Общение

Сейчас 528 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


«Методы, сродные искусству слова»

Литературно-педагогический анализ помогает педагогу определить конкретные пути руководства восприятием книги. Но правильный анализ детской книги – это еще не все. Можно наметить, казалось бы, совершенно правильные методы и приемы руководства восприятием ребенка, идущие и от особенностей книги, и от возможностей маленького читателя, и все они при непосредственном общении с ребенком окажутся пустыми и формальными. Все зависит от личности педагога. «Чтобы заставить ребенка полюбить книжку, вы должны прежде всего сами полюбить ее», – писал С. Я. Маршак в письме к преподавателям и студентам Нижнетагильского педучилища.
Настоящий библиотекарь-педагог не может быть равнодушен к ребенку, но он не может быть равнодушен и к детской книге. Методы воспитания читателя будут действенными, содержательными, если библиотекарь в общении с ребенком выступает не только как чуткий собеседник, который ценит эстетические переживания своих читателей, но и как заинтересованный читатель, который, так же как и дети, увлечен чудом книги.
Говоря словами замечательного педагога и методиста М. А. Рыбниковой, воспитание эстетического восприятия художественной литературы может быть плодотворным лишь тогда, когда оно осуществляется «методами, сродными искусству слова».
Методы и приемы руководства восприятием должны строиться в художественном ключе произведения. Они должны вызывать у ребенка удовольствие, радость от вновь возникающего эстетического переживания прочитанного – чувство, усиливающееся от того, что педагог разделяет с ним эту радость эстетического переживания.
Лучшим методом воспитания эстетического восприятия книги справедливо считается выразительное чтение и рассказывание.
«Говоря широко, – писала М. А. Рыбникова, – влияние живого слова на слушателя сильнее, чем влияние печатного текста на читателя. При условии, если чтец или рассказчик доносит до слушателя тему и идею произведения, если он верно передает тон и стиль произведения, его эмоциональную окраску, такое слуховое восприятие текста всегда сильнее, чем чтение по книге одними глазами. Слово живет в звуках голоса, в этом его природа...». Читая и рассказывая ребенку, взрослый воспитывает его восприятие и выбором книги, которую он сам отбирает для чтения.
Система занятий внеклассным чтением в младших классах школы часто строится на основе выразительного чтения педагога. Хорошие учителя добиваются при этом блестящих результатов. Метод выразительного чтения занимает значительное место и в библиотечной работе с детьми. Но в условиях библиотечной работы его нельзя использовать как основной метод.
Младший школьник в библиотеке сам выбирает книги, правда, из тех, что мы ему предлагаем, но все же более или менее самостоятельно, сам – дома или в читальном зале – читает, даже если у него слабая техника чтения.
В условиях библиотеки педагог не может направлять восприятие читателя во время чтения, он может это делать до и после чтения. Библиотекарь чаще всего посредник между ребенком и уже прочитанной книгой. И это определяет методы руководства восприятием маленьких читателей.
Основной метод воспитания эстетического восприятия книги у детей восьми-девяти лет – беседа о прочитанной книге.
Библиотекари совершенно недостаточно используют беседу о прочитанном в этих целях. Обычно вся беседа с ребенком о книге сводится или к требованию пересказать прочитанное («Расскажи, что ты прочитал!») или к вопросам, цель которых – выяснить, как понял читатель содержание произведения. Многие проводят беседу о прочитанном лишь для контроля над чтением ребенка. Эти беседы нередко так и называют «проверочными», «контрольными». Такая беседа в лучшем случае помогает определить особенности восприятия книги, но не углубляет его.
А между тем беседа о прочитанном – прекрасный метод воспитания читателя. Это особый метод, отличающийся от бесед на уроках объяснительного чтения в школе. Направленный на развитие эстетического восприятия книги, он включает самые разнообразные приемы, в том числе и такие, которые в условиях школы могут явиться самостоятельными методами обучения и воспитания ребенка: пересказ, чтение наизусть, выразительное чтение.
Методы, тесно связанные с беседой, – рисование и лепка на тему прочитанного.
Творческая активность ребенка, возникающая у него после чтения или во время беседы о прочитанной книге, часто находит свое разрешение в рисунках и лепке. Рисуя, ребенок порой глубже, поэтичнее осмысливает художественный образ книги, придумывает и добавляет свои детали. Но если предложить ему срисовать иллюстрации книги, как это часто делают библиотекари, то этот метод потеряет эстетическую ценность.
Возможность отражения литературного образа в рисунке зависит от художественных особенностей произведения. Так, дети охотнее рисуют и лепят на темы сказок Пушкина, чем на темы книг Гайдара. И это совершенно закономерно. Ребенку легче воплотить в рисунке образы пушкинских сказок, с их яркостью и красочностью. Предлагая нарисовать или вылепить то, что «больше всего понравилось в книге», библиотекарь должен помнить и о технических возможностях ребенка, и об изобразительных возможностях конкретного литературного образа.
Прекрасные средства развития эстетического восприятия ребенка – выразительное чтение библиотекаря и аудиозаписи любимых детских стихов и сказок. Используя эти методы, нужно особенно оберегать целостность эстетического впечатления маленького слушателя. Слишком подробные объяснения, непременный разговор с детьми после прослушивания могут разрушить их эстетические переживания.
Не только эти, кратко охарактеризованные нами методы, – все формы и средства, которые библиотекарь использует в работе с маленькими читателями, могут быть направлены на развитие эстетического восприятия.
Педагогически правильно организованные литературные утренники и игры, коллективные беседы (своеобразные «обсуждения» книг с малышами), обзоры-беседы у книжных выставок всегда включают и обмен мнениями между педагогом и читателями, и интересный вопрос-загадку, и разговор об иллюстрациях, и словесный рисунок ребенка – все приемы, которые пробуждают эмоциональную заинтересованность, творческую активность и самостоятельную мысль.
Системой приемов, гибким их использованием мы развиваем воссоздающее воображение ребенка, способность к обобщению, направляем его эмоциональную активность. Однако воспитание этих психических способностей не является самоцелью. Наша цель – формирование сложной духовной деятельности ребенка: эстетического восприятия книги. Поэтому приемы, которые мы выбираем в работе с детьми, всегда ведут читателя от образа. Но не от образа вообще, а от конкретного художественного образа конкретного литературного произведения.
Всем известно, какова сила эстетического воздействия сказок Пушкина на маленьких читателей. Детей очаровывают музыкальность и прозрачность пушкинского стиха, сказочность и комизм положений, в которых так живо проявляются характеры героев, яркость красок и образов.
Мораль пушкинских сказок настолько органично вплетена в их художественную ткань, что любое извлечение морального «вывода» неизбежно разрушает художественное впечатление.
Поэтому мы особенно бережно, ненавязчиво разговаривали с нашими читателями о сказках Пушкина.
Беседуя о сказках, мы часто перечитывали вслух вместе с детьми понравившиеся им места (три чуда Царевны-лебедь – в «Сказке о царе Салтане», обращение королевича Елисея к солнцу, месяцу, ветру – в «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях» и т. д.) и в ходе беседы старались еще раз прочитать ребенку хотя бы несколько строк из сказки, потому что музыкальность, ритм пушкинского стиха глубже воспринимаются детьми при слушании. Иногда сами ребята читали наизусть знакомые отрывки.
Приемы бесед о сказках Пушкина должны быть особенно «сродни искусству слова». Обычные наши приемы – например, вопросы, связанные с образом героя, здесь просто не могут быть использованы.
Восьмилетний Рашид М. прочитал «Сказку о рыбаке и рыбке». Как поговорить с ним о сказке? Можно, конечно, спросить: «Какая была старуха? Какое место в сказке тебе больше всего понравилось?» и тому подобное.
Но библиотекарь спрашивает по-другому:
- Как ты думаешь, почему, когда старик ходил к синему морю, оно каждый раз было другое?
Рашид молчит.
Библиотекарь: Ты помнишь, какое было море, когда старик первый раз пришел к рыбке?
Рашид: Первый – спокойное. Потом немножко неспокойное. А потом оно бурлило...
Библиотекарь читает мальчику описание моря в сказке.
- Почему же море каждый раз так менялось?
Рашид: Потому что в море жила золотая рыбка, и она каждый раз меняла море. Она рассердилась. Рыбка не хотела ей (старухе) больше делать, ей же все новое нужно...
Вопрос помогает ребенку вспомнить изображение моря в сказке («вот пошел он к синему морю, видит, море слегка разыгралось», «неспокойно синее море», «почернело синее море», и наконец — «на море черная буря») и через этот образ моря, через «отношение» моря к жадной старухе понять и выразить мысль сказки.
В читальне библиотекарь разговаривает с детьми о сказках Пушкина и читает им отрывки из «Сказки о царе Салтане». После того, как выяснилось, что сказка детям очень нравится, и они вспомнили места особенно интересные и смешные, библиотекарь спрашивает:
- Помните, я вам прочла, как Царевна-лебедь превратила князя в комара? Сейчас будет интересная загадка, только слушайте внимательно. (Читает еще раз отрывок, где князь Гвидон, превращенный в комара, летит вслед за кораблем; дети с удовольствием слушают.) Теперь послушайте, как Царевна-лебедь превратила его в шмеля. Послушайте, как это звучит (читает)... Вы ведь все видели комара? А как он пищит?
Вова (8л.): Он звенит...
Валя (8 л.): Остренько...
Валерик (8 л.): Пищит...
Юра (9 л.): Звонко пищит...
Библиотекарь: А шмель?
Вова: Жужжит.
Библиотекарь: Как Пушкин пишет про комара – и сразу мы слышим, как комар звенит, а шмель жужжит... (читает).
Валерик: Как будто звон стоит, буква з-з-з-з все время слышится.
(Ребята с удовольствием подражают звону комара и жужжанию шмеля: «з-з-з-з, ж-ж-ж-ж...».)
Библиотекарь: А когда про кораблик говорится, то совсем по-другому. (Читает: «Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет...». Некоторые ребята (повторяют наизусть эти строчки.)
Валерик: Весело...
Таня (9 л.): Прямо перед глазами все встает...
Библиотекарь: А вот дослушайте, как совсем по-другому Пушкин пишет в другой сказке... (читает): «Жили-были старик со старухой...».
Дети: «О рыбаке и рыбке сказка».
Юра: По-другому...
Валя: Потому что жизнь идет у них не быстро же, а долго...
Таня: Там грустно, а где кораблик – весело!
«Пусть дети чувствуют звуковую окраску стихов, не занимаясь анализом», – пишет С. Я. Маршак в своих «Заметках о сказках Пушкина». И библиотекарь, не допуская подробных объяснений и анализа, находит прием, который помогает детям ярче почувствовать музыку стиха, звукопись в сказках Пушкина.
В беседах о сказках Пушкина мы почти не использовали прием словесного рисунка, считая, что такой рисунок разрушает целостность впечатления, связанного с пушкинским стихом. Зато часто просили наших читателей нарисовать или вылепить то, что им особенно понравилось в сказке.
Рисуя или занимаясь лепкой, дети продолжают жить в мире сказки, в ее поэтическом ключе.
Как-то на занятии литературного кружка, где ребята лепили из пластилина после чтения сказок Пушкина, Юра О. (9 л.) никак не мог решить, что ему вылепить, размышляя вслух: «Там чудеса, там леший бродит»... Лешего слеплю! «И встают, как жар горя, тридцать три богатыря»... Богатырей можно... «Белка песенки поет и орешки все грызет...», Нет, лучше белку!..».
В беседах с детьми о пушкинских сказках мы часто предлагали им рассмотреть иллюстрации разных художников к одной и той же сказке. Мы не требовали от ребят, чтобы они непременно сказали, рисунки какого художника им больше нравятся, дали бы оценку рисункам. Мы стремились к тому, чтобы, сравнивая разные иллюстрации и сверяя их со своими впечатлениями, читатели смогли отчетливее выразить свое отношение к героям пушкинских сказок.
Лена Д. (8 л.) рассматривает рисунок Т. А. Мавриной к «Сказке о царе Салтане»: Тут две девицы – ткачиха и повариха – хорошо нарисованы: одна хвастливая, вон как нос задрала, а другая завидует, глаза скосила и губы, наверно, кусает. Разодетые все. А здесь (рассматривает рисунок В. А. Серова «Три девицы») они все красивые и кажутся хорошими.
Библиотекарь: А какая третья девица на этих двух рисунках?
Лена: Она везде простая и скромная, опустила глаза, одета просто, хорошо...
Беседуя с детьми о произведениях Л.Н. Толстого, мы находим другие приемы разговора о книге – приемы, которые определяются жанром, стилем маленьких рассказов Л. Толстого для детей.
Ребенок прочитал басню Л. Толстого «Два товарища». Он может уяснить мысль басни, но сформулировать ее как мораль, как вывод ему еще трудно. Как помочь ему? Вместо того чтобы проводить долгую беседу, мы задавали детям один короткий, но емкий вопрос: «Как ты сам назвал бы эту басню?». «Трус», «Плохой товарищ», «Предатель», «Умный и трус» – в этих названиях, придуманных самими детьми, отчетливо выразилось их понимание морали басни.
В рисунках карандашами и красками, в ответе на вопрос: «Расскажи, какой рисунок ты бы нарисовал к этому рассказу?» – дети хорошо передавали сложность переживаний, которую испытали во время чтения:
«В лесу... Деревья большие очень! Медведь огромный, черный, над мальчиком стоит, нюхает его... А тот, другой, хитрый, спрятался и с дерева подглядывает, дрожит весь, даже дерево трясется немножко!» (Коля П. 8 л.).
Иногда вся беседа с ребенком строится на приеме перечитывания.
Аня Г. (9 л.) прочла «Рассказы о животных» Л. Толстого и сдает книгу библиотекарю.
Библиотекарь: Все рассказы в этой книге прочла?
Аня: Да.
Библиотекарь: А вот «Лебеди» (Открывает книгу и показывает.) Понравилось тебе?
Аня (поколебавшись): Нет, не очень! Его читать как-то трудно.
Библиотекарь негромко, как бы для себя начинает читать: «Лебеди стадом летели из холодной стороны в теплые земли. Они летели через море. Они летели день и ночь, и другой день и другую ночь они летели, не отдыхая, над водою. На небе был полный месяц, и лебеди далеко внизу под собой видели синеющую воду...».
Аня и ребята, стоявшие рядом, прислушиваются. В это время в читальный зал входят другие. Вошедший мальчик начинает было: «У нас в «Родной речи» есть...», но его обрывают: «Тише, не видишь, что ли...». Но библиотекарь читает не до конца и, закрывая книгу, отдает ее девочке.
Аня: А я когда читала, мне этот рассказ как-то не понравился...
Библиотекарь: А сейчас — нравится?
Аня: Да! Очень!
Библиотекарь: А мне кажется, ребята, что «Лебеди» как-то даже рассказом не назовешь, правда? Лев Николаевич Толстой назвал это так – «описание».
Аня: Как стихи!
Саша Ж. (9 л.): Ну да, стихи! Стихи складные!
Аня: Ну, и здесь складно!
Надя К. (10 л.), которая сама сочиняет стихи: Стихи с рифмой бывают!
Библиотекарь: Вы, наверное, еще не слыхали, но потом узнаете, что бывают стихи и без рифмы.
Никита Ш. (10л.): Белые!
Библиотекарь: По-моему, Аня верно заметила: «Лебеди» Толстого – как стихи. Вот послушайте (Читает, чувствую, что дети прислушиваются к музыкальному звучанию фразы): «...Лебедь опустился на воду и сложил крылья. Море всколыхнулось под ним и покачало его. Стадо лебедей чуть виднелось белой чертой на светлом небе. И чуть слышно было в тишине, как звенели их крылья...».
Никита: Да. (Помолчав.) Красиво! Море такое... Я видел море, только днем... И почему, когда сам читаешь, про себя, ничего и не замечаешь!..
Если методы и приемы библиотекаря «сродни искусству слова», дети начинают очень ценить в педагоге участника своих эстетических переживаний. И если сначала маленьких читателей больше всего привлекают литературные игры-загадки, лепка и рисование, то постепенно они «больше всего» начинают любить беседы о книгах и бывают очень разочарованы, когда такая беседа по тем или иным причинам не состоится.
- А где тетя, которая с нами о сказках разговаривает? – каждый раз интересуются второклассники, прибегая в библиотеку.
Они совсем недавно стали читателями, и сказки Андерсена – их самое сильное эстетическое впечатление.
- Давайте лучше о книгах говорить. Мы давно не говорили. А то все играть да рисовать! – просят третьеклассники на занятиях кружка. Разговор о книгах дети ценят, безусловно, за то, что он помогает им еще раз пережить прочитанное.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования