Общение

Сейчас 387 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

Во вспыхнувшем под Новый год пожаре суеверные люди увидели дурную примету. Не менее зловещей казалась и комета, блуждавшая по небу в том же 1811 году. Тревожная атмосфера в Петербурге все сгущалась. Ползли и ползли слухи о неизбежности новой войны с Францией.
Газеты продолжали освещать события, происходившие в жизни императора Наполеона. Французский и русский монархи еще писали письма, называя друг друга «государь, брат мой», заверяя в неизменной верности «вечному миру». А в Петербурге уже повторяли фразу Александра 1 о вероятности и даже близости войны. А в Париже Наполеон I готовился к «великому походу», тщательнейшим образом изучая историю «несчастного» шведского короля Карла XII и пытаясь извлечь для себя уроки из битвы его с русскими при Полтаве. И умный дипломат министр Фуше предупреждал, слыша его речи о создании всемирной монархии путем завоевания России: «Государь, я вас умоляю, во имя Франции, во имя вашей славы, во имя вашей и нашей безопасности, вложите меч в ножны, вспомните о Карле XII».
Оба императора не доверяли друг другу. В обеих странах шли военные приготовления. Наполеон изучал историю битвы Карла XII при Полтаве, а на сцене петербургского театра в это же время была поставлена «историческая драма», переведенная с немецкого языка Шеллером, «Карл XII при Бендерах», заглавную роль в которой играл Яковлев. В сюжете пьесы и в образе главного героя, шведского короля Карла XII, зрители зако-номерно видели намек на французского императора и его отношения с Александром I.
«Карл XII, потрясший все государства на севере,— объяснял «Вестник Европы», говоря о постановке этой драмы,— с многочисленным и победоносным войском своим протекший Польшу и Саксонию... переходит Неман, приближается к Днепру и в упоении гордости обещается в Москве говорить с царем российским». Но «поговорить» ему «в Москве с царем российским» не пришлось.
Пьеса содержала не только намек, но и предостережение «дерзновенным угрозам честолюбивцев», над одним из которых — Карлом XII «посмеялся великий Петр».
Поэтому так аллюзионна была в то время роль, предназначенная Первому трагическому актеру. Яковлев, по утверждению рецензентов, всегда имел в ней успех, «удачно изображая» характер шведского короля: «его безрассудное мужество, упрямство и беспечность посреди величайших опасностей», его «пылкость, решительность, непреклонность»; «выразительный взгляд его и движение правой руки, которою он часто поднимал волосы вверх на голове, вся эта характеристика Карла производила большое впечатление»...
12 (24-го по новому стилю) нюня 1812 года император Наполеон I с «великой армией», не знавшей до сих пор поражений, скомплектованной из лучших воинов подвластных ему стран Европы, вторгся на территорию нашей страны, провозгласив в своем манифесте: «Рок влечет за собой Россию; ее судьбы должны свершиться».
Через два дня император Александр I обратился к русскому народу: «Воины! Вы защищаете веру, отечество и свободу!» И всё в России перевернулось. Слова «отечество» и «свобода» сомкнулись. Слово «тиран» соединилось со словом «иноземный».
Сразу же после начала военных действий многое изменилось и на петербургской сцене. В новом, злободневном звучании вернулись на сцену «Димитрий Донской» и «Пожарский», последнее время на сцене не шедшие. Каждая реплика в защиту родины воспринималась как призыв к борьбе против «антихриста Боунапартия». Таким репликам рукоплескали до неистовства. При монологах, произносимых полководцами — героями Яковлева, рыдали до исступления.
Дух гражданственности возрастал в ходе войны. Это давало себя знать на сцене в том воодушевленном соединении актеров и зрительного зала, какого не знало мирное время. С огромным чувством, со слезами на глазах пели актеры «Славу» бесстрашным защитникам — «храброму графу Витгенштейну, поразившему силы вражеские», или «храброму генералу Тормасову, поборовшему супостата нашего...».
Играя национальных героев, слышал Яковлев бурю аплодисментов и единодушные крики: «Фора!», «Браво!», «Слава России!» Со всей страстью, свойственной эмоциональной натуре, переживал он перипетии войны. В конце 1812 года, когда старый, мудрый, осторожный Кутузов написал наконец дочери: «Я бы мог гордиться тем, что я первый генерал, перед которым надменный Наполеон бежит», Алексей Семенович уже успел издать на свой счет написанную им «Песнь на победы, одержанные русскими воинами над галлами».
С широким радушием встретил он прибывших из захваченной французами Москвы актеров. И в их числе отца Павла Мочалова — Степана Федоровича, с которым особенно сблизился. Тот поселился в том же доме Лефебра где-то на Офицерской улице (ныне ул. Декабристов), где в это время жил Яковлев.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования