Общение

Сейчас 548 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(импровизация на тему сказок Г.Андерсена)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Волшебник
Императрица
Она – актриса бродячего театра, после Принцесса и Танцовщица
Он – актер бродячего театра, после Принц и Солдатик

На сцене ничего нет, только извилистая дорога, уходящая в даль, да верстовой столб, да речка блестит в стороне. Под песню выбегают трое. Это бродячие артисты. Вывозят тележку, загруженную деталями декораций, костюмами, всевозможным реквизитом. Поют.
На дорогах любви
Заблудился смешной балаганчик.
В нем бегут от судьбы
Два актера и старый шарманщик.
Днем, купаясь в соку
Золотого янтарного солнца,
Забывают тоску,
Что за ними на крыльях несется.
Звездной ночью луну
Запрягают в простую тележку.
И, видать, потому
Путь не кажется мглою кромешной.
На привалах друзья
Надевают веселые маски
И, резвясь допоздна,
Сочиняют волшебные сказки.
Им не скучно втроем.
Перекусят, пошутят и – дальше.
Едут ночью и днем
Два актера и старый шарманщик.
На дорогах судьбы
Заблудился смешной балаганчик.
В нем бегут от любви
Два актера и старый шарманщик.
Они веселятся, ни секунды не находятся без движения. Весь пролог напоминает один большой непрерывный танец.
ОН. Волшебник, почему у вас все истории о любви с такими грустными концами?
ОНА. Потому, что любви никакой нет. И это очень печально.
ОН. Как нет? А что же тогда есть?
ОНА. Солнце! Река! Наш балаганчик! И много-много зрителей!
ОН. Которые любят друг друга!
ОНА. Нет! Они любят солнце, реку и наш балаганчик!
ОН. Поэтому они все переженились и привели к нам на спектакль много-много детей.
ОНА. Ты им завидуешь?
ОН. Да! Я тоже хочу жениться!
ОНА. Глупый! Волшебник, скажите ему.
ОН. А лучше придумайте сказку.
ОНА. Про то, как бедный принц захотел жениться, а она его прогнала.
ОН. И потом очень жалела об этом.
После шутливого ритуала актеры выбегают на авансцену.
ВМЕСТЕ. Крибле, крабле, бумс!
ВОЛШЕБНИК. Что в переводе с датского означает:
ОН. Добрый день!
ОНА. Не болит ли у вас голова?
ВОЛШЕБНИК. И не пора ли немного развлечься? Кстати познакомимся. Я – Волшебник. Нет-нет, волшебной палочки у меня нет. Зато я знаю много чудесных сказок.
Актеры танцуют и поют, и в это же время готовят декорацию и переодеваются.
За долами-бедами
За рекой тревог
На горе неведомой
Виден теремок.
Весь в забавных масках,
Солнышком пронизан.
Гнезда свили сказки
На его карнизах.
Как бы грустен не был ты,
Заходи туда.
Там плетут волшебники
Сети-невода.
Сети легче пуха
И прозрачней газа.
Белые – для слуха,
Синие – для глаза.
Девочки и мальчики
Попадают в них.
Сны в домашних тапочках
Окружают их.
Сказочных историй
Призрачные тени.
Там живут актеры
На волшебной сцене.
Актеры прячутся. Волшебник остается один.
ВОЛШЕБНИК. Жили-были… нет, лучше – жил-был… или жила-была? (Актеры выглядывают из-за кулис, смеются). Им кажется, что придумать сказку так же легко, как съесть конфетку. И, в общем-то, они правы. Это действительно легко и так же приятно, если только знаешь, о чем должна быть сказка. Тогда любой случайный звук подскажет тебе начало, а дальше само пойдет. (Слышен звук бьющейся посуды). Вот и начало! (Голос за кулисами: «Где он? Я ему сейчас!») А вот и само пошло. (Появляется разгневанная Императрица). Вернее, сама пришла.
ИМПЕРАТРИЦА. Признавайся, Волшебник. Это ты приделал к моим булочкам клювы?! Одна из них клюнула Министра Поучений прямо в язык. Теперь он не может связать двух слов и только мычит, как корова.
ВОЛШЕБНИК. Правильно. Наконец-то он перестанет читать вслух свои гнусные стишки. Да и лгать будет поменьше.
ИМПЕРАТРИЦА. Вторая клюнула в нос Министра Наших Дел, и у него совершенно пропал нюх.
ВОЛШЕБНИК. А зачем он сует свой нос в чужие дела?
ИМПЕРАТРИЦА. Третья лишила глаза Министра Продажи.
ВОЛШЕБНИК. Зато теперь он будет видеть в два раза меньше и, стало быть, в два раза меньше украдет.
ИМПЕРАТРИЦА. Волшебник, ты забываешься. Кто здесь императрица: я или ты?
ВОЛШЕБНИК. Ну, императрицей я не могу быть никак по причине…
ИМПЕРАТРИЦА. Не умничай. Лучше отвечай, твоя работа?
ВОЛШЕБНИК. Моя. И в доказательство я могу съесть дюжину горелых булочек.
ИМПЕРАТРИЦА. И съешь. Я сама их испеку. А ты знаешь, какие у меня получаются булочки, когда я сердита.
ВОЛШЕБНИК. О, да! Одной такой булочкой можно отравить семерых крокодилов.
ИМПЕРАТРИЦА. Ты будешь восьмым!
ВОЛШЕБНИК. И при том самым счастливым, ибо принять смерть от несварения желудка из ваших рук, Императрица, для меня высшее наслаждение!
ИМПЕРАТРИЦА. Ты неисправим! Сколько лет прошло, а ты все такой же балагур и проказник.
ВОЛШЕБНИК. Вы тоже не очень изменились. Все так же красивы, да и ругаетесь, как прежде.
ИМПЕРАТРИЦА. Молчи, несносный! Они готовы растерзать тебя и кричат в один голос: «Либо мы, либо он».
ВОЛШЕБНИК. А вы что же?
ИМПЕРАТРИЦА. А что я? Ты пойми, они разбегутся, и оставят меня совсем одну.
ВОЛШЕБНИК. Разве одну? И потом, они негодяи, а такие с теплого места сами не убегают.
ИМПЕРАТРИЦА. Замолчишь ты, в конце концов?
ВОЛШЕБНИК. В конце чего?
ИМПЕРАТРИЦА. Пойду, скажу им, что булочка клюнула тебя в ухо, что ты оглох и ничего не соображаешь! (Уходит и тут же возвращается). Я знаю, что они негодяи и чего от них ждать. А вот что выкинешь через минуту ты, никто не знает, даже ты сам! Тут надо еще крепко подумать, кто опаснее.
Императрица уходит. Волшебник задумался.
ВОЛШЕБНИК. Разумеется, я, моя дорогая. Ведь ты существуешь только в моих снах. Стоит мне проснуться, и ты исчезнешь. Да и сказка вовсе не про тебя и не про меня. Хотя… как я там начинал? Жили-были… Нет! Жил-был бедный принц. Королевство у него было маленькое-премаленькое, но жениться все-таки было можно, а жениться-то принцу хотелось.
Появляется Принц. Поет.
Отца я помню молодым.
Он говорил, что деньги – дым,
И добавлял, судьбу дразня:
«Что дым, коль в сердце нет огня!»
И он сгорел, чудак-король,
А был для многих грозен.
И на могиле куст расцвел
Единственною розой.
Отца я помню молодым.
Он говорил, что власть, как дым.
И вот, не долго говоря,
Трон обменял на соловья.
И он сгорел, чудак-король,
А был для многих грозен.
Он доиграл в могиле роль,
В ладонях красной розы.
Отца я помню молодым.
Он говорил, что слава – дым.
Не стоит слава умных лбов
И что бессмертна лишь любовь.
И он сгорел, король-чудак,
А был для многих грозен.
И на могиле, словно знак,
Горит и пахнет роза.
ВОЛШЕБНИК. Отдохните, Принц. Вы, наверно, долго шли?
ПРИНЦ. Мое королевство я мог бы обойти всего за десять минут, а сюда шел трое суток. Но я совсем не устал, ведь я все время думал о принцессе.
ВОЛШЕБНИК. Да, на дороге любви не бывает скучно.
ПРИНЦ. Конечно. По пути мне встречались птицы и цветы, и они наперебой рассказывали мне, как страдает принцесса без любви. И я торопился. Мне так хотелось помочь ей. Разумеется, с моей стороны несколько смело спросить дочь императора: «Пойдешь за меня?»
ВОЛШЕБНИК. Принц, вы носите славное имя, и сотни принцесс с благодарностью ответили бы на ваше предложение согласием.
ПРИНЦ. Кроме того, я иду не с пустыми руками. На могиле моего отца вырос розовый куст несказанной красоты; цветет он раз в пять лет, и распускается на нем одна-единственная роза. Зато она разливает такой сладкий аромат, что, впивая его, можно забыть обо всех горестях и заботах. Еще у меня есть соловей, который поет так чудесно, словно в горлышке у него собраны все лучшие мелодии, которые есть на свете. И розу и соловья я хочу подарить принцессе.
ВОЛШЕБНИК. Настоящая роза и настоящий соловей! Ах, как это хорошо!
ПРИНЦ. Вы так считаете?
ВОЛШЕБНИК. У нас, во дворце, забыли, как пахнут розы. В императорском саду сверкают цветы из бриллиантов. Выглядят они красиво, и каждое утро садовник поливает их лучшими французскими духами, но, вы сами понимаете, это совсем не то. А вместо птиц на золотых деревьях поют механические органчики.
ПРИНЦ. Наверно, у вас, во дворце, живут очень несчастные люди.
ВОЛШЕБНИК. Да, но они не знают об этом. Вот в чем настоящее несчастье. С тех пор, как умер император…
ПРИНЦ. Император умер? Простите, но я долго жил один, читал книги, сочинял песенки и ничего не знаю о том, что творится в мире.
ВОЛШЕБНИК. И вы ничего не слышали о булочном государстве?
ПРИНЦ. Ничего.
ВОЛШЕБНИК. Дело в том, что наша императрица была когда-то простой девушкой из семьи пекаря. Ах, какие она пекла булочки! Они получались у нее такими чувствительными, что черствели даже от хмурого взгляда, брошенного мельком. Зато если на них смотрели ласково, они становились воздушными и сами летели в рот. Молва о чудесных булочках дошла до императора, и он лично посетил дом пекаря. А когда попробовал булочек, то тут же и женился на его дочери.
ПРИНЦ. Отчего же он умер?
ВОЛШЕБНИК. Министры нашептали ему, что его могущество не полно, и он приказал придворному волшебнику заколдовать его, чтобы все, к чему бы он ни прикоснулся, немедленно превращалось в золото.
ПРИНЦ. Понимаю. Вода и пища тоже становились золотыми, и он умер от голода.
ВОЛШЕБНИК. Нет, от тоски. Ведь он больше не мог съесть ни одной булочки. Перед смертью он обнял каждое дерево и каждый куст в своем саду, и все они стали золотыми. Из глаз его вместо слез текли бриллианты, из них-то и сделали цветы. Теперь этот сад берегут, как символ императорского могущества, а живые птицы и цветы запрещены.
ПРИНЦ. Вот почему принцесса не может никого полюбить!
ВОЛШЕБНИК. Как вовремя вы появились со своей розой и соловьем! Идем, скорей идем во дворец! Может быть, увидев розу и услышав соловья, они поймут, что потеряли, и захотят вернуть все это.
ПРИНЦ. Но как меня встретят во дворце?
ВОЛШЕБНИК. Ах, я старый болван! Действительно, вам запросто могут отрубить голову или, что еще хуже, заставят пасти свиней. Вам надо срочно изменить свою внешность. Идемте!
Волшебник и Принц отходят в сторону. Принц переодевается, наклеивает усы. В это время из-за кулисы вылетает подушка, следом выбегает Принцесса, падает на пол, суча ногами.
ПРИНЦЕССА. Я хочу киску! Хочу киску! Хочу!
Появляется Императрица в желтой накидке фрейлины.
ИМПЕРАТРИЦА. Ваше высочество!
ПРИНЦЕССА. Пушистую, вот с такими глазами и хвостом!
ИМПЕРАТРИЦА. Бессмертный Император не держал во дворце кошек. Они всюду гадят, бьют хрусталь, рвут занавески, царапают ковры.
ПРИНЦЕССА. Киску!
ИМПЕРАТРИЦА (невозмутимо). От них блохи и вонь.
ПРИНЦЕССА. Пушистую!
ИМПЕРАТРИЦА (так же). От них аллергия и повсюду шерсть.
ПРИНЦЕССА. С хвостом!
ИМПЕРАТРИЦА. Я скажу Императрице, и вас накажут.
ВОЛШЕБНИК (Принцу). Наши министры разворовали всю казну, и слугам нечем платить жалованье,..
ПРИНЦЕССА (Императрице). Тебя накажут!
ВОЛШЕБНИК. …поэтому Императрице самой приходится быть то фрейлиной, то кухаркой. Сейчас она фрейлина.
ИМПЕРАТРИЦА (растерянно). Как это я накажу сама себя?
ВОЛШЕБНИК (Принцу). Бывало, так запутается, что обратишься к ней: «Ваше величество!», а она в ответ: «Кушать подано!»
ПРИНЦЕССА. А вот так! (Бросает подушку в Императрицу).
ИМПЕРАТРИЦА. Давайте лучше играть в гости. Тук тук-тук!
ПРИНЦЕССА. Дикий звук!
ИМПЕРАТРИЦА. Пришли гости.
ПРИНЦЕССА. Глодать кости.
ИМПЕРАТРИЦА. Гости пришли к вам.
ПРИНЦЕССА. Катитесь к чертям!
ВОЛШЕБНИК (Императрице). Ваше величество!
ИМПЕРАТРИЦА. Сколько раз вам говорить, что когда я в желтой накидке, я фрейлина!
ВОЛШЕБНИК. Простите, недоглядел!
ИМПЕРАТРИЦА. Глядите лучше, а то отправитесь пасти свиней.
ВОЛШЕБНИК (Принцессе). Ваше высочество, к вам гости.
ПРИНЦЕССА. Опять? (Бросает подушку в Волшебника, тот уклоняется, подушка попадает в Принца).
ВОЛШЕБНИК. Вам принесли подарки от Принца.
ПРИНЦЕССА. Давайте.
ИМПЕРАТРИЦА. Подождите, я поменяю накидку.
Императрица снимает накидку фрейлины, надевает другую, императорскую, садится на трон и делает знак внести подарки. Принцесса остается сидеть на полу. Принц, переодетый послом, ставит подарки на середину сцены.
ИМПЕРАТРИЦА. Откройте.
ПРИНЦЕССА. Ах, если бы там была маленькая киска!
Принц снимает крышку ларца, там, в вазочке стоит роза. Роза пахнет. Пауза. Императрица подходит к розе.
ИМПЕРАТРИЦА. Что это
ПРИНЦ. Роза, ваше величество.
ИМПЕРАТРИЦА. Вижу. Это великое произведение искусства. Я жалую вам звание Кавалера Золотого Кренделя. Вы заслужили. (Между прочим). Из чего она сделана?
ПРИНЦ. Ваше…
ИМПЕРАТРИЦА (перебивает). А, впрочем, я и так вижу. Листья из малахита, а цветок из уральских самоцветов.
ПРИНЦ. Нет, ваше величество.
ИМПЕРАТРИЦА. Погодите, погодите! Я поняла! Это вершина кулинарного искусства! Пожалуй, вы достойны Ордена Золотого Пончика.
ПРИНЦ. Но…
ИМПЕРАТРИЦА. Не надо слов! Я сама скажу. Стебелек из хрустящей соломки. Листики из вафли. Колючки из песочного печенья. А лепесточки из вишневого крема. Так?
ПРИНЦ. Нет, ваше величество, это…
ИМПЕРАТРИЦА. Можно попробовать кусочек?
ПРИНЦ. Ваше…
ИМПЕРАТРИЦА. Ладно-ладно!.. Я и так догадаюсь. По запаху. Листья пряничные, а цветок… (Вдыхает запах). Запах… Что же в этом запахе? Немного июля… кусочек прохладной ночи… вода блестит в ручье… чей-то пиджак, наброшенный на мои плечи… ах!..
Принцесса подходит к ларцу, берет розу, укалывается и бросает ее на пол.
ПРИНЦЕССА. Ай! Она уколола меня. Она настоящая!
Большая пауза. Императрица приходит в себя, идет к трону, садится.
ИМПЕРАТРИЦА (ледяным голосом). Бессмертный император превратил все деревья в золото и плакал от счастья огромными бриллиантами. Он заплакал бы булыжниками, если бы узнал, что в его дворец принесли живой цветок. Насмехаться над его могуществом и издеваться над его делами я не позволю никому. Я лишаю вас звания Кавалера Золотого Кренделя и аннулирую Орден Золотого Пончика. Принцу я объявляю войну, а вам завтра утром отрубят голову. Нет! Сегодня! Нет! Я сделаю страшнее. Вы немедленно отправитесь пасти свиней. (Волшебнику). У нас тут свиней развелось пропасть. Волшебник, проводите гостя. (Уходя, принцу). А войну вашему Принцу я все-таки объявлю. Завтра утром. Или нет! Лучше через неделю. Так будет неожиданней.
Императрица уходит. Принцесса, уходя, встречается с Принцем глазами и показывает ему язык. Принц и волшебник остаются вдвоем. Выстраивают декорацию заднего двора.
ПРИНЦ (озабоченно). Она действительно объявит мне войну?
ВОЛШЕБНИК. Не беспокойтесь, Принц. У нас и солдат-то нет. Разве что игрушечные, золотые. Вот если бы был жив Император… (Пауза). Ну что, Принц? Вы не раздумали жениться?
ПРИНЦ. Нет.
ВОЛШЕБНИК. Но Принцесса капризна и своенравна. Пожалуй, не меньше, чем ее мать.
ПРИНЦ. В книгах, которые я читал, все принцессы благовоспитанны, надменны и скучны. А здесь я увидел совсем другое…
ВОЛШЕБНИК. Принц, я погорячился, вам не следовало нести розу в этот дворец.
ПРИНЦ. Нет-нет! Что вы? Наоборот!
ВОЛШЕБИК. Я надеялся, что роза напомнит ей… Да, видно, поздно… Все! Надо уходить. (Вдруг). Принц, вы хороший актер, и усы вам идут. Пойдем со мной! Я давно мечтал о бродячем театре.
ПРИНЦ. А как же свиньи?
ВОЛШЕБНИК. Нет здесь никаких свиней! Да и ничего здесь нет! Все понарошку, все ненастоящее. Даже золото – волшебное! Пойдем! Вы будете сочинять песни, я – сказки! Балаганчик! Зрители! Это же весело!
ПРИНЦ. Но я влюблен.
ВОЛШЕБНИК. Вот и прекрасно! Только влюбленные могут сочинять хорошие песни.
ПРИНЦ. А сказки?
ВОЛШЕБНИК (смутившись). Ну да, и сказки тоже.… Пойдем! Мы свободные люди!
ПРИНЦ. Я не свободен, а Принцесса несчастна. И я должен помочь ей.
ВОЛШЕБНИК. Как?
ПРИНЦ. Не знаю. У меня есть горшочек. (Достает невзрачный глиняный горшочек). Он достался мне от матери. В трудные времена я заполнял его водой и ставил на огонь, и он пел песни. Я слушал и понимал, что надо делать.
ВОЛШЕБНИК. Иногда лучше ничего не делать. Во всяком случае, удачи тебе, Свинопас! (Уходя). Я бы ушел.
Принц поет последний куплет своей песни.
Отца я помню молодым.
Он говорил, что слава – дым.
Не стоит слава умных лбов,
И что бессмертна лишь любовь!
И он сгорел, король-чудак,
А был для многих грозен.
И на могиле, словно знак,
Горит и пахнет роза.
Появляется Принцесса. Принц делает вид, что не замечает ее, разговаривает с воображаемыми свиньями.
ПРИНЦ (гнусавя). Кыш, кыш! Ты куда лезешь, Пятнашка? Серая, иди сюда! Покажи ухо. Ай-ай-ай! Опять ты терлась о золотое дерево? Вот теперь и ходи с золотым ухом.
ПРИНЦЕССА. Что ты делаешь?
ПРИНЦ. Пасу свиней.
ПРИНЦЕССА. Почему же я их не вижу?
ПРИНЦ. Потому, что в этом государстве все ненастоящее, все заколдованное. Деревья золотые, птицы механические, свиньи невидимые.
ПРИНЦЕССА. А я тоже ненастоящая?
ПРИНЦ. Конечно. Вот ты смотришь на себя в зеркало и думаешь: «Ах, какая я красивая!»
ПРИНЦЕССА. А на самом деле я уродка. Это я и сама знаю. А ты, значит, красавец?
ПРИНЦ. Да. Но только не в зеркале.
ПРИНЦЕССА. А кто здесь пел? Не ты ли, красавец?
ПРИНЦ. Нее. Я петь не умею. Это он. (Показывает на горшок).
ПРИНЦЕССА. Горшок? Он тоже заколдованный?
ПРИНЦ. А как же? Здесь всё заколдованное.
ПРИНЦЕССА. Ну, так пусть он споет и мне песенку.
ПРИНЦ (согласился). Пусть. Дотронься до него.
Принцесса дотрагивается до горшочка. Звучит музыка, и принцесса поет:
ПРИНЦЕССА. Ах, мой милый Августин,
Августин, Августин.
Ах, мой милый Августин,
Все прошло.
Красиво поет.
ПРИНЦ. Не очень. Сегодня он немного фальшивит.
ПРИНЦЕССА. А другие песенки он знает?
ПРИНЦ. Он все песенки знает и даже сам сочиняет. Только надо его как следует попросить.
ПРИНЦЕССА. Эй, горшок! Спой-ка мне песенку про киску!
Горшочек издает неприятные звуки.
ПРИНЦЕССА. Он что – сломался?
ПРИНЦ. Он никогда не ломается. Просто ты приказала, а надо попросить. Вежливо.
ПРИНЦЕССА. А я не умею, я ведь Принцесса. Да еще заколдованная.
ПРИНЦ. А ты представь себе на минутку, что ты расколдовалась и совсем не принцесса.
ПРИНЦЕССА. А кто же тогда?
ПРИНЦ. Дочь кухарки.
ПРИНЦЕССА. Ладно, сейчас попробую. (Нахмурила лоб, пробует представить себе, что она не принцесса). Ох, как это трудно, ведь мне каждую минуту говорят, что я Принцесса. (Изображает фрейлину). Не лижи тарелку, ты Принцесса, а не кошка! Не сиди в луже, ты Принцесса, а не свинья! Ух, как мне надоело быть принцессой. (Вдруг очень искренне). Горшочек, миленький, пожалуйста, спой мне песенку про маленькую пушистую киску с голубыми глазами.
Горшочек заиграл, а Принцесса запела.
ПРИНЦЕССА (поет). Утро рыжим котенком
На подушке моей
Ловит в лучиках тонких
Златохвостых мышей.
Утро вымыло ушки
И усы золотые.
Утро все в потягушках,
А глаза голубые.
Вот это да! А про лохматого кота можешь? (Поет).
День совсем разленился
И вздыхает в саду:
Что же я торопился?
И куда я иду?
День котом разомлевшим
Вдруг уселся в аллее,
Весь лохматый, как леший.
Лишь глаза зеленеют.
Здорово! А теперь про черную кошку! (Поет).
Ночь, как черная кошка,
Убежав от людей,
Ненавидит окошки,
Где тоска от огней.
Ей нисколько не спится.
Вся нагая, шальная,
Как кошачья царица,
Ночь глазами сверкает!
(В восторге). Какой у тебя замечательный горшочек! Продай мне его!
ПРИНЦ. Горшочек необычный. И цена, стало быть, тоже необычная. Десять поцелуев.
ПРИНЦЕССА. Всего десять?
ПРИНЦ. Ошибся. Сто!
ПРИНЦЕССА. Да за такой горшочек я готова тебя поцеловать хоть тысячу раз! (Смутилась). Только…
ПРИНЦ. Что?
ПРИНЦЕССА. А ты целоваться-то умеешь?
ПРИНЦ (признался). Не умею.
ПРИНЦЕССА. Я тоже. Хотя, кажется, я когда-то целовалась с мамой.
ПРИНЦ. С мамой я тоже целовался, но очень давно.
ПРИНЦЕССА. Видишь, какие мы с тобой старые, все позабывали. Ну, давай вспоминать.
ПРИНЦ. Давай.
Принцесса и Принц робко тянутся друг к другу губами. В это время появляются Императрица и Волшебник.
ИМПЕРАТРИЦА. Что?! Принцесса целуется со свинопасом?
ВОЛШЕБНИК. Принц, как вы могли?
ПРИНЦЕССА (отпрянув от Принца). Принц?
ИМПЕРАТРИЦА. Принц?
ПРИНЦ (виновато). Да, Принц.
ПРИНЦЕССА. Значит, и свиньи, и горшочек, и всё…– всё обман?!
Принц молчит.
ИМПЕРАТРИЦА (приняв позу разгневанной особы). Негодяй! Вон из моего государства!
ПРИНЦЕССА (встав рядом с матерью). Вон…
ИМПЕРАТРИЦА (Принцессе). И ты тоже – вон!
ПРИНЦЕССА. И я тоже – вон… Никому больше не поверю. Ни-ко-гда! (Уходит).
ВОЛШЕБНИК. Нехорошо получилось.
ПРИНЦ. Прощайте!
ВОЛШЕБНИК. Куда вы, Принц?
ПРИНЦ. Сгорать от стыда. (Уходит).
Императрица и Волшебник остаются вдвоем, долго молчат. Волшебник собирает реквизит, Императрица медленно снимает свою накидку, подходит к Волшебнику.
ИМПЕРАТРИЦА. Зачем ты вспомнил меня? Зачем вставил в свою сказку? Да еще в таком нелепом виде. У тебя есть двое прекрасных ребят. Вместе с тобой это уже труппа. Твоя мечта сбылась.
ВОЛШЕБНИК. Сегодня утром мне было особенно тоскливо и так тебя не хватало. И потом, ты всегда жила в моих сказках. Кем ты только не была там! То бузиновой матушкой, то снежной королевой. А однажды я вообразил тебя Снеговиком, который тосковал о раскаленной печке.
ИМПЕРАТРИЦА. Но ведь ты сам ушел. И хлопнул дверью.
ВОЛШЕБНИК. Ты меня прогнала.
ИМПЕРАТРИЦА. Я любила и не хотела делить тебя с твоими историями. Они всегда были у тебя на первом месте.
ВОЛШЕБНИК. Наверно, я виноват перед тобой?
ИМПЕРАТРИЦА. Перед нами обоими. И перед ребятами, которым ты морочишь голову. Тебе уже много лет, но ты не можешь остановиться. Неужели ты не понимаешь, что твои истории обезоруживают людей, лишают их уверенности.
ВОЛШЕБНИК. Они учат сострадать и любить.
ИМПЕРАТРИЦА. Сентиментальная чепуха. И своих актеров ты калечишь. Они играют в какие-то детские игры вместо того, чтобы любить, целоваться, работать, растить детей…
ВОЛШЕБНИК. Печь булочки…
ИМПЕРАТРИЦА. Да, и печь булочки. Ты лишаешь их простого земного счастья.
ВОЛШЕБНИК. Я предлагаю им весь мир!
ИМПЕРАТРИЦА. Что они с этим миром будут делать? Нищенствовать, читать проповеди и тосковать о том, что не произошло, но могло произойти?
ВОЛШЕБНИК. Они сами решат, что им делать.
ИМПЕРАТРИЦА. Сами? Но ты не даешь им думать самим. Ты сводишь и разводишь их по своему желанию.
ВОЛШЕБНИК. У них есть право выбора.
ИМПЕРАТРИЦА. Они выберут тебя. Они твои пленники.
ВОЛШЕБНИК (помолчав). Прошу тебя, помоги мне. Давай доиграем этот акт, потом я отпущу тебя. А что будет дальше, я и сам не знаю.
ИМПЕРАТРИЦА. Подай мне реплику, несчастный ты человек.
ВОЛШЕБНИК. А реплики нет. Есть только ремарка: Императрица подходит к розе, которую бросила Принцесса, медленно поднимает ее и поет.
ИМПЕРАТРИЦА (подняв розу, поет).
Посмотри, мой друг, на эту розу.
Помнишь этот сладкий аромат?
ВОЛШЕБНИК.
Да, я помню, как сто лет назад
Так же пахнул наш старинный сад.
Там не целовались мы ни разу.
Были вы прекрасны, словно роза,
И колючи так же, как она.
ИМПЕРАТРИЦА.
Я была тогда совсем юна.
Ты топтался робко у окна,
Не поцеловав меня ни разу.
Мы с тобой пылали, как две розы.
Я боялась, мы сгорим тогда.
ВОЛШЕБНИК.
Но на пламя капнула вода.
ИМПЕРАТРИЦА.
Мы с тобой расстались навсегда,
ВМЕСТЕ.
Не поцеловавшись – ах! – ни разу!
Императрица медленно уходит, как бы прощаясь навсегда, Волшебник смотрит ей вслед. Выходят молодые актеры уже в своих одеждах, начинают тихонько петь:
Им не скучно втроем,
Перекусят, пошутят и – дальше.
Едут ночью и днем
Два актера и старый шарманщик.
В песню врывается Волшебник, разрушает ее, возникает какая-то новая мелодия. Если необходимо, то здесь можно сделать антракт.

А если нет, то на глазах зрителей делается перестановка, ставится картонный домик. Актеры переодеваются. Волшебник выходит вперед.
ВОЛШЕБНИК. Крибле, крабле, бумс! Что в переводе с датского означает, – продолжим нашу беседу. Слышите? Кто-то плачет. (Раздается плач). Может быть, это моей мышке тесно у меня в кармане? (Достает из кармана мышку, играется с ней). Нет, это не мышка. (Плач – громче). А-а! Это, наверно, новая сказка обиделась на нас за то, что мы ее долго не начинаем. Нет, голос, вроде, не похож. Ну, конечно же, это Принцесса! Ее выгнали из дворца за то, что она целовалась со свинопасом. Ее никто не любит, она сама никого не может полюбить и очень страдает из-за этого.
Появляется Принцесса, хромая, оборванная.
ПРИНЦЕССА (поет). Ах, мой милый Августин,
Августин, Августин.
Ах, мой милый Августин,
Все прошло!
Вот видишь, мой добрый Волшебник – и этот платок уже совсем мокрый.
ВОЛШЕБНИК. Ах, Принцесса, стоит ли расстраиваться из-за таких пустяков? Хотите, я подарю вам дюжину волшебных платков? Сколько бы вы ни плакали, они всегда будут сухими.
ПРИНЦЕССА. Ну, Волшебник! Ты же все можешь. Сделай так, чтобы в меня влюбился прекрасный Принц.
ВОЛШЕБНИК. Не могу.
ПРИНЦЕССА. Почему?
ВОЛШЕБНИК. Принцесса, боюсь, что вы не совсем понимаете, чего хотите. Когда-то, лет сто назад, я был влюблен, но ничего хорошего из этого не вышло. И потом, любовь – это опасная дорога. Каждый вступает на нее впервые, и никто не знает, что с ним произойдет. На этой дороге умный становится глупым, а дурак – умным. Злой может превратиться в доброго, а добрый… Словом, стоит ли рисковать?
ПРИНЦЕССА. Ну, Волшебник! Ну, миленький! Ну, пожалуйста! Хочешь, чтобы я встала на колени? Я приказываю тебе!
ВОЛШЕБНИК. Ах, так! Ладно! Но за то, что случится, я не отвечаю. (Достает мышку, играет с ней).
ПРИНЦЕССА. Что ты делаешь?
ВОЛШЕБНИК. Не мешайте. Я работаю. Все! Готово!
ПРИНЦЕССА. Что?
ВОЛШЕБНИК. Он уже влюбился в вас.
ПРИНЦЕССА. Кто?
ВОЛШЕБНИК. Принц. Он здесь, в этой коробке.
ПРИНЦЕССА (читает). «Оловянные солдатики». Что это?
ВОЛШЕБНИК. Подарок. Я превратил его в оловянного солдатика. А вам придется стать обыкновенной танцовщицей. Нет! Лучше – не обыкновенной, а бумажной.
ПРИНЦЕССА. Но…
ВОЛШЕБНИК. Никаких «но»! Таковы мои условия. (Набрасывает на Принцессу прозрачный газовый шарф. Та исчезает). Должны же и вы что-то понять, а то: «приказываю» да «подайте»! (Выходит вперед). Жили когда-то двадцать пять оловянных солдатиков, родных братьев по матери – старой оловянной ложке; ружье на плече, голова прямо, красный с синим мундир – ну прелесть, что за солдатики! Все солдатики были абсолютно одинаковы, кроме одного, который был с одной ногой. Его отливали последним, и олова немного не хватило, но он стоял на своей одной ноге так же твердо, как другие на двух; и он-то как раз и оказался самым замечательным из всех.
Появляется актер, который был раньше Принцем. Теперь он Солдатик.
СОЛДАТИК (поет).
Не генерал и не капрал,
А просто рядовой.
Я никогда не воевал,
Но вот с одной ногой.
Кругом идут, бегут кругом,
В заботах, как в бою.
А я в мундире и с ружьем
Стою, стою, стою.
Мой долг, мой крест, моя судьба,
Благословенный дар:
Ни шагу прочь и на себя
Переводить удар.
Летит ли пуля, смерч идет,
У смерти на краю
Я, как последний патриот,
Стою, стою, стою.
Я, как огонь или вода,
Не требую наград.
Вперед не выйду никогда,
Не поверну назад
А если чувствую тоску
И вспомню про семью,
Тогда я на своем посту
Тихонечко пою.
ВОЛШЕБНИК. На столе, где очутились солдатики, было много разных игрушек, но больше всего бросался в глаза чудесный дворец из картона. Сквозь маленькие окна можно было видеть дворцовые покои. Все это было чудо, как мило, но всего милее была барышня, стоявшая на самом пороге дворца. (Появляется Принцесса, теперь она Танцовщица, становится на одной ножке возле домика). Барышня стояла на одной ножке, вытянув руки, – она была танцовщицей, – а другую ногу подняла так высоко, что наш солдатик ее и не заметил, и решил, что красавица тоже одноногая, как и он.
СОЛДАТИК. Вот бы мне такую жену! Да она, как видно, из знатных, живет во дворце, а у меня только и есть, что коробка, да и то нас в ней набито двадцать пять штук, ей там не место! Но познакомиться все же не мешает.
Танцовщица поет и танцует.
Грациозность движений –
Это тоже талант.
Я замру на мгновенье,
Сделав легкий батман.
Птицы в небе летают,
Я парю на земле.
И цветы, распускаясь,
Аплодируют мне.
Вся порыв и отвага,
Я кружусь все быстрей.
Я легка, как бумага
Со стихами - на ней.
Как изящные стансы,
Моя жизнь коротка.
Я мгновения в танце
Задержу на века.
СОЛДАТИК. Ээ… да у нее две ноги! Но если она на одной умеет держаться так ловко, то, как же крепко она стоит на двух! Нет, она мне не пара. Не стоит и пытаться. Она только посмеется надо мной. Лучше я буду смотреть на нее и молчать. Может быть, мне повезет, и она обратит на меня внимание.
ВОЛШЕБНИК. И он притаился за табакеркой, которая стояла тут же на столе. Поздно вечером всех других оловянных солдатиков уложили в коробку, и все люди в доме легли спать. Теперь игрушки сами стали играть в гости, в войну и в бал.
Не тронулись с места только танцовщица и оловянный солдатик.
Пробило двенадцать. Щелк! – и табакерка раскрылась. Там не было табака, а сидел маленький черный тролль: табакерка-то была с фокусом. (Изобразил тролля). Эй ты, оловянный солдатик! Чего глядишь, куда не надо?
Волшебник-тролль подскочил к Танцовщице, подхватил ее, и они понеслись в каком-то бешеном галопе вокруг Солдатика. Тролль исчез, и Принцесса осталась наедине с Солдатиком.
ТАНОВЩИЦА. Уставился! Эдак он дырку прожжет во мне своими глазищами. (Солдатику). Ты меня сразу поджаришь или сначала разрежешь на мелкие кусочки? Ку-со-чеч-ки. (Солдатик молчит). Ты глухой? Или немой? Или все вместе? (Про себя). Ну, надо же, как мне не повезло. Мало того, что без ноги, так еще и глухонемой. Одни глаза остались! Правда, глаза ничего. Моргают. И грудь, как парус. Ты не уплывешь? Палочку-то поставь. Это, которое ружье. Не понимаешь? К но-ге! (Солдатик ставит ружье к ноге). Понял! На пле-чо! (Солдатик выполняет команду). Отлично! Шаго-ом… (Солдатик вздрогнул, Танцовщица испугалась). Отставить! Эта команда не для тебя. Ты ведь в карауле. А кого ты караулишь? Меня? Чтобы я не убежала? А если я все-таки убегу? (Солдатик делает движение). Не бойся. Я тоже заколдована. И к тому же меня никто не любит. Кроме тебя. А я так вообще никого не люблю. Это, наверно, ужасно, если ты никого не любишь? Правда? (Пауза). А ты стойкий. И умный. По крайней мере, ты не перебиваешь меня и не читаешь нравоучений, как другие. И с тобой не скучно, потому что ты умеешь слушать. А ты правда меня любишь? (Солдатик делает движение). Нет! Лучше не отвечай, а то скажешь какую-нибудь глупость, и я в тебе разочаруюсь. Видишь ли, мой стойкий оловянный Солдатик, я открою тебе секрет. Ты умеешь хранить секреты? Конечно, умеешь. Так вот… Я никого не могу полюбить, потому что больше всего на свете я люблю танцевать. По-моему, у меня талант. А предать свой талант, это, значит, предать себя. Но мне хочется, чтобы меня любили. Нет-нет, мне не нужно слов: слова так часто лгут. Но глаза… Они обманывать не умеют. (Без перехода). Уходи отсюда! Вообще уходи! Навсегда! От тебя все равно никакого толку. Только пялишься на меня, как обжора на сковородку. Да еще одноногий. Ни потанцевать с тобой, ни в театр сходить! Уходи! Слышишь!? Я ненавижу тебя! Стоишь? Ну, так я сама уйду! Волшебник! (Появляется Волшебник). Пусть он уйдет, исчезнет, сгинет!
ВОЛШЕБНИК. Но ведь вы сами хотели…
ТАНЦОВЩИЦА. Хотела, перехотела! Смотри, какая у него грудь. Как парус! Вот пусть и плывет! Пусть утонет! Пусть его проглотит рыба! Все! Я устала! Оставьте меня!
Принцесса-Танцовщица скинула пуанты, смяла и швырнула свой прекрасный прозрачный шарф. И уже не ясно, кто она: Танцовщица ли или взбунтовавшаяся актриса. Ушла в домик. Солдатик замер. Волшебник растерян. Спектакль сорван. Волшебник подходит к Солдатику.
ВОЛШЕБНИК. Да… не вышло. Вольно.
Солдатик опускает ружье и становится на обе ноги. Спектакль окончен, хотя до конца еще далеко.
ОН. Что теперь будет?
ВОЛШЕБНИК. Не знаю. Что я, астролог? Плохо будет. Она и раньше была не сахар. А теперь… Скорее разорвется пополам, чем уступит.
ОН (медленно снимая с себя мундир). Наверно, мне лучше уйти.
ВОЛШЕБНИК. Кто знает? Принцесс никогда не поймешь. Если они на вас сердятся, то это означает, что, возможно, они хорошо к вам относятся, а, если улыбаются, то вполне можно предположить, что уже приготовлена усыпанная бриллиантами плаха, на которой вам отрубят голову алмазным топором. Единственный способ понять, чего им не надо, это в точности исполнить все, что они хотят.
ОН (задумался). Да… конечно…
ВОЛШЕБНИК. Прости меня.
ОН (надевая на себя только что снятый мундир и снова превращаясь в Солдатика). Нет-нет! Я сам этого хотел.
ВОЛШЕБНИК. Было! Было! Все это уже было! Давай прекратим эту сказку, пока не поздно!
СОЛДАТИК. Нет! Я уже вступил на эту дорогу и должен пройти по ней до конца.
ВОЛШЕБНИК. Но ты видишь, какая она…
СОЛДАТИК. Она непредсказуема и прекрасна!
ВОЛШЕБНИК. Ты же Принц! У тебя есть свое, пусть маленькое, но королевство. А принцесс на свете много!
СОЛДАТИК. Моё королевство превратится в тюрьму, если там не будет Моей Принцессы.
ВОЛШЕБНИК. Ты уже делал ей предложение. Помнишь, ты подарил ей розу? А она отвергла её, потому что роза была настоящая.
СОЛДАТИК. Она просто не знала, что такое – настоящее.
ВОЛШЕБНИК. Ты принес ей соловья…
СОЛДАТИК. А она даже не захотела на меня взглянуть, зато потом целовала свинопаса за игрушки. Это правда. Но мне кажется, что теперь она совсем другая. Настоящее уже дотронулось до её сердца, просто она боится в этом признаться.
ВОЛШЕБНИК. Она прогнала тебя.
СОЛДАТИК. Возможно, она не понимает, что с ней происходит и злится из-за этого.
ВОЛШЕБНИК. Значит, ты решился…
СОЛДАТИК (встал по стойке смирно, ружьё на плече, грудь вперёд). Да, решился.
ВОЛШЕБНИК. Тогда в дорогу! Вот тебе лодка. Правда, не ахти какая, из обыкновенной газеты. Но ведь гибнут и большие корабли, всё зависит от капитана. Прощай, благородный принц. Стойкий оловянный солдатик! Штурман канав и луж! Не знаю, что найдёшь ты в этом бою, но пусть будут благосклонны к тебе встречные щепки и водяные крысы!
Волшебник выходит вперёд и продолжает сказку.
Утром проснулись дети и поставили оловянного солдатика на окно. Вдруг окно распахнулось, и наш солдатик полетел вниз головой с третьего этажа, – прямо в ушах засвистело! – и с маху врезался в щель между камнями мостовой. Сейчас же выбежали на поиски, но, сколько ни старались, найти солдатика не могли. Начал накрапывать дождик он шел все сильнее, наконец, хлынул ливень. А когда прояснилось, пришли двое уличных мальчишек, сделали из газетной бумаги лодочку, посадили туда оловянного солдатика и пустили в канаву. Ну и ну! Огромные волны гуляли по канавке! Течение так и несло, - не мудрено после такого ливня! Лодочку бросало и вертело во все стороны! Оловянный солдатик весь дрожал, но он держался стойко и не изменился в лице: ружье на плече, голова прямо, грудь вперед!
СОЛДАТИК и ВОЛШЕБНИК (вместе). Куда меня несет? Ах, если бы со мной сейчас была та красавица!
Солдатик, Принцесса и Волшебник выходят вперед. К ним присоединяется Императрица. Вместе поют.
Дождь слагал не стихи, а рассказ
О любви и о том, что впервые
О любви свои строчки кривые
Он рисует на стеклах для нас.
Дождь слагал не стихи, а рассказ.
Постепенно вступая в экстаз,
О любви он слагал уже повесть.
Он писал, торопясь, беспокоясь,
Океан выливая на нас.
Океан выливая на нас.
О любви, под названием - ЖИЗНЬ
И о жизни, которая смеет,
Превращая любовь в эпопею,
Сочинять проливные дожди
О любви под названием – ЖИЗНЬ.
Волшебник выходит вперед. Песня уже закончилась, но музыка еще звучит.
ВОЛШЕБНИК. Лодочка наполнилась водой до краев и стала тонуть. Бумага! Бумага совсем размокла… (Волшебник опустил воображаемую лодочку на пол и вместе с ней опустился на колени.) Где ты, дорогая моя? Знаешь ли, как тоскует по тебе мое сердце? Чувствуешь ли, как тяжело мне сейчас? Чернила иссякли в моей душе, и самая лучшая сказка осталась недописанной.
ИМПЕРАТРИЦА. Все не успокоишься, несчастный ты человек. Ты весь мир покорил своими историями, зачем тебе еще одна, самая грустная сказка на свете?
ВОЛШЕБНИК. Неужели ты не видела? Неужели не замечала?
ИМПЕРАТРИЦА. Беда в том, что я видела все.
ВОЛШЕБНИК. Как только у меня появлялась свободная минута, я мчался к тебе, в твой сад…
ИМПЕРАТРИЦА. Конечно! Ты со скоростью света проносился мимо меня к моим розам и ухаживал за ними так, как будто меня нет рядом.
ВОЛШЕБНИК. Но разве розы не рассказывали тебе, что я шептал в их нежные лепестки?
ИМПЕРАТРИЦА. В этом не было надобности. Я не раз замечала, как чайные розы становились пунцовыми от твоего горячего шепота.
ВОЛШЕБНИК. Я вылечил горло твоему соловью и научил его петь такие песни, чтобы у тебя замирало сердце.
ИМПЕРАТРИЦА. Что толку в этом, если рядом не было тебя. Розы смущали меня своим запахом, соловей сводил с ума бесстыжими песнями. Все твердили мне о твоей любви, кроме тебя самого. А в довершение всего ты придумал бродячий театр, в котором, конечно же, в мою честь пели баллады, били в литавры и разыгрывали шутовские интермедии. Там было все, кроме одного…
ВОЛШЕБНИК. Чего же там не было?
ИМПЕРАТРИЦА. Меня. Ты так и не впустил меня в свой мир. Ты боялся, что я разрушу его. И правильно боялся. Камня на камне я не оставила бы в твоих историях, потому что мне ты был нужен целиком, а не пополам с твоей славой.
Императрица исчезла. Каким-то непонятным образом вместо нее оказалась Танцовщица.
ТАНЦОВЩИЦА. Что ты натворил, мой добрый Волшебник? Я хочу танцевать, но у меня не поднимаются ноги, будто их привязали к земле толстыми веревками. Руки стали тверже картона, а мой смех похож на звук рвущейся бумаги, и слезы не текут из глаз, а падают в меня, как водопад, и скоро я совсем размокну от соленого моря внутри меня.
ВОЛШЕБНИК. Наверно, я плохой Волшебник. Мне трудно понять вас. Вы хотели, чтобы вас полюбили. Я сделал это. Вы остались недовольны и потребовали гибели того, кто виноват только в том, что смотрел на вас, как на божество. Теперь его нет, и вам опять плохо.
ТАНЦОВЩИЦА. Да, ты не понимаешь меня. А он понимал. Он мог часами слушать мою болтовню и не злиться. Ах, как мы разговаривали с ним!
ВОЛШЕБНИК. Может быть, я оглох, но я не слышал, чтобы он сказал вам хотя бы одно слово.
ТАНЦОВЩИЦА. Нет! Он сказал! Он сказал, что я лучше всех, что у меня талант, что у меня прекрасные руки и грустные глаза. А ты убил его. Моего единственного друга. Ты послушался слов капризной девчонки, но не услышал ее сердца.
ВОЛШЕБНИК. Да… я так и думал… (пауза). Это любовь ослепила меня и лишила слуха.
ТАНЦОВЩИЦА. Что?
ВОЛШЕБНИК. Я знал, что дорога любви загадочна и прекрасна, но я никогда не предполагал, что на ней так много боли и несправедливости. Я виноват, потому что не поверил вам. Так же, как и ей когда-то. И когда я встретил Принца, давно и безнадежно в вас влюбленного, я уговорил его стать одноногим оловянным солдатиком. Я хотел проучить вас… Я, старый мудрый Волшебник, оказался глупцом на этой дороге, а он… он не только не стал хуже, а даже пошел на смерть ради вас и погиб с вашим именем на губах. (Поет).
Горят все дела и расчеты,
Горит за рекою закат.
И тысячи алых пощечин
На кленах осенних горят.
Но не вернуться уже теперь мне,
Не перепрыгнуть в сто лет назад.
За то, что хлопнул когда-то дверью,
Сегодня щеки мои горят.
Горели глаза за вуалью,
Взрывались, как порох, слова.
Неслыханной песней прощальной
Гудели в камине дрова.
Но не вернуться уже теперь мне,
Не перепрыгнуть в сто лет назад.
За то, что хлопнул когда-то дверью,
Сегодня щеки мои горят.
Песня закончилась. Волшебник сидит на пеньке, Танцовщица подходит к нему, гладит его по голове.
ТАНЦОВЩИЦА. Ты ошибся, Волшебник. Вместо чудесной сказки у тебя опять вышла печальная история с плохим концом. Но я не виню тебя. Ты сделал все, что мог.
ВОЛШЕБНИК. Но сказка еще не закончилась. И как бы ни был плох конец, надо его рассказать. Насколько я понял, Принцесса, то бишь, маленькая бумажная Танцовщица, вы хотите, чтобы Солдатик вернулся?
ТАНЦОВЩИЦА. А разве это возможно?
ВОЛШЕБНИК. В сказке возможно все!
ТАНЦОВЩИЦА. Тогда скорее…
ВОЛШЕБНИК (перебивает). Подождите! Я не сказал главного. Дорога любви – волшебная дорога. Если ты идешь по ней один, то начинаешь понимать, о чем говорят звезды и бормочут камни. Ржавая штопальная игла, куст бузины, даже собственная тень становятся героями удивительных историй. Ты одинок, но тебя окружают сотни благодарных слушателей. Их глаза ненасытны. Они сияют и просят: «Еще! Еще!» И ты говоришь. Про Снежную Королеву и Дюймовочку, про Русалочку и Ромашку. Гадкий утенок превращается в лебедя, а дикие лебеди – в красавцев принцев. Ты говоришь, говоришь, а новые истории уже толпятся у тебя в голове и требуют выхода, и ты не можешь остановиться на этой дороге, если ты один. Но стоит на этой дороге встретить Кого-то и прикоснуться к нему, как мир замолкнет, краски исчезнут, даже лучшие истории станут скучными и потеряют всякий смысл. И вы сгорите, потому что пламя любви – самое жаркое пламя на свете.
ТАНЦОВЩИЦА. Значит, если я и Солдатик встретимся и прикоснемся друг к другу…
ВОЛШЕБНИК. Вы сгорите, а Солдатик расплавится. И это уже не моя вина.
ТАНЦОВЩИЦА. Ну, раз так… (Пауза). Пусть будет, как будет…
ВОЛШЕБНИК. Пусть будет, как будет…(Зрителям). Оловянный солдатик пошел было ко дну, но тут его проглотила рыба. Какая темнота, да еще страх, как тесно! Но оловянный солдатик держался стойко и лежал, вытянувшись во всю длину. Рыба металась туда и сюда, выделывая самые удивительные скачки, но вдруг замерла, точно в нее ударила молния. Блеснул свет и кто-то закричал: «Оловянный солдатик»! Дело в том, что рыбу поймали, свезли на рынок, потом она попала на кухню, и кухарка распорола ей брюхо большим ножом. Кухарка взяла оловянного солдатика двумя пальцами за талию и понесла в комнату, куда сбежались посмотреть на замечательного путешественника все домашние. Но оловянный солдатик ничуть не загордился.
Императрица, превратившись в кухарку, вывела Солдатика на середину сцены.
СОЛДАТИК (поет). Я как огонь или вода
Не требую наград.
Вперед не вырвусь никогда,
Не поверну назад.
ВОЛШЕБНИК. Его поставили на стол, и – чего-чего не бывает на свете! – он оказался в той же комнате, увидел тех же детей, те же игрушки и чудесный дворец с прелестной маленькой танцовщицей.
Волшебник подвел Танцовщицу к Солдатику и оставил их наедине. Они молчали долго.
ТАНЦОВЩИЦА. Как хорошо, что ты вернулся.
СОЛДАТИК. Да.
ТАНЦОВЩИЦА. Ты ведь больше не покинешь… свой пост? Даже если я тебя прогоню? Правда?
СОЛДАТИК. Правда.
ТАНЦОВЩИЦА. А ты целовался когда-нибудь?
СОЛДАТИК. Один раз.
ТАНЦОВЩИЦА. Наверно она была какая-нибудь принцесса?
СОЛДАТИК. Да, Принцесса.
ТАНЦОВЩИЦА. Ненавижу принцесс!
СОЛДАТИК. За что?
ТАНЦОВЩИЦА. И очень красивая?
СОЛДАТИК. Очень.
ТАНЦОВЩИЦА. Значит, уродина. Ты любил ее?
СОЛДАТИК. И сейчас люблю.
ТАНЦОВЩИЦА. Вот как? А я думала… Я тоже целовалась. Сто раз! Со свинопасом.
СОЛДАТИК. Я знаю.
ТАНЦОВЩИЦА. Откуда?
СОЛДАТИК. Я и был тем самым свинопасом.
ТАНЦОВЩИЦА. Ты? Значит… (Поет).
Так это ты большую розу,
Значит, срезал для меня?
СОЛДАТИК. Ну да, а что?
ТАНЦОВЩИЦА. Так это ты мне подарил
В чудесной клетке соловья?
СОЛДАТИК. Ну да, а что?
ТАНЦОВЩИЦА. Ведь роза уколола,
Больно клюнул соловей.
СОЛДАТИК. Ну да, а что?
ТАНЦОВЩИЦА. А то, что хочется сейчас,
Чтоб стало мне еще больней.
СОЛДАТИК. Ну да, а что?
Они тянутся друг к другу.
ОНА. Не прикасайся ко мне!
ОН. Почему?
ОНА. Смотри, какой ты стал горячий – от тебя так и пышет.
ОН. А разве должно быть иначе?
ОНА. Я тоже вот-вот вспыхну.
ОН. Разве это плохо?
ОНА. Ты ничего не понимаешь! Если мы прикоснемся друг к другу, я сгорю, а ты расплавишься. И нас больше не будет. Не будет солнца, не будет балаганчика – ничего не будет! И сказка кончится. А наш бедный волшебник останется совсем один.
ОН. Я не подумал об этом.
ОНА. Мы не можем оставить его.
ОН. Выходит, мы будем все время вместе, но никогда не прикоснемся друг к другу?
ОНА. Я всегда буду чувствовать твою руку рядом с моей, а твое плечо рядом с моим.
ОН. Но я не смогу подать тебе руку, а на мое плечо ты не сможешь опереться.
ОНА. Зато я буду слышать твое дыхание и знать, что ты рядом.
ОН. А мне останется только смотреть на тебя. Всю жизнь!?
ОНА. Нет, мой Стойкий Солдатик! Мы будем много путешествовать. Ты будешь петь песни, которых никто никогда не пел, а я – танцевать, как никто до меня, а Волшебник – выдумывать удивительные сказки, в которых мы будем играть самые разные роли. То я стану Свиньей-копилкой.
ОН. А я – Гансом-чурбаном!
ОНА. То я превращусь в подснежник.
ОН. А я – в навозного жука.
ОНА. И нам не будет скучно втроем на этой дороге.
ВОЛШЕБНИК (вдруг возник). А вот это уже безобразие! Додуматься только! Они будут всю жизнь жалеть бедного Волшебника и терзать друг друга ради каких-то песенок и танцулек?
ОН и ОНА (вместе). Ради сказок!
ВОЛШЕБНИК. Молчите! Что вы знаете об этом? Когда тоскливыми вечерами, заблудившись на дорогах любви, не знаешь, где укрыться от непогоды, на помощь приходят сказки. Они превращают листья папоротника в надежную крышу, а мокрый мох в королевскую постель и прижимаются к тебе, пока дождь льет, как из ведра печальными концами без всяких начал. А потом приходят начала, и концы светлеют, и уже утро носится по лесу, будоража птиц, и ты смеешься от изобилия сказок вокруг тебя. Вон подмигивает ласточка: она наверняка что-то знает про лягушонка, мечтающего жениться на крошечной девочке. А вон плывет по реке калоша. Почему бы ей не быть калошей счастья, которую потеряла Фея Печали? Нет! Я не выдумываю сказки, я живу среди них. Эти непослушные сорванцы носятся, где попало, и делают, что хотят. Они смеются, если им весело, плачут, если грустно. И они не терпят лжи! А вы хотите лгать! Потому что любить друг друга и не целоваться – это самая большая неправда на свете! Принцесса, протяните руку! Принц! – позвольте мне вас так величать – шагните навстречу! Не беда, что у вас одна нога! В Сказке возможно все, кроме лжи! Так давайте закончим ее так, как услышал и записал ее Великий Сказочник Ханс-Кристиан Андерсен!
Он и Она выходят вперед и заканчивают сказку.
ОН. Один из мальчиков схватил оловянного солдатика и ни с того ни с сего швырнул его прямо в печку. Оловянный солдатик стоял, охваченный пламенем: ему было ужасно жарко, от огня или от любви – он и сам не знал.
ОНА. Краска с него совсем слезла, он весь полинял; кто знает от чего – от дороги или от горя.
ОН. Он смотрел на Танцовщицу, она на него, и он чувствовал, что тает, но все еще держался стойко с ружьем на плече.
ОНА. Вдруг дверь в комнате распахнулась, ветер подхватил Танцовщицу, и она, как сильфида, порхнула прямо в печку к оловянному солдатику, вспыхнула разом – и конец!
ОН. А Оловянный Солдатик растаял и сплавился в комочек.
ИМПЕРАТРИЦА. На другой день горничная выгребала из печки золу и нашла маленькое оловянное сердечко.
Слышится стук сердца. Это начало финальной песни, той самой, что звучала вначале.
На дорогах любви…

КОНЕЦ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования