Общение

Сейчас 292 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Пройдет сто лет после учреждения русского театра, и гордость, слава его Михаил Семенович Щепкин воскликнет: «Кто, где, когда впервые привил к нашей жизни искусство? Он, незабвенный наш Федор Григорьевич Волков... Волкову, Волкову, Волкову всем мы обязаны». Белинский же назовет Федора Волкова необыкновенным человеком, упрочившим в нашем отечестве «новый источник народного образования» — театр, роль которого в просвещении России была особенно велика.
Но до чего же обидно мало дошло до нас непосредственных сведений о первом великом актере Российского театра! Обычная судьба подвижника сцены. После него не остается «вещественных» доказательств. Творения его остаются лишь в памяти людской, неверной и зыбкой, да в кратких описаниях — непосредственных откликах на представления, неизбежно субъективных, порой легендарных.
Но на пустом месте не создается легенд. Подтверждения легендам нередко мы находим в непосредственных документах, сохраненных в веках чьей-то заботливой рукой. Немало помогают представить духовный облик ушедших людей и портретные зарисовки художников, увековечивших черты своих современников.
Взглянем на портрет Федора Волкова, созданный его современником — живописцем Антоном Лосенко.
Да, в этом портрете есть и символика, и условные приемы искусства классицизма. Поза Федора Григорьевича нарочито эффектна, складки на одежде подчеркнуто декоративны. При всем том изображение заставляет вглядываться все пристальнее и пристальнее...
Открытое лицо, честное, задумчивое, с едва заметной умной и грустной улыбкой. Мужественное и доброе, простое и благородное. Как ни странно, подчеркнутая индивидуальность лица не вступает в контраст с декоративной эффектностью одежды и позы. Простота уживается с парадностью, правдивость — с условностью.
Высокий, умный лоб. Открытый взгляд больших и красивых карих глаз. Тонко очерченный рот и резкие складки около губ, берущие начало от чуть утолщенного носа. Странная смесь чего-то изысканного, по-женски мягкого с энергичным и сильным. Удлиненные пальцы и полные плечи. Волевая, чуть заметная ямочка на подбородке.
Нет, не случайно вложил художник в мощные рукп кинжал и трагическую театральную маску. Это не просто атрибуты классицизма и не обыденные предметы бутафории в руках актера, как уверяли некоторые искусствоведы, говоря о том, что на портрете Лосенко Федор Григорьевич написан в роли сумароковского Синава.
Художник создал обобщенный образ актера — борца, гражданина, человека, отдавшего жизнь благородному делу просвещения своего народа — «новому источнику образования», как говорил Белинский. Условные средства классицизма, которыми пользовался живописец, сделали изображение нарочито приподнятым, откровенно возвышенным. Но не таким ли, поставленным на героические котурны, было актерское искусство Федора Волкова?
Каждый подлинный художник стремится к жизненной правде. Каждый век правду искусства видит по-своему. Лосенко, Волков и Сумароков жили во времена господства в России классицизма. Отказываясь от бытовых деталей, они стремились к укрупненному, облагороженному изображению. От их творчества неотделима ясная аллегория, прозрачный злободневный намек, обращение к образам русской истории и древней мифологии как способам характеристики окружавших их люден и происходивших на их глазах событий. Но средствами далекого от нас искусства они добивались активного воздействия на своих современников, а порой и глубокого проникновения в сущность изображаемых ими явлений.
Жизнь первого великого русского актера поражает своей целеустремленностью, преданностью делу, которому он себя посвятил.
Всегда уравновешенный, спокойный, немного замкнутый, трезво оценивающий события, Федор Григорьевич Волков поражал современников одухотворенностью, достоинством манер. Лишь в сценических созданиях давал он волю своему «бешеному темпераменту». Особенно славился он произнесением монологов, столь характерных для героев классицистских трагедий.
Какие роли исполнял он? До нас дошло всего лишь несколько прямых упоминаний о них. Несомненно, он играл все главные роли в поставленных тогда трагедиях Сумарокова. Трагическую музу, «прелюбезную Мельпомену», он, как и все деятели театра того времени, ставил выше комедийной музы — Талии (хотя успешно играл и в комедиях).
Что же то были за роли?
Прямодушного, честного, горячо влюбленного в пленную царевну княжича Хорева, исполнившего бранный долг и погибшего из-за жестокости и легковерия брата своего — российского князя Кия.
Одного из первых русских Гамлетов, Гамлета Сумарокова, лишенного философских раздумий шекспировского героя, но сохранившего неприятие зла и тирании. Гамлета-мстителя, выполнившего свой долг перед убитым отцом.
Правдолюбивого, исполненного благородства Трувора, покончившего самоубийством во имя долга, будучи не в силах вынести разлуку со своей возлюбленной Ильменой. А на иных спектаклях — его брата, коварного властителя Новгорода Синава, обрекшего на разлуку любящих из-за неистовой страсти к той же Ильмене.
Гордого и нежного любовника боярской дочери Димизы Ярополка, бесстрашно борющегося за свое чувство. Ярополка, восставшего против отца — могущественного и жестокого российского князя.
И наконец, киевского князя Оскольда в трагедии Сумарокова «Семира». Непокорного, мятежного, плененного завоевавшим киевские земли правителем российского престола Олегом, но до конца оставшегося верным своим убеждениям.
О том, что Федор Волков играл Оскольда, известно из восхищенных упоминаний Сумарокова. Как известно и то, что с не меньшим успехом он играл еще две роли, предназначенные ему Сумароковым, в пышных придворных зрелищных спектаклях «Новые лавры» и «Прибежище добродетели». В первом из них он исполнял декламаторскую роль Марса, вещавшего о победе соотечественников в одном из сражений во время Семилетней войны с Пруссией, которая тогда была в самом разгаре. Во втором — роль вождя индейцев («Американца»), Роль небольшую, во вставной сцене драматического балета, осуществленного известным балетмейстером Гильфердингом, но исполненную драматизма. Вождь индейцев вынужден покончить самоубийством, ибо европейский тиран завоевал землю, на которой жил «Американец», и посягнул на его возлюбленную.

Мучительница ты, Европа, всей природы,
Бесчеловечные в тебе живут народы...

И здесь — борьба с тиранией. И здесь герой — жертва несправедливости. И здесь — гибель человека, не захотевшего потерять достоинство и честь.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования