Общение

Сейчас 588 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

КРЕПОСТНЫЕ АРТИСТЫ

Если помните, в рассказе Тургенева «Льгов» есть босоногий, оборванный и взъерошенный человек из дворовых со странным прозвищем «Сучок». На вопрос, кто он такой, человек ответил, что он «господский рыболов». Но прежде ездил кучером, а до того был поваром, состоял при буфете и по барской прихоти назывался тогда Антоном, а не Кузьмой, как теперь.

— Был и ахтёром.
— Неужели?
— Как же, был... на кеятре играл. Барыня наша кеятр у себя завела.
— Какие же ты роли занимал?
— Чего изволите-с?
— Что ты делал на театре?
— А вы не знаете? Вот меня возьмут и нарядят; я так и хожу наряженный, или стою, или сижу, как там придется. Говорят: вот что говори, — я и говорю. Раз слепого представлял... Под каждую веку мне по горошине положили... как же!
— А потом чем был?
— А потом опять в повара поступил...

Картина нередкая для рубежа XVIII—XIX веков. Частные помещичьи театры, где актерами были крепостные, существовали в России и раньше. Первые упоминания о таких театрах мы встречаем еще во второй половине XVII столетия, а по мере укрепления экономических и политических позиций дворянства, его культурного роста ранее только от случая к случаю организуемые в барских дворцах театральные представления становились все более регулярными. Цели, которые при этом преследовались, были разные. Но чаще всего задача таких театров сводилась — увы! — к стремлению «себя показать», продемонстрировать свое благосостояние, умение развлекать гостей. 
«Знатным человеком,— иронизировал издававшийся в 90-х годах XVIII века журнал «Сатирический вестник»,— почитается тот, который имеет высокий дом, герб, ливрею, Богатую карету, множество без дела живущих слуг...» К тому времени, о котором мы сейчас говорим (конец XVIII века), стало признаком осоБого шика использовать это «множество без дела живущих слуг» в качестве актеров, певцов, музыкантов, чтобы в доме гремел оркестр, пел хор и на театральных подмостках выступали доморощенные артисты.
Москва в этом смысле была законодательницей моды. Из 173 крепостных театров, насчитывавшихся в годы «золотого века» русского дворянства (восемнадцатого), на долю Москвы и Подмосковья приходилось 63. Даже в Петербурге их было только 30. Но почти нет губернии, где бы, равняясь на пример больших вельмож, а то и на царский двор, помещики не создали у себя восьми, семи, шести или в крайнем случае одной-двух трупп, составленных из крепостных людей. Благо, это и выгодно. Коли забава приестся хозяину или дела его придут почему-либо в упадок, тоже не беда. Театр можно прикрыть, а актеров, певцов, музыкантов, танцовщиц — хоть оптом, хоть по отдельности — выгодно продать: тот, кто умеет петь, играть, ценится на рынке выше других. Вот типичное для тех лет газетное объявление:
«Продается девушка, 16 лет, горничная, имеющая хороший голос, поет очень искусно, и потому через сие уведомляются любители театров, что оная девушка может искусно играть театральные роли, а потом убирать господ и для стола приготовлять хорошие кушанья. О цене узнать у церкви Ивана Предтечи в доме Злобина».
Иные из этих театров располагают профессионально обученными труппами, специально оборудованным помещением. В других, как у барыни тургеневского Сучка, спектакли готовятся кое-как натасканными дворовыми к дням господских именин или к другим праздникам. Обязанные играть и на сцене, и в оркестре, актеры зачастую при подъеме занавеса по свистку бросали свои скрипки, фаготы, литавры или контрабас, чтобы вовремя появиться на подмостках и спеть арию в опере, произнести монолог в трагедии, отколоть шутку в комедийном представлении. А на завтра с утра они возвращались к своим обычным обязанностям слуг и крепостных мастеров — к рубанку, лопате, венику.
Художественной ценности у таких «на живую нитку» собранных коллективов, конечно, никакой. Немногим значительнее и те из них, где за внешним блеском дорогих костюмов и эффектными постановочными трюками так же мало мысли и чувства, что и у первых.
Были, однако, и такие крепостные театры, которые строились умело, с размахом и с подлинными художественными устремлениями. Например, уже упоминавшийся театр графа А. Р. Воронцова. 
Человек независимой мысли, позволивший себе в годы преследований Радищева объявить его своим другом, сделавший многое для того, чтобы облегчить участь великого революционера-мыслителя, Александр Романович с детства увлекался искусством сцены. Актеров и музыкантов своего театра, созданного в поместье Алабуха Тамбовской губернии, он отправлял в городское Главное народное училище,- а потом давал им специальную подготовку в организованной для этой цели театральной школе. Став в оппозицию к правительству Екатерины II, Александр Романович удалился от двора и поселился в своем имении Андреевское Владимирской губернии, куда перевел и выпестованный им театр, и школу при нем.
Труппа была большая— 65 актрис и актеров. Такая труппа позволяла обращаться не только к легкому развлекательному репертуару, но и к таким сложнейшим произведениям драматургии, как «Димитрий Самозванец» Сумарокова, «Бригадир» и «Недоросль» Фонвизина, «Мещанин во дворянстве» и другие комедии Мольера, «Чадолюбивый отец» Дидро. Ставились здесь и пьесы французского драматурга Ф. Детуша, «Сиделец», «Бобыль» и другие комедии Петра Плавилыцикова, пьесы Ивана Соколова и активного деятеля просвещения Михаила Веревкина.
Участники труппы, по заведенному Воронцовым порядку, получали жалованье, размер которого зависел от мастерства актера и от числа представлений, в которых он принимал участие. И ни при каких обстоятельствах в этом необычном, резко выделяющемся из общего ряда крепостном театре не допускалось унижение человеческого достоинства, тем более наказание розгами.
С большой серьезностью были поставлены также петербургские театры В. А. Всеволожского и П. М. Волконского, театры Н. Б. Юсупова в Москве и Архангельском. Но едва ли не самый значительный из них принадлежал графам Шереметевым (отцу и сыну), превратившим свои подмосковные усадьбы Кусково и Останкино в подлинные художественные центры страны.
Обладая несметным Богатством (более 100 тысяч крепостных «душ»), жил старый Шереметев — Петр Борисович — настоящим царем в своих поместьях. Были у него свои повара, буфетчики, лакеи, горничные, швейцары, садовники, курьеры, егеря, люди, присматривавшие за собаками, за лебедями на озере, матросы и гребцы его озерной флотилии и даже собственная «армия», состоявшая из двенадцати гусар и командира.
Поначалу Шереметев имел небольшую музыкальную капеллу. Расширив ее за счет многочисленной дворни, он стал с помощью приглашенных руководителей приучать своих артистов разыгрывать небольшие пьески. Постепенно из них стали отбирать наиболее способных. А когда из-за границы вернулся обучавшийся там сын, Николай Петрович, начатое дело расширилось. Художественно одаренный юноша увлекся театром, постоянно приходил на репетиции, делал толковые замечания, добивался сценического совершенства будущего представления. 
Маленький домашний театр рос и скоро уже был в состоянии справляться со сложными оперными, драматическими и балетными постановками. Гордый новинкой, отец построил специальное закрытое помещение, а потом оборудовал и «воздушный театр» — под открытым небом. Всем этим, как и отличной картинной галереей, концертной площадкой, всевозможными постройками для увеселений, он любил блеснуть перед гостями.
Устав, наконец, от своих эскапад, Петр Борисович передал управление театром и концертными делами в руки сына. Как и в других больших крепостных театрах, регулярно дававших представления, для профессиональной подготовки труппы было создано специальное училище. К преподаванию в нем молодой Шереметев привлек известных артистов. Это был Петр Плавильщиков, ревностно пропагандировавший русскую тематику и русских людей на сцене «в их собственном виде». Славившийся естественностью игры Яков Шушерин. Мастер комедии Сила Сандунов. Его жена, Елизавета Сандунова, воспитанница приютского дома, задушевно исполнявшая русские народные песни. Она пела «Лучину», «Из лесу, лесу темного...», «В поле липонька стояла...». Пела о женской доле. «Слушаешь ее, — писал современник, — и аж сердце щемит. Кажется, видишь все, о чем поет Лизанька». Особенно хороша была песня «Чернобровый, черноглазый...», слова которой написал поэт Алексей Мерзляков, а музыку — талантливейший композитор из крепостных Даниил Кашин. О нем говорили, что он подслушивает свои песни у ямщиков на большой дороге, у русского мужика в поле, узнает их в голосе Лизаньки Сандуновой.
Забава аристократа все больше оборачивалась серьезным делом.
Крепостные художники писали декорации, крепостные авторы сочиняли и переводили с иностранных языков драмы и комедии, либретто для опер и балетов. Хоровой капеллой руководил крепостной Гавриил Ломакин, один из будущих создателей петербургской бесплатной музыкальной школы для «простого люда». Дирижером был талантливейший музыкант Степан Дегтярёв, автор более ста произведений для хора. А скрипки, виолончели, альты, гитары изготовлял выдающийся музыкант Иван Батов, прозванный за свое мастерство «русским Страдивари».
Кусковский и Останкинский театры были рассчитаны на самые сложные в техническом отношении постановки, снабжены нужными для этого машинами. А по великолепию убранства эти театры не уступали лучшим в Европе, в том числе парижскому и дрезденскому. Сто шестнадцать драм, опер и балетов составили их репертуар. Стоило где-нибудь за границей появиться театральной новинке — она тут же выписывалась и исполнялась здесь.
Совсем юной в состав шереметевского театра была взята дочь кусковского кузнеца Параша Ковалёва. У нее было редчайшее лирико-драматическое дарование. Но и после прихода в труппу эта талантливая девушка из народа еще долго продолжала исполнять обычные крестьянские работы.

Только отмеченная особым вниманием молодого графа, оказалась она, достигнув семнадцати лет, «актрисой при верьхе». На ее образование, «по-русски и на других языках», на обучение сценическому искусству, танцам, музыке было обращено особое внимание. Все усваивалось ею легко и приносило быстрые, отличные результаты на сцене. Выступив в роли Элианы в «Самнитских браках» Андре Гретри, Параша приобрела широкую известность в кругах любителей искусства. Те, кто видел ее в этом спектакле, были очарованы молодой актрисой с первой же сцены — с того момента, когда она появлялась, стоя на колеснице, в рыцарском уборе. Огромный успех ее был окончательно закреплен, когда она вслед за тем сыграла Луизу в комической опере П. Монсиньи «Беглый солдат».
Сценический талант и необычайно сильный, красивый голос поставили Парашу в один ряд с европейскими знаменитостями. Покоренный ею Николай Шереметев женился на Параше, но то старался скрыть от окружающих свой брак с бывшей крепостной, то распространял слухи, будто Параша ведет свой род от именитых польских шляхтичей.
Она была подлинной жемчужиной шереметевского театра и по праву носила сценическое имя «Жемчугова».

Про эту великую актрису из народа Москва сложила и сейчас еще не забытую песню — «Вечор поздно из лесочка...». В честь нее назван бульвар в одном из новых районов Москвы. Имя Прасковьи Ивановны Жемчуговой навсегда вошло в историю русского искусства.
Крупные, на широкую ногу поставленные крепостные театры были, как мы знаем, не так уж редки в ту пору и в столицах, и в провинции. Например, в селе Юсупово Нижегородской губернии, у помещика Н. Шаховского, было более сотни своих артистов и музыкантов. Когда он переехал на жительство в Нижний Новгород, то перевез туда и свою труппу. Спектакли его, ставшие в Нижнем публичными, отличались добротностью и охотно посещались жителями города. Князь И. М. Долгорукий, свысока относившийся к общедоступным театрам, где к тому же играли крепостные, признал, что, говоря «без излишества в критике, а справедливо, театр Нижегородский лучше многих таких же в России».
Шли здесь спектакли с сентября до июля, по три раза в неделю, а во время Макарьевской ярмарки (вторая половина лета и начало осени) — ежедневно. Постоянными посетителями представлений были «торговые люди», чиновники, разночинцы. Исполнялись пьесы Дидро, Княжнина, Плавилыцикова, а также оперы. Украшением труппы был отличный комедийный актер Мирон Поляков. Общую любовь публики снискала и певица Роза (фамилия ее неизвестна). Большой популярностью пользовался тенор Вышеславцев, балетмейстер Я. Завидов, балерины М. Порецкая, сестры Стрелковы, А. Карева.
Однако и в этой, и во многих других подобных труппах порядки были совершенно крепостнические. Если Воронцов заботился о человеческом достоинстве своих актеров, а Шереметев считал возможным только ставить на колени и сажать на хлеб и воду провинившихся актрис, мужскую же часть труппы наказывать «смотря по достоинству», то у Шаховского за малейшую провинность актеров наказывали розгами и палками. Или приковывали на целый день к стулу, ставили посреди комнаты, подперев шею тремя рогатками, и т. д. И еще этот «любитель искусства» имел обыкновение женить и выдавать замуж участников труппы по своему усмотрению. В свободное от репетиций и спектаклей время все актеры превращались у него в обычных слуг, В частности В лакеев за барским столом.
Нечто подобное происходило и в Орле. Тут, как и в Нижнем, дело было поставлено широко. Граф Каменский, владелец театра, и здание построил отменное, и исполнителей подбирал самым тщательным образом, и об оформлении спектаклей заботился. Но на театр смотрел как на гарем и любил самолично сечь провинившихся. На стене у него висела огромная плеть, и во время антрактов граф ходил за кулисы, чтобы расправиться с не угодившими ему актерами.
А другой помещик, владелец многих тысяч «душ», любивший позабавить своих гостей роскошными оперно-балетными представлениями, некий Б. (автор воспоминаний не назвал его фамилию полностью), даже не дожидался перерывов между действиями. Когда ему пришлась не по вкусу игра исполнительницы роли карфагенской царицы Дидоны в одноименном спектакле, то он, как только актриса вышла за кулисы, отвесил ей тяжеловесную пощечину. А после представления распорядился еще и выпороть ее розгами. И это было «в порядке вещей». Так же поступала и Екатерина Иоанновна, племянница Петра I. Она сама рассказывала, как «актер, исполнявший роль короля, вчера получил около двухсот батогов».
В таких условиях работали крепостные русские актеры XVIII века.
И все же крепостной театр, его лучшие коллективы, пережившие в XVIII веке пору своего расцвета, оставили глубокий след в истории русской культуры. А когда, органически связанные е феодально-помещичьим укладом, театры эти стали распадаться, их многочисленные труппы пополнили актерскими силами «вольные» театры обеих столиц и периферии.
В Курске, Казани, Харькове, Нижнем Новгороде, Пензе, Орле и в других городах на основе крепостных театров создаются крупные публичные театры. Крепостные артисты, купленные у помещиков Столыпина, Волконского и Демидова, составили большую часть труппы созданного в начале XIX века «императорского» театра в Москве. Кстати, это о Столыпине Чацкий в «Горе от ума» говорит:

А наше солнышко? наш клад?
На лбу написано: Театр и Маскерад;
Дом зеленью раскрашен в виде рощи,
Сам толст, его артисты тощи.

А у рязанского помещика Ржевского Москва приобрела целый балетный коллектив из крепостных девушек. Труппа была — чудо! Публика валом повалила «смотреть рязанских танцовщиц».

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования