Общение

Сейчас 316 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Сумароков по-прежнему высоко ценил Федора Волкова как человека и актера. В то же время, мнительный, обидчивый, он ревниво следил за успехами своего помощника.
Популярность Первого комедианта Российского театра росла с каждым днем. «Волков показал свои дарования в полном уже сиянии,— констатировал Новиков,— и тогда-то увидели в нем великого актера; и слава его подтверждена была и иностранцами...» Положение же директора театра с каждым днем ухудшалось.
В январе 1759 года Сумарокову удалось добиться указа Елизаветы: «русского театра комедиантам и прочим... отныне быть в ведомстве Придворной конторы и именоваться им придворными». На содержание труппы прибавлялось 3000 рублей. Актерам увеличили жалованье, положение их стало более прочным. Но характер Российского театра резко изменился. Он начисто потерял самостоятельность и даже в выборе репертуара теперь полностью зависел от Придворной конторы и возглавлявшего ее невежественного гофмаршала Карла Сиверса.
Сумароков без устали ссорился с ним, жаловался на него столько сделавшему для русской культуры и, казалось бы, по-прежнему влиятельному И. И. Шувалову, вымещая обиды на ни в чем не повинных актерах.
«Я прошу только о том,— досадуя и обижаясь, писал он в одном из писем Шувалову,— что ежели я заслужил быть отброшен от театра, то по крайней мере, чтобы без продолжения это сделано было... За мои по театру труды, которые кажется мне больше, нежели то, что Волков шишаки сделал, и у Волкова в команде бы- ти мне нельзя, а просити, чтобы я отрешен был от театра, я не буду прежде, покамест не сойду с ума».
В письмах Шувалову Сумароков то просил отставки, то угрожал, что, если его отставят, он сочинителем, во всяком случае драматическим, быть перестанет. Он клялся в том своей честью, своей фамилией, надеясь, что его угроза испугает Елизавету и он сумеет отстоять себя как директора театра.
Но Елизавете Петровне давно уже надоели его жалобы. Далеко не все нравилось ей и в его трагедиях, в которых постоянно подчеркивалась мысль о том, что потворство монарха собственным страстям ведет к несчастью его подданных. И хотя в трагедиях этих всегда велся разговор об идеальном монархе, под которым якобы подразумевалась Елизавета, она не могла не понимать истинного смысла назиданий их создателя.
После очередного письма Сумарокова Шувалову летом 1761 года отставка его была санкционирована. Сумароков метал громы и молнии. Но он был отходчив. И страстно любил театр. К тому же Российский театр продолжал играть его сочинения,— нерасторжимую связь Сумарокова с русской сценой не смогли разорвать никакие указы. Как, в общем-то, не смогли разорвать они и дружеских уз его с Федором Григорьевичем Волковым, теперь уже официально возглавившим русскую труппу.
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования