Общение

Сейчас 440 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Уверения нового императора, что он будет править в духе бабки своей Екатерины II, как будто начали осуществляться. Возвращались из «отдаленных мест» ссыльные. Дворянство обрело былые привилегии.
Раскрепощались тела людей, сбрасывая неуклюжие наряды времен Павла I. Раскрепощались понемножку и души подданных императора Александра I. Либеральные речи, организация всевозможных комитетов свидетельствовали о его желании усовершенствовать систему управления государством. Поговаривали даже об отмене крепостного права... За всеми начинаниями виделся благословенный лик идеального государя, который угодно было надеть на себя новому императору. Истинное лицо «властителя слабого и лукавого», заклейменного потом Пушкиным, было скрыто обильным туманом обещаний, ласковых улыбок, томных взглядов, изощренной «естественностью» отрепетированных перед зеркалом поз. «Дней Александровых прекрасное начало...» — называл это время тот же Александр Сергеевич Пушкин.
В театре сразу почувствовали облегчение. Александр I видел в нем еще один подчиненный ему «департамент», но, поскольку был назначен траур, временно бездействующий. И вмешиваться в его дела на первых порах не стал. Срочно предстояло решить, пожалуй, лишь один вопрос: как быть с директором императорских театров, любимцем Павла, обер-гофмаршалом Александром Львовичем Нарышкиным?
С внешне спокойным, слегка озабоченным лицом, без привычных острот, еще так недавно преданнейший Павлу I Нарышкин теперь повсюду объявлял, что «переворот был необходимым для блага государства», что «сам он чувствовал себя в постоянной опасности», что «такую жизнь не мог бы более вынести» и что «теперь одного желает — спокойствия и желания путешествовать».
Но как директор театра он явно находился в растерянности.
Сценическое безвременье привело к потере ориентации в репертуаре. Все оглядывались на нового императора в любом деле, в любом начинании. Он же прямых указаний не давал.
Русская труппа открыла свой послетраурный сезон на сцене Большого театра пышным зрелищным представлением, с пантомимой и балетом, трагедии Княжнина «Титово милосердие», в котором Яковлев изображал мудрого, прекрасного собой, справедливого монарха Тита, вступающего на престол. То была единственная его роль в начале нового сезона.
Но спектакли длились меньше недели. С 25 апреля 1802 года Большой театр по повелению нового императора поступил в распоряжение зодчего Тома де Томона для существенной перестройки. Русские драматические актеры снова были вынуждены более месяца бездействовать.
С июня, правда, дирекция договорилась с частным предпринимателем Казасси о выступлениях императорских актеров в его стоящем у Аничкова дворца не очень большом, однако удобном для зрителей театре. Но спектакли там вначале шли нерегулярно. Да и новые постановки появились не сразу.
Во время вынужденного безделья, по-видимому, и перебрались актеры на новое жилье.
По приказу Нарышкина А. Н. Клушин был привлечен к «сочинению» «отчетов о домах театральной дирекции». Ему и обязаны мы тем, что, при всей скудности дошедших до нас бытовых подробностей, можно точно представить себе, в каком помещении жили в 1802 году актеры, переехав из дома Петровых в здание, принадлежащее столярному мастеру Вальху, стоявшее на углу Екатерининского канала и Средней Подьяческой улицы. Оно было трехэтажным, каменным, двадцатисемиквартирным, крыто черепицей пополам с листовым железом. Окна его закрывались створчатыми ставнями. Парадные лестницы белились известью. Вокруг дома располагались четыре освещавших его фонаря (что по тому времени встречалось не часто). Внутри дома имелся двор с деревянными сараями, выходившими на Среднюю Подьяческую. 
Двухкомнатная квартира Яковлева помещалась на втором, среднем, этаже. Там же находились квартиры остальных «первых сюжетов» (так именовали тогда главных актеров: Крутицкого, Каратыгиных), а также «пробное зало». Холостяцкая квартира Алексея Семеновича, в отличие от остальных, не имела кухни. Но комнаты были просторными — в два окна, с голландскими изразцовыми печами. Перед ними находились сени. Сени же выходили на «стеклянную галерею с одним окном». Другие актеры, обремененные семьями, жили более стесненно.
Дирекция платила деньги Вальху несвоевременно, да и договор заключила с ним, по его мнению, невыгодный. И он вымещал это на ни в чем не повинных жильцах. Актеры жаловались на него в дирекцию театров, что и послужило причиной обращения ее к государю со всеподданнейшей просьбой увеличить сумму на наем домов. А чтобы Александру I «не показалось обширным или несоразмерным пространство, занимаемое в оных жильцами», к прошению добавлялась опись, из которой можно было видеть, «что жильцов стеснить больше нету возможности». Государь решил этот вопрос не сразу. Актеры еще два года теснились в доме Вальха.
Вынужденное бездействие, невыплата жалованья, неуверенность в завтрашнем дне создавали нервную обстановку за кулисами. Ушел в отставку Капнист. В ожидании своей участи придирался к актерам Нарышкин. Почти не расширялся сценический репертуар.
20 июня 1802 года была показана нашумевшая драма в трех действиях Н. И. Ильина «Лиза, или Торжество благодарности».
Ко дню представления этого спектакля русская публика уже десять лет зачитывалась простодушной и трогательной «Бедной Лизой» Карамзина. «Лиза» Ильина появилась под ее влиянием.
В пьесе звучали руссоистские мотивы «естественного человека». Она была одним из немногих русских оригинальных образцов просветительской драмы. Сентименталистские особенности пьесы уловили и превосходно воплотили на петербургской сцене лучшие актеры: Лизу играла Каратыгина, удочерившего ее крестьянина Федора — Крутицкий, полковника Прямосердова — Шушерин. Яковлев исполнял роль влюбленного в простую крестьянку Лизу благородного дворянина Лиодора. В роли этой Яковлев возвращался к теме, которую пытался решить когда-то в своем несовершенном драматургическом творении «Отчаянный любовник». «Не титло пышное, душа нас возвышает...» — утверждал тогда его герой. «На что мне тысячи душ без настоящей души!» — восклицал теперь Лиодор.
Представление драмы Ильина возбудило неумеренные восторги. Она долгое время не сходила со сцены. Поставленная в бенефис А. Д. Каратыгиной «Лиза, или Торжество благодарности», по воспоминаниям С. Т. Аксакова, произвела такое сильное впечатление, «какого не было до тех пор... Публика и плакала навзрыд, и хлопала до неистовства». И все же одна успешно принятая драма в репертуаре русской труппы, как говорится, не делала погоды. Наступивший 1803 год не принес русской труппе чего-либо интересного. Времена при воцарении Александра I стали либеральные, декларации об этом следовали за декларациями. Здесь бы и оживиться русскому театру. А репертуар театра беднел и беднел.
Своеобразный фурор произвела постановка еще одной «Лизы», созданной приятелем Яковлева, надворным советником иностранной коллегии В. М. Федоровым, человеком незлобивым, но безвкусным и недостаточно умным. Драмам его, лишенным таланта, не без одобрения высочайших особ был открыт свободный доступ на императорскую сцену.
Яковлев с Каратыгиной выступали в драме В. М. Федорова «Лиза, или Следствие гордости и обольщения», прямо заимствованной, как было сказано в афише, автором из повести Карамзина. Но во что превращена была «Бедная Лиза»!
«Лизу оплакивают; из Лизиной истории сочиняют драму; Лизу превращают из бедной крестьянки в дочь дворянина, во внучку знатного барина; утонувшей Лизе возвращают жизнь; Лизу выдают замуж за любезного ей Эраста, и тень Лизы не завидует теперь знаменитости Агамемнона, Ахиллеса, Улисса и прочих героев „Илиады” и „Одиссеи”»,— иронически отзывался журнал «Вестник Европы» в 1811 году о «Лизе» Федорова.
В отличие от «Лизы» Ильина она была пропитана слащавым и подобострастным монархизмом.
«Конец 1803 года,— читаем мы в летописи Пимена Арапова,— заключился представлением попеременно: «Лизы» Ильина и «Лизы» Федорова, и «Русалки», которую публика любила видеть по преимуществу; была возобновлена опера «Февей», несколько раз сыграна драма «Рекрутский набор», и 31 декабря шла опять „Русалка”».
В трогательной, с антикрепостнической направленностью, драме Ильина «Рекрутский набор» Яковлев не играл. В сказочной опере «Февей», сочиненной когда-то Екатериной II,— также. Что же касается пресловутой «Русалки», то пройдет несколько лет, и он с величайшим презрением скажет: «Право, скоро заставят играть Видостана в "Русалке"».
Но в год, о котором идет речь, ему пришлось сыграть и эту роль в первых двух из четырех, поставленных в разные годы, частях феерической «Лесты, или Днепровской русалки» (вольной переработке комической оперы Ф. Кауэра «Фея Дуная»),
Дирекция прекрасно понимала: от подобных зрелищ, в которых, по меткому выражению Жихарева, «столько чертовщины, что христианину смотреть страшно и в будни, не токмо в праздники», можно получить большой доход (и не получить нареканий!). Она всячески содействовала постановке «Русалки», обставив ее роскошными декорациями, сложной машинерией, красочными костюмами и лучшими актерскими силами.
Таково было положение петербургского театра в начале царствования Александра I, когда появился там в качестве ближайшего помощника Нарышкина по репертуарной части будущий известный драматург и страстный театрал Александр Александрович Шаховской.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования