Общение

Сейчас 507 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


«Чему учит книга?»

Своеобразие восприятия маленького читателя проявляется особенно сильно в его понимании идейного содержания литературного произведения.
3. Паперный сочинил пародию на «методические разработки» к литературным произведениям. «Преподнося „Репку" школьникам, обычно педагог главные свои усилия обращает на раскрытие, с одной стороны, образа центрального героя сказки – репки...» – так начиналась эта «методическая разработка к русской народной сказке, одобренная Академией педагогических наук». В конце этой блестящей разработки перечислены «вопросы для ответов»: «Кто посадил репку? Что посадил дед? Что дед репку? Кто тянул репку? Кто не тянул репку? Чему учит сказка?..»
В методических разработках, пособиях и статьях по вопросам внеклассного чтения, очевидно, навсегда укоренилась привычка ставить «вопросы для ответов»: «Чему учит книга? Какой вывод можно сделать из этой книги? Какая главная мысль книги, которую ты прочитал?» Такие вопросы, по мысли авторов, должны помочь детям выразить свое понимание идейного смысла произведения. Но действительно ли они помогают ребенку?
В литературе по руководству чтением детей слишком часто употребляются в качестве тождественных такие термины, как «идейный смысл», «идейное содержание», «основная мысль», «мораль» и «вывод». Сформулировать «главную мысль» произведения — вовсе не значит понять и почувствовать его идейный смысл. «Каждое художественное слово, – писал Л. Толстой, – <...> тем-то и отличается от нехудожественного, что вызывает бесчисленное множество мыслей, представлений и объяснений».
Было бы неправильно утверждать, что авторы методических статей и разработок – учителя и библиотекари – не знают этого. Широко распространенная «методика наталкивания» основана на недоверии к ребенку. Предполагается, что ему доступен лишь однолинейный «смысл», «вывод», «урок». Но сделать отвлеченный вывод – вне конкретного образа – менее всего способен восьми-, девятилетний читатель.
Если заставлять маленьких читателей формулировать «самое главное» в книге, ответ всегда будет однозначен, схематичен. И они, не сознавая этого, будут правы. Попробуйте сформулировать «основную мысль» «Дюймовочки» Андерсена, «Филипка» Толстого, гайдаровского «Чука и Гека»! Безусловно, в художественном произведении всегда есть главная мысль – основная, глубинная идея автора. Но раскрыть ее в короткой формулировке – значит уничтожить художественную значимость идеи.
Если же педагог поставит перед собой задачу помочь ребенку почувствовать идейное содержание в его эмоциональном богатстве, он увидит, что читатель этого возраста способен к относительно глубокому, многозначному пониманию доступных ему литературных произведений.
Для выражения своих чувств и мыслей читатели всегда пользуются образами произведения. Когда на вопрос библиотекаря: «Почему тебе понравилась Дюймовочка?» – восьмилетние дети отвечают: «Потому что была она ласковой девочкой и жалела всех животных... Потому что маленькая Дюймовочка спасла ласточку... Потому что она в цветочке распустилась... Она солнышко любила...», – они выражают сущность образа: Дюймовочка самоотверженна, и образ ее на редкость поэтичен.
Читатели постарше – десятилетние – уже подходят к абстрагированному пониманию идейного смысла, хотя и ссылаются еще на конкретный образ: «Солдат мне понравился своей смелостью, неустрашимостью... Он не испугался ведьмы и полез в дупло за огнивом. И не испугался, когда в подземелье увидел огромную собаку с глазами, как башни. Значит, он был смелый и неустрашимый...» (Надя А. 10 л.).
Сделать такой вывод могут лишь некоторые девяти- и восьмилетние дети.
Дети этого возраста не могут сформулировать свое понимание идейного смысла, сделать вывод вне конкретного образа. Это, разумеется, не значит, что они не способны понять идейный смысл книги.
Мы можем говорить об особом понимании идейного смысла произведения у читателей восьми-девяти лет – «эмоциональном понимании». В эмоционально-образном обобщении заключено особое преимущество эстетического восприятия ребенка – более поэтического по сравнению с эстетическим восприятием подростка. Восприятие доступного ребенку художественного образа протекает как бы по тем же законам, по которым создается сам художественный образ. Вот где нужно искать причины глубокого проникновения в художественный образ, которое часто удивляет взрослого.
Эмоционально-образное обобщение ребенка может быть близко к пониманию сознательному, сформулированному, абстрагированному от художественного образа. Собственно, на такое понимание и рассчитано художественное произведение в той мере, в какой его цель – «воспитание чувств». Понятия на основе этих чувств могут сформироваться позднее.
Воздействие книги на ребенка заключается не в «уроке» или моральном выводе. Мы можем говорить об особом воспитательном воздействии литературного произведения на читателя этого возраста. Оно связано с тем особым отношением ребенка к книге, которое иногда ошибочно называют «наивно-реалистическим».
Термин «наивный реализм» все чаще употребляется в психолого-педагогической литературе. Наивным реализмом называют и отношение к литературным героям как к реально существующим людям, и отношение к событиям и ситуациям в книге как к обычным «житейским» случаям, – отношение, вызванное непониманием природы художественного творчества, художественного вымысла и обобщения. При этом некоторые авторы замечают, что наивно-реалистическое отношение к книге «закономерно» для младшего школьника, но является существенным недостатком эстетического восприятия подростка.
Такое утверждение неверно, потому что один и тот же термин обозначает в данном случае совершенно различные понятия. Наивный реализм подростка и наивный реализм маленького школьника в основе своей различны.
У педагогов – учителей и библиотекарей – действительно есть все основания опасаться наивно-реалистического отношения подростка к литературному произведению. В возрасте, когда идет бурный рост самосознания и оценки окружающего, когда доминантой эстетического отношения к миру не является прекрасное, наивный реализм читателя может повести к утрате эстетического чувства, к утилитарному отношению к героям и ситуациям книги.
Не то у младшего школьника. В его восприятии уживается отношение к книге более старших ребят и дошкольников. С одной стороны, уже вступает в свои права критерий наивно-реалистический – критерий «правдоподобия» («как по правде», «похоже на правду»), а с другой — еще не исчезла способность «вжиться» в образ, ощущать реальное существование полюбившегося героя, даже фантастического. Недаром излюбленный жанр детей этого возраста – книги, которые они сами называют «приключениями». Не сказка в чистом виде, а, пожалуй, литературная сказка, где поэтично переплетаются детские представления о мечте и действительности, о фантастике и реальности, – детское мироощущение, представление ребенка о себе самом в окружающем его мире. Одна из любимых детских книг – «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» Астрид Линдгрен – наиболее яркое воплощение этого жанра.
А вы не знаете, Карлсон правда был? Нет, правда?.. (разочарованно): Ну-у... А я думал, он правда был... А не может разве быть, чтобы человечки такие были? И с моторчиком. Это ведь очень просто – самолет, только изнутри… – восьмилетний Валерик И. чувствует, что так быть не может, но ему ужасно жаль, что Карлсон не существует.
«Как хочется, чтобы он был!» – вот отношение ребенка этого возраста к литературному герою. Как у девочки, о которой рассказывает К.И. Чуковский: «Я и без тебя знаю, что Бабы Яги не бывает, а ты мне расскажи такую сказку, чтоб она была».
Это двойственное отношение ребенка к героям и ситуациям и определяет специфику воспитательного воздействия книги на маленького читателя.
П.М. Якобсон в своей книге «Изучение чувств у детей и подростков» пишет о том, что характер проявления чувств, возникающих у читателя в порядке «сопереживания», отличается от характера проявления чувств реальной жизненной ситуации. Эмоции, вызванные ситуацией повести, романа, кинофильма, не стимулируют серьезного действия, в то время как эмоции, вызванные подобными событиями в действительной жизни, направляют человека на серьезную деятельность – определенное поведение, действия, поступки.
Это очень интересное замечание психолога объясняет специфику воздействия книги на личность ребенка. Если маленький читатель как бы знает и не знает, реальны или нет события и герои, то литературное произведение вызывает у него гораздо более устойчивые чувства и настроения, стимулирует более серьезные действия, нежели у читателя, который твердо знает о нереальности изображаемого.
Воспитательное воздействие книги на ребенка проявляется безусловно и как сила примера, но оно никогда не сказывается сразу на поведении, поступках читателя; это воздействие гораздо более сложно и опосредовано действительностью. «Искусство, – писал замечательный советский психолог Л. С. Выготский, – никогда прямо не порождает из себя того или иного практического действия, оно только приуготовляет организм к этому действию».
Эмоционально верно воспринятая книга вызывает у ребенка устойчивое эмоциональное отношение, которое помогает ему прояснить для себя и осознать нравственные переживания, возникающие у него при чтении. Эта органическая слитность эстетического и нравственного переживания обогащает и духовно развивает личность ребенка. Вот чему учит книга.
Изучение особенностей восприятия книги детьми показывает, что мы с полным правом можем ставить и решать вопрос о воспитании у ребенка восьми-девяти лет умения талантливо читать.
У детей этого возраста есть предпосылки для развития эстетического восприятия литературного произведения. При сохранении непосредственного эмоционального отношения к отображаемому, при своеобразии обобщения – обобщения в конкретном образе, которое окрашивает весь процесс восприятия, – для восьми-, девятилетнего читателя характерно уже более «отчужденное» отношение к литературному произведению по сравнению с шести-, семилетним. Он уже способен встать над ситуациями и характерами в художественном произведении. В связи с этим у него появляется возможность более мотивированного, а значит, и более глубокого оценочного отношения к отображаемому.
Понимание идейного содержания литературного произведения у восьми-, девятилетнего читателя всегда связанны с конкретным художественным образом произведения; оно обычно не формулируется ребенком, но выражается в эмоциональном отношении к конкретному образу и в стремлении читателя мотивировать это отношение.
У детей этого возраста, несомненно, существует эстетическое отношение не только к фактическому содержанию, но и к форме его выражения. Характерно, что часто при отрицательной этической оценке ситуации или героя, у ребенка возникает положительная оценка художественного образа, вызванная эстетическим переживанием.
Восьми-, девятилетние дети не только чувствуют художественные качества произведения, но и выделяют их. В противоположность более младшим и более старшим читателям они выражают в слове («нравится»), правда еще очень наивно и неосознанно, свое эстетическое отношение к идейно-художественным элементам литературного произведения.
Для ребенка, в соответствии с особенностями его психики, на первый план выступают определенные эстетические качества произведения, которые являются ведущими в процессе эстетического восприятия. Это и такие «универсальные» эстетические качества – «категории» детского эстетического сознания, как своеобразно выделяемые ребенком прекрасное, героическое, комическое и веселое в детской книге, и более конкретные – такие художественные компоненты произведения, как эпизод, конкретная деталь, поступок героя, от восприятия которых он идет к более глубокому проникновению в образ героя и произведение в целом.
Восприятие литературного произведения в его эстетической целостности связано у ребенка с эмоционально целостным отношением к произведению, со способностью почувствовать общий эмоциональный настрой произведения через выразительную деталь, эпизод, поступок героя. Читатель этого возраста, как видим, обладает особыми возможностями для эстетического восприятия книги. Но возможности эти могут проявиться у ребенка лишь при определенных условиях. Ведь и сам метод психолого-педагогического эксперимента, которым мы пользовались в исследовании, выявлял возможности ребенка при определенном руководстве, определенном воздействии экспериментатора.
Промахи и ошибки руководства чтением в этот период развития ребенка могут разрушить положительные возможности его восприятия книги. Более того, его сильные стороны как читателя могут превратиться в слабые; обостренная, но еще не совсем осознанная, как бы бесконтрольная эмоциональность; только развивающаяся способность к оценке; отсутствие личного опыта, которое часто приводит к неумению воссоздать образы прочитанного; поглощенность какой-то отдельной деталью, эпизодом или поступком при недостаточном понимании существенных связей и отношений, – все это может увести ребенка от художественного образа и создать у него эмоциональное отношение, неадекватное изображаемому.
Проблема эстетического отношения ребенка к книге тесно связана с другой проблемой – особенностями воспитания «талантливого читателя» в условиях руководства внеклассным чтением.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования