое художественная литература для детей.
Говоря о том, что мы недостаточно знаем ребенка, я не хочу сказать, что о нем известно мало. Наоборот, знаний накоплено очень много, и касаются они самых разнообразных сторон жизни ребенка. Но пока не создана достаточно надежная общая теория личности и теория индивидуального развития, психологи не располагают базой для подлинного знания ребенка. Для педагога же отсутствие надежной базы знаний вдвойне опасно: ведь он активно вмешивается в процесс развития ребенка, и если психолог может в ребенке чего-то не понять, педагог может что-то в нем испортить, а это гораздо страшнее.
Все сказанное относится к восприятию ребенком искусства и, в частности, художественной литературы. Именно здесь, быть может, в наибольшей мере требуется опора на теорию индивидуального развития личности, так как предметом исследования является эстетическое – наиболее общее эмоционально-личностное отношение, и при этом – в возрастной динамике.
Эстетика давно уже занимается различными аспектами истории эстетического отношения человечества к действительности. Но ведь эстетическое отношение возникает всякий раз в процессе индивидуального развития и обладает качественно своеобразными чертами на каждом этапе этого развития. Возрастные особенности эстетического отношения у ребенка порождают определенные потребности; для нормального развития ребенку необходимы такие произведения искусства, которые бы могли удовлетворять эти эстетические потребности. Особенность таланта детского писателя или писателя, которого охотно читают дети, в том и заключается, что те или иные возрастные возможности и особенности эстетического отношения ребенка для художника оказываются «магическим кристаллом», через который он видит действительность. Между тем недостаточное знание психологами возрастных особенностей эстетического отношения, недостаточный интерес к этой проблеме со стороны эстетиков привели к тому, что особенности эстетического содержания детской литературы в большинстве случаев не осознаются теми, кто занимается книгой для детей. Этому способствует плоско рационалистический подход к литературе, который с особой силой сказался в изучении детской литературы. Детская литература подчас рассматривается как гибрид науки и искусства – педагогики и художественной литературы. Высшее слово методики, исходящей из такого постулата, – «чему учит тебя эта книга?» Но даже тогда, когда детскую литературу стремятся восстановить в правах искусства, зачастую специфика ее понимается как упрощение по сравнению с литературой для взрослых – и только.
Автор данной книги не берет на себя задачу создать новую теорию личности и разработать систему развития детского эстетического сознания. Но как педагог и исследователь он выбрал путь, на котором знание, такт, чуткость, опыт, взаимно дополняя друг друга, способствуют духовному развитию маленького читателя.
Не рано ли заниматься воспитанием эстетического восприятия художественной литературы у детей, которым только восемь-девять лет отроду? Л. Беленькая считает, что это самый важный, самый ответственный для эстетического воспитания возраст. И на основании многочисленных своих экспериментов утверждает, что возможности эстетического восприятия восьми-, девятилетних читателей многограннее и глубже, чем можно предположить.
Едва ли не самая привлекательная сторона книги Л. Беленькой заключается во внимательном и до крайности бережном отношении автора к маленьким читателям – к их общим и индивидуальным особенностям, к их потребностям и формам самовыражения. Педагогический стиль работы – одно из наиболее ценных ее качеств. Книга насыщена тщательно зафиксированными художественными оценками детей восьми-девяти лет. Следует сказать, что детские высказывания о литературных произведениях, собранные в книге Л. Беленькой, имеют большое самостоятельное значение – как материал для исследователей и для тех, кто хотел бы представить себе духовный облик восьми-, девятилетнего ребенка. Собирание детских высказываний вообще очень ценное для науки, зачастую страдает от пристрастия к эффектным анекдотам, к забавным исключениям, – словом, ко всякого рода случайностям. Иногда бывает, что детские высказывания записаны с той степенью приблизительности, которая вызывает недоверие к ним. Достоинство детских высказываний, приведенных Л. Беленькой, в том, что они сохраняют своеобразие и непосредственность (а следовательно, и достоверность) восприятия ребенка в искусственно созданной педагогом ситуации (в ходе беседы). Естественность и непринужденность детских высказываний, соединенная с поразительной эстетической глубиной и тонкостью многих из них, – убедительное доказательство, что позиции, выбранные автором, верны и плодотворны. В чем же заключаются эти позиции? Автор считает, что в условиях детской библиотеки наиболее эффективным путем воспитания читателя восьми-девяти лет может стать беседа о прочитанной книге – индивидуальная или групповая. Условием эффективности беседы является верная оценка педагогом особенностей восприятия каждого читателя и эстетического своеобразия литературного произведения. Вопросы к читателю в ходе беседы, призванные выявлять и развивать его способности к эстетическому восприятию литературы, опираются на эту двуединую основу. Успех беседы зависит еще и от того, насколько библиотекарь способен сопереживать маленькому читателю, может ли он посмотреть на книгу глазами ребенка.
Методика беседы о прочитанном, подробно изложенная в книге, имеет не частное, а принципиальное значение для всей методики художественного воспитания детей.
В книге развивается чрезвычайно интересная гипотеза о том, что категория прекрасного, выступающая у ребенка восьми-девяти лет как доминанта эстетического отношения к действительности, существует в качественно своеобразной форме: прекрасное для ребенка в литературном произведении – это «радость открытия необычного, более емкого – в знакомом, обыденном, и радость узнавания знакомого – в необычном...». Эта гипотеза, несомненно, заслуживает дальнейшего исследования, сопоставления с общеэстетическими гипотезами прекрасного. Несколько менее отчетливо, но принципиально так же рассматривается своеобразие категории комического в сознании ребенка восьми-девяти лет. В смехе детей проявляется не только их отношение к собственно комическому – «смешному»; в радостном смехе ребенка во время чтения выражаются часто его положительные эстетические оценки, его наслаждение книгой. Ребенок обладает способностью и «просто» посмеяться, «просто» порадоваться, читая книгу, причина этому – эмоциональная возбудимость, ощущение «радости бытия». Нет сомнения, что это своеобразие смеха тесно связано с господствующим положением категории прекрасного в эстетическом сознании ребенка. Вместе с тем история «взрослого» искусства знает комическое не только как «смех расставания с прошлым», но и как свободную игру творческих сил человека. Таков смех Рабле, например; и недаром адаптированный Рабле – любимое чтение детей. Исследование возрастных форм эстетического требует сопоставлений с общеэстетическими формами (и противопоставлений им); в результате будет углублено понимание и тех и других.
Позиция автора, исследующего проблемы восприятия литературных произведений детьми восьми-девяти лет, представляется очень обнадеживающей. Исходя из гипотезы об особой жизни слова в сознании восьми-, девятилетнего ребенка, жизни, где слово и представление неотделимы, где существует теснейшая связь между словом и предметом, который оно обозначает, между словом и образом, из которого оно возникло, Л. Беленькая убедительно говорит о причинах и характере «наивного реализма» своих читателей, об особой роли детали в восприятии литературного образа, о конкретности обобщения в этом возрасте.
Большой интерес вызывают положения Л. Беленькой об особом типе анализа литературных произведений – литературно-педагогическом анализе. Стремление автора исследовать конкретные модификации эстетического в детском сознании и детской литературе естественно приводит его к пониманию педагогического анализа литературного произведения как наиболее конкретного вида эстетической оценки, в котором эстетическая ценность произведения выявляется в связи с совершенно определенным субъектом восприятия.
Книга Л. Беленькой показывает, как, какими путями воспитывать эстетическое восприятие художественной литературы у детей восьми-девяти лет, то есть в том самом возрасте, когда это воспитание важнее и труднее всего.
А. Парфенов

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования