Общение

Сейчас 379 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Страница шестая

Необычной была премьера в Театре имени Евг. Вахтангова, состоявшаяся 13 ноября 1937 года. Как-то особенно были взволнованы и зрители и актеры. Еще бы! Впервые в истории на сцене воплощается образ В. И. Ленина. Театр подготовил спектакль по пьесе Н. Ф. Погодина «Человек с ружьем».
Прошли эпизоды на фронте, в особняке миллионера Сибирцева, и вот перед зрителями возник сводчатый, уходящий вдаль коридор Смольного. Взад и вперед деловито сновали по нему люди, проходил отряд вооруженных красногвардейцев... Неожиданно из глубины коридора появился Ленин и характерной энергичной походкой пошел прямо на зрителей. В одном порыве поднялся весь зал и разразился бурной овацией. Зрители увидели не актера, а живого Ильича, настолько образ, воплощенный Б. В. Щукиным, совпал с представлениями о Ленине, которые жили в народе.
В спектакле «Человек с ружьем» и в замечательной актерской работе Щукина как бы слились весь предшествующий опыт, все творческое богатство нашего театра.
В 30-е годы советское искусство вступает в новый период развития. Единство мировоззрения, стремление служить своим творчеством Родине, народу объединяет и сближает деятелей всех видов искусств — писателей, художников, композиторов, работников театра и кино. В этих условиях замкнутые организации типа РАПП становятся преградой на пути развития искусства и литературы. Постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций», принятое 23 апреля 1932 года, покончило с механическим делением советских художников на пролетарских, непролетарских, попутчиков и т. п. РАПП и аналогичные организации были ликвидированы. Вместо них создавались единые, творческие союзы — писателей, художников, композиторов.
В 1934 году собрался Первый Всесоюзный съезд писателей. И хотя речь на нем шла главным образом о литературе, съезд, по существу, подвел итоги развития всей нашей художественной культуры за годы Советской власти. Рожденное после Великого Октября новое искусство, призванное не только отражать, но и преобразовывать жизнь, получило название искусства социалистического реализма.
Театры все больше стремятся отобразить жизнь народа во всей ее полноте и богатстве, раскрыть глубины человеческих характеров, выразить самую сущность нового героя. И здесь на помощь актерам приходила система К. С. Станиславского.
Идейность и сознательность творчества, высокие гражданские, этические требования, искусство перевоплощения и переживания составляют основу системы Станиславского. Она учит актеров управлять своим вдохновением, ведет их к искусству больших мыслей и чувств, способному оставить неизгладимый след в душе и сознании зрителей.
Народный артист СССР Л. М. Леонидов говорил, что современные советские актеры — прежде всего сознательные граждане своего государства. И играют они сейчас иначе, чем прежде. Каждая мысль, подаваемая со сцены, звучит массивнее, в нее больше заложено. Леонидов подчеркивал новую характерную черту нашего театра — тяготение к масштабности, к широким социальным и философским обобщениям.
Много было в 30-е годы замечательных актерских созданий. Каждое из них отличали индивидуальный почерк исполнителя и своеобразие той школы, к которой принадлежал актер. Но сейчас нас интересуют не различия (мы вернемся к ним в разговоре о классике на сцене), а то общее, что объединяет эти образы, что было основным на данном этапе развития советского театра, что подготовило появление «Человека с ружьем» в Театре имени Евг. Вахтангова.
В ряду этих созданий — образ хирурга Платона Кречета, воплощенный Б. Г. Добронравовым («Платон Кречет» А. Е. Корнейчука, МХАТ). Платон Кречет полон страстной мечтой — продлить жизнь людей, вернуть человечеству миллионы солнечных дней. Все слова, поступки Кречета Добронравов окрашивал этим стремлением. И зрители прощали Кречету его суховатость и нелюдимость, его прямолинейную грубоватость. Они чувствовали значительность этого человека, целиком устремленного в свой смелый и рискованный поиск. А когда в минуты откровения он начинал вдохновенно говорить о своих мечтах, когда под его тонкими, гибкими пальцами хирурга проникновенно пели струны скрипки, — открывалась его романтическая, поэтическая душа, полная горячей любви к людям.
Добронравов стремился достигнуть абсолютной жизненной достоверности, овладеть профессиональными навыками хирурга. Готовя роль, он бывал в больницах и клиниках, подолгу наблюдал за операциями.
В ином, комедийном ключе решал И. В. Ильинский образ председателя колхоза Саливона Чеснока в спектакле Малого театра «В степях Украины» А. Е. Корнейчука.
Чеснок — солидный человек, орденоносец, председатель колхоза «Смерть капитализму». Он ведет правильную партийную линию. Но в запале, в задоре он совершает порой нелепые поступки, вызывающие смех зрителей. Чеснок Ильинского ведет упорную «войну» со своим идейным противником — председателем отстающего колхоза «Тихая жизнь» Галушкой.
Он то вступает в открытую драку с «противником» и «с фланга заезжает ему по уху», то изо всех сил старается заглушить своим патефоном патефон соседа, то запрещает своему сыну жениться на дочери Галушки.
Но, смеясь над слабостями Чеснока, зрители не переставали горячо его любить, потому что поступки председателя колхоза вытекали из его страстного желания сделать жизнь народа богаче и лучше. Подчиняя комедийные краски главной идее образа, Ильинский сделал Чеснока настоящим положительным героем, болеющим за судьбы всей страны.
Извечный драматический конфликт чувства и долга для Платона Кречета, Чеснока теряет свое значение. Эти люди служат народу, идут на риск, если надо, — на смерть по искреннему велению сердца; иного пути для себя они не знают.
Если Кречет, Чеснок начинают свою сценическую жизнь уже зрелыми людьми, со сложившимся мировоззрением, то отличие образа Тани, созданного М. И. Бабановой в одноименной пьесе А. Н. Арбузова (Театр Революции), состоит в том, что здесь прослеживается, как у этой молодой женщины складывается характер, формируются взгляды на жизнь, на труд, на любовь.
Таня замкнулась в узком, личном мирке, живет одной лишь любовью к мужу. Ради мужа она бросила институт, порвала с прежними друзьями. В Тане много наивного, детского, она смотрит на жизнь как на веселую, забавную игру.
Но рушится розовое, игрушечное счастье Тани, разбивается ее семья, умирает ребенок. Преодолевая тяжелую личную драму, освобождаясь от наивных иллюзий и заблуждений, приходит Таня к истинному пониманию цели человеческой жизни. Она становится врачом, уезжает в Сибирь.
В страшную метель, с риском для жизни идет Таня через тайгу на далекий прииск для того чтобы спасти больного ребенка.
Молодежь, благодарная Тане за самоотверженный поступок, приносит ей подарок — «свежий зеленый огурец, выращенный научным путем в зимнее время». Осторожно берет Таня это «чудо» и прижимает к груди. Она взволнована до глубины души, на глазах у нее слезы.
Через мучительные поиски, тончайшими психологическими ходами подводит М. И. Бабанова свою героиню к этой счастливой минуте и силой своего таланта заставляет зрителей пережить вместе с Таней не только ее горе и потери, но и ее победу. -
Тане очень хочется сказать молодым людям что-нибудь хорошее, красивое. Но нужные слова, как назло, вылетели из головы...
Я... я... — начинает Таня и... неожиданно для самой себя выпаливает, — я... съем ваш огурец!
В этих словах, произнесенных с неповторимой бабановской интонацией, как бы выплескивалась вся Таня с ее светлостью и скромностью. Иных слов в такую минуту Таня Бабановой сказать не могла.
В ряду замечательных сценических героев и Комиссар из «Оптимистической трагедии» Вс. Вишневского в исполнении А. Г. Коонен.
Спектакль «Оптимистическая трагедия» явился событием для Камерного театра, возникшего еще до революции. В течение ряда лет руководителя этого театра А. Я- Таирова интересовали в первую очередь виртуозная выразительность актерской пластики, музыкальность интонации, игра линий, красок в костюмах и декорациях. Актеры достигали высокого совершенства во владении телом и голосом, но за этой внешней техникой, как писал А. В. Луначарский, «было затеряно или затерто искусство создавать типы и острая наблюдательность по отношению к действительности, художественный синтез жизни».    
Искусство театра, трагедийное дарование его ведущей актрисы А. Г. Коонен углублялись и крепли в таких спектаклях Таирова 20-х годов, как «Федра» Ж. Расина, «Любовь под вязами» и «Негр» О’Нила.
В начале 30-х годов Камерный театр потянулся к современной героической теме, и в «Оптимистической трагедии», пьесе большого революционного содержания, театр нашел то, что было близко его новым творческим устремлениям.
В центре спектакля — образ женщины-комиссара, глубоко преданной делу партии большевиков. Стройная, миловидная женщина с гладко причесанными волосами, в кожаной тужурке, чувствует себя спокойно и уверенно. Она сурова, непреклонна и одновременно лирична и женственна.
Коонен играла Комиссара очень сдержанно, строго и просто, без патетики и «огненных» монологов. Ее героиня немногословна, она больше слушает, наблюдает, оценивает, взвешивает, чтобы в нужную минуту действовать решительно и точно.
Комиссар всегда безошибочно находит путь к сердцу и разуму собеседника, убеждая его темпераментом мысли, логикой фактов. Так завоевывает она на свою сторону анархиствующего матроса Алексея, которого жизненно, ярко играл М. И. Жаров.
Когда после освобождения из плена матросы выносят на руках Комиссара, измученную пытками, дух ее не сломлен, она, как всегда, подтянута, тужурка застегнута на все пуговицы. Собрав остаток сил, Комиссар становится на ноги.
Держите марку военного флота, — последним дыханием произносит она, делая шаг вперед, и падает навзничь.
Сняв бескозырки, скорбно склоняются над ней моряки. Сдерживая слезы, играет Алексей на своей неразлучной гармошке «Раскинулось море широко». На фоне тяжелого, свинцового неба грозно взметнулись вверх руки с винтовками. Это полк клянется быть верным памяти отважной, героической женщины.
Замечательных успехов добились и многие национальные театры. Зрелость мастерства показывают театральные деятели Узбекистана, где до революции, по существу, не было профессионального театра. Такую их работу, как спектакль «Бай- и батрак» в Театре имени Хамзы, можно без всяких скидок поставить рядом с лучшими постановками столичных театров.
Эту пьесу написал основоположник узбекского театра и узбекской драматургии Хамза Хаким-заде Ниязи. Написал он ее в 1918 году для первого передвижного узбекского театра, который обслуживал красноармейские части на фронтах гражданской войны. Пьеса сразу же получила широкое распространение.
В 1939 году в связи с десятилетием со дня трагической гибели Хамзы (он был убит контрреволюционерами) Государственный академический театр драмы имени Хамзы поставил «Бая и батрака».
В центре спектакля два образа — батрака Гафура и его жены Джамили. Эти роли исполняли крупнейшие узбекские актеры — Абрар Хидоятов и Сара Ишантураева.
Трудная жизнь у батрака Гафура, но и на его долю выпало счастье — он женился на своей любимой Джамиле. Радости Гафура нет предела. Добрая, теплая улыбка озаряет его лицо, когда он входит в юрту бая. И хотя бай бессовестно обсчитывает его, он не протестует и спокойно прикладывает палец к бумаге вместо подписи. Он готов пять, десять лет отрабатывать стоимость своей свадьбы, только бы любимая была с ним.
Но недолгим было счастье Гафура. Судья и старшина требуют, чтобы он уступил свою жену сластолюбивому баю. Мрачно выслушивает это гнусное предложение Гафур. А когда ему протягивают деньги, прорывается его долго сдерживаемое возмущение. Схватив пачку кредиток, Гафур рвет их на куски, бросает в лицо прислужникам бая. Он полон решимости защитить свое счастье и достоинство.
Впоследствии эту роль играл другой выдающийся узбекский актер Шукур Бурханов. Его исполнение было более романтическим и трагедийным.
Судье и старшине не удается заставить Гафура уступить Джамилю, и тогда появляется сам Салихбай. Рассерженный строптивостью батрака, бай хочет ударить его. Но рука бая в нерешительности опускается, когда он встречается со взглядом Гафура — Бурханова, полным ненависти и гнева. Неподвижно, в молчаливом поединке стоят друг против друга бай и батрак. В глазах Салихбая растерянность и удивление. Не выдержав взгляда Гафура, бай отворачивается и уходит, — уходит, чтобы жестоко отомстить.
...Окровавленного, избитого, но не сломленного духом, выволакивают Гафура из тюрьмы. Рыдающая Джамиля бросается к мужу, стирает кровь с его лица. Обезумев от отчаяния, падает она на колени перед баем, судьей, целует им руки, одежду, умоляет не отправлять мужа в ссылку. Но, услышав гневный возглас Гафура: «Встань, если ты любишь меня, не стой на коленях, не умоляй этих собак», Джамиля выпрямляется. С любовью всматривается Гафур в лицо жены, стараясь перед разлукой запечатлеть дорогие черты.
Джамиля, я еще вернусь! — с глубокой верой произносит Гафур.
...Гафур в Сибири, а Джамилю силой забирают в дом Салихбая. У этой робкой, застенчивой женщины созревает решение: не подчиняться домогательствам бая. Лучше умереть, чем жить в рабской покорности. Она нежно прощается со своим ребенком, которому не суждено появиться на свет, и принимает яд. Последние, предсмертные слова Джамили — Сары Ишантураевой: «Гафурджан, отомсти всем баям!» — потрясали зри-телей.
А. Хидоятов, Ш. Бурханов, С. Ишантураева поднимались своим исполнением до большого художественного обобщения. За созданными ими образами виделись тысячи обездоленных и угнетенных людей, готовых к борьбе за свое социальное и духовное освобождение.
Искусство узбекских актеров, как и актеров других национальных театров, вливается в единую социалистическую художественную культуру.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования