Общение

Сейчас 696 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Любите ли вы театр? Нет, я хочу спросить, любите ли вы театр так же страстно, как любят его герои старой пьесы Людмилы Петрушевской «Квартира Коломбины»? Впрочем, тогда, когда пьеса была написана и шла в «Современнике», казалось, что это - сплошная пародия. Что дышит она нелюбовью к советскому театру и ее служителям, погрязшим в паутине быта, мелких интрижках, хлопотах адюльтера и прочей ерунде. Маски итальянской комедии лишь подчеркивали ничтожность персонажей.
Герои спектакля, поставленного молодым режиссером Игорем Коняевым на Камерной сцене МДТ - Театра Европы, живут театром, любят его самозабвенно. Они думают о нем, стоя в очереди за гречкой или просто валяясь на неприбранной постели. Они радеют за будущее театра, заседая в комиссии по работе с молодежью.
Они мечтают о шекспировских ролях, играя в детских утренниках Котика с усами.
Да и сама «Квартира Коломбины» для постановщика - это признание в любви театру и жизни, которых уже нет. Нет очередей в кулинарию. Нет ТЮЗа, в котором Коломбина играла Димку-Невидимку и Павлика Морозова. И можно считать, что спектакль играется в стиле ретро.
Тем более что Татьяне Шестаковой, исполнительнице роли Коломбины, есть что вспомнить о старом советском ТЮЗе, где она хоть и недолго, но работала. Правда, играла не зайку и не котика, а «медведя Булонского леса» в пародийном представлении «Наш цирк». Дистанция, отделяющая нынешних актеров от их героев, не слишком велика, но достаточна для того, чтобы текст очистился от злободневности. Пьеса читается уже как притча. И банальный закулисный треугольник превращается в театральную головоломку, игрушку, которую можно поворачивать и так и эдак.
Спектакль поставлен по пушкинскому рецепту. Помните? «Пока не требует поэта...» И пока персонажи не начинают всерьез репетировать сцену из «Ромео и Джульетты", они действительно погружены в суету. Они обаятельны и комичны, как и полагается представителям богемы. Для Коломбины Татьяна Шестакова нашла массу прелестных штрихов - и в интонации, и в пластике. Интересно, у кого из коллег подглядела манеру опрыскивать духами воздух, чтобы потом ловко
подставлять голову под невидимо оседающее ароматное облачко? Эта провинциальная театральная львица шаловлива и капризна. А уж по части «работы с молодежью» она ас.
Бедный Пьеро (Аркадий Коваль) быстро увядает под градом ее шуточек. Если она - Джульетта, то, действительно, на Ромео он не тянет - в коленках слабоват. Если чем Пьеро и хорош, так это беззащитностью и трогательностью. Этого «молодого специалиста» жалко, но совершенно не верится, что шекспировские слова могут зазвучать в его устах нефальшиво.
Третий персонаж - Арлекин Иванович - собирательный образ провинциального режиссера. Ударенный системой Станиславского, вечно витающий где-то в «четвертом измерении», всегда готовый к борьбе со сценической ложью, герой Олега Дмитриева (для которого это, как Ромео для Пьеро, - возрастная роль) оживляется, казалось бы, только если на пути попадается свежее личико (мальчик - девочка, все равно). Но и эта ходячая «репетиция - любовь моя» смешон и нелеп только до той черты, где кончается обыденная жизнь и начинается Театр.
Режиссер дополнил пьесу Петрушевской сценой из Шекспира. Что сразу же все поставило на свои места. Объяснив умозрительные вроде бы рассуждения о вдохновении, преображающем обычных людей. Троица из итальянской комедии масок играет трагедию, и сцена освещается иным светом, и актеры предстают в ином свете. И кажется, что действительно нет повести понятнее и ближе для нас, чем повесть о Джульетте и ее Ромео. Все мелочное отступает, и мы уже готовы простить этим художникам, которые не всегда служат Аполлону, любые слабости - ради нескольких мгновений «возвышающего обмана».
Казалось бы, нет в этом спектакле ничего загадочного, ничего сложного. Все преображения происходят на глазах у зрителя, чтобы не сказать - у него на носу. Камерная сцена вмещает максимум 60 человек, так что играется спектакль «крупным планом». Тем интереснее метаморфоза, которая расшифровывает отвлеченную формулу «commedia dell arte». Перед нами Коломбина, Пьеро и Арлекин советского театра - тоже своеобразные маски. В отличие от итальянских, эти «амплуа» действуют вне сцены, а на сцене - отбрасываются за ненадобностью. Любить такой театр или не любить - дело вкуса. Но отрицать его бессмысленно: это наша история, к тому же во многом еще не завершившаяся.

Елена Алексеева, Санкт-Петербург

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования