Общение

Сейчас 523 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


I глава. Читатель восьми-девяти лет

Особенности психики

Способность читателя к эстетическому восприятию литературы связана с развитием определенных психических свойств. Это в первую очередь эмоциональная сфера, мышление и воображение.
Каковы эти особенности психики у детей восьми-девяти лет? Имеем ли мы право утверждать, что психологические особенности возраста могут явиться основой для развития эстетического восприятия книги?
С семи лет учение в школе становится ведущей деятельностью ребенка, и он постепенно занимает совсем иное место в системе общественных отношений, поднимается на иную ступень познания мира и в социальном, и в психологическом плане. У детей, второй и третий год обучающихся в школе, возникают совершенно новые социальные связи, иное отношение к людям и явлениям, меняется и отношение к литературному произведению.
Полноценное восприятие литературы, как и искусства вообще, невозможно без чисто эмоционального, непосредственного «вживания» в художественный образ. Именно эту особенность восприятия искусства имел в виду В.Г. Белинский, когда писал, что «поэзия первоначально воспринимается сердцем, и уже им передается голове». Об этом же говорят и современные психологи и искусствоведы.
«...Можно сказать, – писал известный психолог Б. М. Теплов, – что эстетическое восприятие всегда должно быть эмоционально-непосредственным. Теряя эту «непосредственность» по отношению к художественным произведениям, человек теряет собственно эстетическое отношение к ним». Сохранение непосредственности восприятия при возрастающей сознательности отношения к искусству – труднейшая задача художественного воспитания.
Если с эмоциональной непосредственности начинается восприятие искусства вообще, и без этого оно невозможно, то ребенок – дошкольник, младший школьник – обладает в этом отношении самыми благодарными возможностями. Особая, повышенная эмоциональность окрашивает все стороны личности ребенка младшего школьного возраста. Эмоциональную сферу ребенка нельзя рассматривать изолированно, вне сферы сознания. Психологи говорят об эмоциональности мышления, эмоциональности памяти маленького школьника. Эмоциональность, присущая возрасту, является побудителем внутренней активности ребенка при восприятии литературного художественного образа.
Психологи О. О. Хоменко и О. М. Концевая показали в своих исследованиях, как ребенок младшего возраста овладевает отдельными приемами художественного изображения – тропами, если произведение в целом вызывает у него верное эмоциональное отношение. Метафора, взятая отдельно, вне контекста, обычно остается непонятой. Но если ребенок увлечен тем, что ему читают, он, как правило, верно воспринимает и осмысливает метафору без всяких объяснений педагога. В.И. Малинина, исследуя понимание образной речи младшими школьниками, вызывала у детей активное эмоциональное отношение к задаче – она предлагала им «отгадать» метафору. Дети в этом возрасте очень любят загадки, и они легко отгадывали метафору как загадку.
Ограниченный личный опыт, недостаточно глубокое понимание существенных связей и отношений подчас мешают детям понять некоторые моменты сюжета, идейного содержания книги и отдельные образные выражения. Но если при чтении у ребенка возникает эмоциональная заинтересованность, личностное отношение к героям и ситуациям книги, он сможет более глубоко и правильно воспринять прочитанное.
Повышенная эмоциональность характерна и для восприятия детей дошкольного возраста. У дошкольника эмоциональная активность во время чтения проявляется как «содействие», «соучастие», а в старшем дошкольном возрасте – и как «сопереживание» с литературным героем. Но дошкольник, как правило, еще не может отделить свои переживания от внешних обстоятельств, изображенных в книге. Его переживания во время слушания, его эмоциональное отношение к героям и событиям часто не соответствуют изображаемому. Он не может вырваться из «плена» художественного произведения, это связано с неумением осознать свои эмоции и управлять ими.
В эмоциональной сфере ребенка восьми-девяти лет под влиянием новых жизненных условий происходят сдвиги, вызванные ростом самосознания и более объективным отношением к действительности. Для него по-прежнему характерна эмоциональная возбудимость, непосредственность внешних эмоциональных проявлений. Эмоциональную непосредственность ребенка хорошо знают все, кто когда-либо наблюдал, как дети смотрят кинофильм или спектакль. Она очень ярко проявляется и при восприятии литературных произведений. Ребенок громко хохочет, читая смешную книжку, часто случается, что он возвращает библиотекарю грустную книгу, не желая ее читать. Но у него уже исчезает всепоглощающая эмоциональность, свойственная восприятию дошкольника; гамма чувств и переживаний сложнее и богаче; эмоции становятся более интеллектуальными, осознанными и обобщенными.
Таким образом, эмоциональная сфера ребенка восьми-девяти лет отличается, с одной стороны, непосредственностью проявления эмоций и повышенной активностью, а с другой – появлением более сложных чувств и переживаний. Ребенок уже может осознать свои эмоциональные проявления. Эта особенность очень важна: именно она делает возможным более правильное и глубокое отношение к литературному произведению.
Своеобразие эмоциональной сферы тесно связано с особенностями мышления ребенка. Мышление младшего школьника, как и ребенка дошкольного возраста, отличается конкретностью и образностью. Широко известны слова К. Д. Ушинского о том, что ребенок «мыслит формами, красками, звуками, ощущениями вообще». Но способны ли дети к анализу, к обобщению? Вопрос этот крайне важен. Ведь от характера мыслительной деятельности маленького читателя зависит его способность воспринимать литературное произведение в его идейно-художественной сложности, многозначности.
Восьмилетний ребенок в процессе обучения постепенно овладевает понятийным мышлением. По мнению психологов, на девятом году жизни аналитическая деятельность ребенка впервые начинает проявляться в форме умственного анализа Правда, это еще самая первая его ступень – анализ, который опирается не на понятие, я на представление. Эту стадию нельзя назвать абстрактным анализом. Но она уже качественно отличается от элементарного наглядно-действенного анализа, который основан на непосредственном восприятии предмета и характерен для аналитической деятельности шести-, семилетних детей.
В мышлении младшего школьника в единстве представления и понятия господствующим является представление. Представления ребенка всегда эмоционально окрашены. Поэтому и обобщение его очень своеобразно.
Восьмилетний, а тем более девятилетний ребенок уже способен к обобщению. Но детям этого возраста присуща особая конкретность обобщения: обобщаются более или менее существенные связи и отношения, но преимущественно «внешние», чувственные, наглядные. Вот типичный пример. На вопрос библиотекаря, заданный после чтения басни Л. Толстого «Охотник и перепел»: «Как вы думаете, ребята, для чего Лев Николаевич Толстой написал эту басню? Просто чтобы рассказать о случае, который произошел с перепелом?» – девятилетний мальчик отвечает: «Перепел хотел себя выручить, чтобы он жил, а товарищи погибли». Ребенок обобщает в пределах конкретного образа, конкретной ситуации.
Конкретность обобщения – важнейшая особенность психики ребенка, она наряду с особенностями эмоциональной сферы определяет своеобразное восприятие литературного произведения детей этого возраста.
В некоторых исследованиях, рассматривающих взаимосвязь между образным и понятийным в мышлении младшего школьника на материале литературных произведений, существует тенденция рассматривать эту особенность обобщения младшего школьника лишь как неразвитую, слабую сторону мыслительной деятельности ребенка, снижающую его возможность восприятия художественной литературы. Но в этой незавершенности, неразвитости мышления заключено и своеобразное «преимущество» детей этого возраста при восприятии книги.
Эстетическое восприятие искусства характеризуется органическим слиянием эмоционального и интеллектуального, а то особенное художественное содержание искусства, которое В.Г. Белинский назвал «поэтическим», есть не что иное, как слияние мысли и чувства, интеллектуальных и эмоциональных ценностей в их целостно-духовном единстве.
В способности детского разума к своеобразному «эмоционально-образному» обобщению – пусть еще примитивному, нерасчлененному, первично целостному – есть нечто родственное образному «поэтическому» мышлению. А. В. Луначарский говорил о способности, присущей только искусству, делать обобщение без абстракции. Именно такой тип обобщения – обобщение без абстракции — свойствен маленькому школьнику.
Восприятие литературного произведения невозможно без самой активной работы воображения.
Психологи различают два вида воображения: воссоздающее и творческое (фантазию).
Воссоздание образов по словесному описанию, умение «видеть и слышать» то, что читаешь, – важнейшее условие восприятия литературного произведения. Если читатель не представляет себе того, что читает, эстетическое переживание у него не может возникнуть. Психологи отмечают, что художественное описание часто требует активной работы не только зрительного, но и слухового, обонятельного, даже температурного и осязательного воображения.
В литературном произведении может отсутствовать словесное описание предмета или явления, но конкретный образ его создается у читателя под влиянием мыслей, чувств, настроений и ассоциаций, вызванных книгой. Поэтому для полноценного восприятия литературного произведения необходимо творческое воображение – фантазия.
Чем же отличается воображение восьми-, девятилетних читателей?
У детей этого возраста, обладающих известным жизненным опытом, воссоздающее воображение становится более точным, а фантазия более глубокой по своему содержанию. Эмоциональность особенно влияет на процесс воображения, определяет и «силу», и «слабость» воображения у ребенка, читающего книгу.
В дошкольном возрасте воображение связано, как правило, с внешней деятельностью – игрой, и стимулируется этой деятельностью. Но уже к семи годам воображение постепенно приобретает относительную независимость от внешней деятельности ребенка.
Ребенок младшего дошкольного возраста, слушая рассказ или сказку, «содействует» с героем; ребенок постарше «соучаствует» с героем, и это соучастие также проявляется в его внешней деятельности. А. В. Запорожец приводит интересный эпизод с пятилетней девочкой, которая на картине, изображающей прикованного Прометея, выскребла пальцами цепи, чтобы освободить героя. «Движимый состраданием к герою, ребенок пытается непосредственно практически воздействовать на произведение искусства вместо того, чтобы перенести свое отношение на действительность, в нем изображенную».
Дети старшего дошкольного и младшего школьного возраста уже могут переживать в воображении. «Содействие», «соучастие» при восприятии художественного произведения сменяется у них более высокой ступенью – «сопереживанием». Эта способность переживать в воображении и является одной из существенных особенностей маленького читателя.
Эмоциональность, живость воображения ребенка помогают восприятию художественного образа даже в тех случаях, когда у детей нет достаточного опыта представлений.
Вот любопытный пример. Один из руководителей чтения утверждал, что восьмилетним детям рано читать сказку Перро «Золушка». Он мотивировал это тем, что они не понимают смысла образа героини, так как не знают, что такое «зола» и думают, что «Золушка» – от слова «золотая».
Маленькие москвичи 60-х годов действительно никогда не видели золы и не знают, что это такое. На вопрос: «Почему девочку так называли – «Золушка»? – ребята отвечали: «Она была очень хорошая», «Все делала, добрая... Прямо золотая!» Но эта создаваемая детьми «ошибочная» метафорическая ассоциация верна по существу. Золушка – замарашка, которая вечно возится с закопченными горшками на кухне и выметает золу из очага, – девочка с добрым, чутким, отзывчивым – «золотым» – сердцем. С этим образным выражением ассоциирует ребенок имя героини, и от этого воздействие образа нисколько не уменьшается, а даже возрастает.
Жизненный опыт маленького школьника еще ограничен, у него еще нет достаточно широкого круга представлений. И это может помешать ребенку правильно воспринять книгу в тех случаях, когда образная система произведения построена на представлениях, чуждых читателю, недоступных ему. Но сам процесс воссоздания образа по его словесному описанию – воссоздающее воображение в собственном смысле слова – у детей этого возраста не может вызвать особых трудностей. Для них слово еще не оторвано от его предметного, чувственного содержания, еще непосредственно связано с представлением.
Известна способность детей этого возраста к фантазированию, «примысливанию». Это свидетельствует о живости фантазии маленького читателя. Но при чтении книги важно, чтобы воображение не уводило читателя от текста, а включалось в эстетическое восприятие, направляло и углубляло его. И здесь у ребенка могут возникнуть трудности, связанные с недисциплинированностью воображения: читая, он не всегда может подчинить воображение тексту.
Такая «слабость», некоординированность фантазии особенно свойственна маленьким слушателям, дошкольникам. Пятилетнему Васе П. прочитали рассказ Толстого «Филипок»; слушал с огромным интересом, переживал, смеялся. Его спросили, каким бы он нарисовал Филипка: – «Он такой, в шапке большой... Я бы хотел нарисовать черные глаза и белые ресницы... (Увлекаясь) – И бороду!.. и елку нарисовать» – Что ты! Это же Филипок, мальчик, как ты... – Ну и что же! Он будет такой маленький Дед Мороз!»
И восьмилетних детей воображение может «подвести», правда, значительно реже. Так, например, читая или слушая сказку Андерсена «Гадкий утенок», ребята часто смеются в очень трагическом месте: когда полумертвый, жалкий, обледеневший утенок, отогреваясь в избе крестьянина, попадает в подойник, в кадку с маслом, в бочонок с мукой. «Мне в этой сказке, – говорит восьмилетний Саша П., – понравился утенок, потому что с ним происходили очень смешные приключения! Как он в кадку-то попал! И все в доме забегали!».
Чтобы фантазия не уводила ребенка от текста, взрослому достаточно только направить ее, и тогда фантазия читателя всецело включается в восприятие книги, углубляет и обогащает его.
Дети восьми-девяти лет в своей оценке литературного произведения все чаще выдвигают критерий «правдоподобия», понимая его как соответствие жизненной реальности. «Как правда», – замечают дети, выражая свое отношение к героям и ситуациям книги. «Он – настоящий мальчик, так по правде может быть, и другие бы так сделали!» – говорит восьмилетний читатель о гайдаровском Мальчише-Кибальчише. «Они очень интересные, и потом там даже правда!» – восторженно отзывается девочка-второклассница о сказках Киплинга. «Мне «Комендант снежной крепости» нравится, – говорит другой читатель, девятилетний. – Там, ну прямо все как в жизни... и даже как в школе, в раздевалке пальто хватают – кто первый!» Соотнесение изображаемого с реальной действительностью координирует воображение ребенка, влияет на восприятие литературного произведения.
Своеобразие эмоциональной сферы, мышления и воображения определяет и такие существенные психологические особенности возраста, как яркость восприятия, впечатлительность. Часто прочитанная в детстве книга остается в памяти на всю жизнь. Такая «первозданная» глубина и свежесть восприятия детей связана с их особым отношением к слову.
Ребенок лишь постепенно начинает осознавать слово как сигнал сигналов, в отрыве от конкретного представления. Для маленького школьника на первых порах еще характерно свойственное дошкольнику отношение к слову, которое А.А. Потебня определил особым термином «слово-стекло». Дети этого возраста, воспринимая слово, еще отчетливо сознают его предметное содержание, которое как бы непосредственно «просвечивает» через само слово.
Об этой особенности детской психики хорошо сказал С.Я. Маршак: «А ведь именно эти свойства, в большой мере присущие ребенку, – острая впечатлительность, чуткость к слову, живое воображение – и есть то, что мы так ценим в читателях. Не ощущая силы каждого слова, нельзя по-настоящему почувствовать всю прелесть и значительность пушкинских стихов. Вот почему так радостно писать книги для читателя, которого поражают давно ставшие для нас обычными слова «вдруг», «раздались», «чьи-то», «шаги»...».
Восприятие литературного произведения зависит от развития отдельных психических функций, психических свойств личности – эмоциональной сферы, мышления и воображения, но не определяется только ими. Весь психический склад личности ребенка, обусловленный всем комплексом взаимоотношений с окружающей его средой, влияет на процесс восприятия искусства. А. В. Запорожец говорит: «Ребенок проходит длительный путь в развитии отношения к художественному произведению: от непосредственного наивного участия в изображенных событиях до более сложных форм эстетического восприятия, которые для правильной оценки явления требуют умения занять позицию вне их, глядя на них как бы со стороны». Эта способность ребенка определяет особенности его восприятия книги. Это – тот качественно новый этап в развитии эстетического отношения к литературе, на который поднимается ребенок восьми-девяти лет.
Психологические особенности возраста являются благоприятной основой для развития полноценного восприятия литературного произведения. Значит ли это, что ребенок может достичь такого же уровня восприятия, к которому способен «талантливый» взрослый читатель? Разумеется, нет.
Восприятие искусства, эстетическое восприятие нельзя рассматривать как некое единое понятие, характеризующееся какими-то неизменными качествами. Эта особая деятельность человека, направленная на эстетическое освоение мира, различная на разных ступенях познания действительности. Социальные и психологические факторы, обуславливающие особенности личности ребенка, подростка, юноши, взрослого человека, определяют и особенности восприятия искусства в каждом возрасте.
Эстетическое восприятие ребенка нельзя рассматривать как «недоразвитое» восприятие подростка или взрослого; это свой, особый, качественно отличный мир оценок, отношений, переживаний, вызванных книгой, со своими возможностями развития и роста.
Восприятие литературного произведения восьми-, девятилетних детей должно быть раскрыто в его своеобразии. Только тогда можно будет определить, каковы критерии полноценного эстетического восприятия книги для этого возраста, и в каком направлении, какими путями можно развивать и формировать его.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования