Общение

Сейчас 463 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Ленин на сцене

Задолго до того как образ Ленина появился на сцене театра и в кино, к воссозданию образа Ильича обращались деятели других видов искусств. Незабываемую «Лениниану» — серию скульптур и рисунков Ильича — создал замечательный скульптор Н. А. Андреев. Монументальный образ Ленина — вождя и человека воплотил В. В. Маяковский в своей поэме «Владимир Ильич Ленин». Многие ленинские черты запечатлел в очерке «В. И. Ленин» М. Горький.
Работая над пьесами о Ленине, драматурги опирались на опыт, накопленный другими искусствами. Вполне возможно, что центральная сцена пьесы «Человек с ружьем» Н. Ф. Погодина родилась из чудесных строчек поэмы Маяковского о Ленине:

«В какого-то парня
в обмотках,
лохматого,
уставил
без промаха бьющий глаз,
как будто
сердце
с-под слов выматывал,
как будто
душу
тащил из-под фраз».

Но задача, которая стояла перед Щукиным, решалась впервые.
Мысль о том, что Б. В. Щукин мог бы сыграть Ленина, высказал М. Горький на одной из репетиций «Егора Булычова». С тех пор эта мысль не покидала актера, хотя и казалась ему очень дерзостной. Но вот мечта превратилась в реальность: летом 1937 года Щукину предложили сниматься в фильме М. И. Ромма «Ленин в Октябре» и исполнять роль Ленина в спектакле «Человек с ружьем».
Времени оставалось чрезвычайно мало. Фильм и спектакль должны были быть завершены к ноябрю 1937 года. Щукин начал с изучения ленинских трудов. Кроме того, он читал рассказы и воспоминания о Ленине, особенно помогли ему воспоминания Горького. Очень много почерпнул Щукин также из бесед с людьми, близко знавшими Владимира Ильича,.— Л. А. Фотиевой, В. Д. Бонч-Бруевичем и другими старыми большевиками.
В период съемок фильма «Ленин в Октябре» Щукину оставалось для сна не более четырех часов, его даже освобождали от репетиций в театре. Только когда фильм был отснят, Щукин смог целиком отдаться работе над
спектаклем. За десять дней, которые оставались до премьеры, Щукин должен был освоить новый текст, мизансцены, вжиться в ситуации и события пьесы.
Премьера «Человека с ружьем», как уже говорилось выше, состоялась 13 ноября 1937 года.
Погодин определил тему своей пьесы — Ленин и народ. Эта тема и стала ведущей в спектакле, поставленном режиссером Р. Н. Симоновым. Театр хотел показать, как идеи Коммунистической партии, идеи Ленина овладевали сознанием трудящихся масс, как солдаты, беднейшее крестьянство, поверив, что только большевики могут дать им мир и землю, становились активными участниками революции.
Тема эта раскрывается в спектакле в первую очередь через судьбу Ивана Шадрина — одного из сотен тысяч крестьян в солдатских шинелях. Как и большинство его собратьев, он всей душой привязан к земле, к своему хозяйству, мечтает о мире.
Человек из народа, Шадрин не мог не прийти к ленинской правде. Может показаться, что встреча Шадрина с Лениным случайна, они могли и не увидеть друг друга в сутолоке Смольного, но вместе с тем эта встреча закономерна. С железной логикой вело к ней все развитие спектакля.
Впервые мы видим Шадрина на фронте. Сквозь дымку предрассветной мглы постепенно вырисовываются очертания фронтового блиндажа, колючих заграждений, группы солдат в окопе. Тревожный луч прожектора шарит по темно-серому небу, издалека доносится гул орудийной канонады... Идет разговор о жизни, о войне, о революции. Угрюмый солдат с русой бородкой, опершись на винтовку, восклицает:
Ко двору!.. Если меня опять не пустят ко двору, я не знаю, чего наделаю!
Это и есть Иван Шадрин, роль которого исполнял актер И. М. Тол- чанов. Все мысли Шадрина заняты одним — вернуться в деревню, купить коровенку. Политика его мало интересует, но, когда солдат Лопухов читает вслух большевистскую «Солдатскую правду», он на всякий случай прячет смятую газету за пазуху.
Действие пьесы перебрасывает нас в революционный Петроград.
Сумрачный вечер. Набережная Невы. В тумане просвечиваются неясные очертания крейсера «Авроры». У ворот богатого особняка — Шадрин с винтовкой и вещевым мешком за спиной. Получив отпуск на побывку в деревню, он заехал в Питер повидать жену и сестру. Но дворник ни за что не хочет пустить его в дом, где они служат в горничных.
Переминаясь с ноги на ногу, Шадрин не знает, что ему делать. Подходит и подозрительно оглядывает его красногвардеец, рабочий Николай Чибисов.
Говори, почему ты здесь находишься? — строго спрашивает Чибисов.
Но Шадрин не из робкого десятка. Всегда настороженный к городским людям, он с достоинством отвечает на вопросы рабочего. Между ними завязывается разговор. Узнав, что солдата не пускают в дом, Чибисов уверенно ведет его прямо к парадному входу. Недоверчиво поглядывая на нового знакомого, Шадрин нерешительно поднимается на крыльцо. Потом, осмелев, нажимает на кнопку звонка. Дверь приоткрывается.
Я с приказом от Ревкома пришел,- громко говорит швейцару Чибисов, и дверь перед ним распахивается. Степенно, не торопясь Шадрин вытирает ноги и, крепче сжав ремень винтовки, входит в дом...
Оказавшись невольным участником реквизиции особняка у буржуев, Шадрин задумался, что делать дальше. До встречи с Чибисовым ему все было ясно: взять денег у сестры и ехать в деревню коровенку справлять. А теперь?..
Чибисов зовет Шадрина в Смольный — в штаб революции. Солдат колеблется: и заманчиво и боязно. Катя приносит брату свои сбережения.
Ну, я возьму,— вызывающе глядит Шадрин на Чибисова.
Ну и бери,— с нарочитым безразличием отворачивается тот.
А что ж... и возьму,— уже менее уверенно звучит голос Шадрина.
Иван, или ты что-то задумал? — встревоженно, со слезами спрашивает жена. Шадрин еще ничего не решил. Но природная пытливость берет верх над осторожностью. Очень уж хочется увидеть все собственными глазами, проверить на своем опыте.
Я вернусь,— успокаивает он жену, хотя сам не очень верит в это.
С замиранием сердца смотрит Шадрин на светящиеся сквозь дымку ноябрьского вечера огни Смольного, на вооруженных людей перед ним.
Идешь ты или не идешь, в самом деле? — спрашивает потерявший терпение Чибисов.
И, поправив пояс, половчее взяв винтовку, Шадрин делает наконец первый шаг:
Пойдем, дружба.
В просторном классе Смольного института, куда входит Шадрин, люди спят, отдыхают, чистят оружие. С интересом осматривается Шадрин вокруг. Высокий, нескладный солдат в фуражке с красным околышем недоверчиво поглядывает на вошедшего. Дерзкие ответы Шадрина укрепляют его в подозрении.
Товарищи! — восклицает он.— Этот солдат не наш!
Вокруг них собирается толпа. Появляется группа моряков.
Товарищи матросы, мы тут провокатора поймали,— бросается к ним солдат, задержавший Шадрина.
Но недоразумение быстро разъясняется, и, подсев к солдатам, жующим хлеб с луком, Шадрин уже спокойным тоном спрашивает:
Земляки, хлебца не дадите?
Ему протягивают кусок. Солдат в фуражке с красным околышем,— он чувствует свою вину перед Шадриным,— загадочно улыбаясь, произносит:
Погоди-ка, вот тебе одну бумажку дам, ты сразу добрее будешь.
Распрямив листовку, Шадрин внимательно разглядывает ее.
Грамотный? Или помочь? — наклоняется к нему солдат.
Обойдусь сам,— независимо отвечает Шадрин.
Прочти вслух,— просит солдат. Он весь сияет, и ему очень хочется увидеть, какое впечатление бумага произведет на Шадрина.
«Декрет о земле»,— неторопливо, по складам читает Шадрин и вопросительно поднимает глаза на солдата.— Что это такое — «Декрет»?
Это — закон,— с готовностью поясняет тот, и Шадрин продолжает читать вслух:
«Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа».— Шадрин отрывается от листовки.— «Немедленно без всякого выкупа»,— взволнованно повторяет он. От радости у него перехватило горло. Вот они — его мечты о земле, о хозяйстве. Нет, такую бумагу нельзя читать залпом. Ее надо прочувствовать, пережить, вдумываясь в каждое слово.
Мужики, у вас чайку нет? Чайку бы теперь достать,- с радостным возбуждением оглядывается Шадрин по сторонам. Ему протягивают пустой чайник.
Разве отказываем? Пойди достань.
Вернув было листовку с декретом солдату, Шадрин направляется к двери, но потом возвращается, забирает декрет и, спрятав его для верности на груди, выходит.   
С жестяным чайником в руке и с винтовкой за спиной, идет Шадрин по коридорам Смольного в поисках кипятка. Мимо него проходят отряды рабочих, красногвардейцев. Все торопятся, спешат. И Шадрину неловко отрывать их от дела.
Уважаемый...— нерешительно обращается он наконец к одному военному. Но тот, занятый своими мыслями, проходит мимо. В глубине коридора появляется невысокий, коренастый человек с рыжеватой бородкой. Легкой, энергичной походкой идет он по опустевшему коридору. Отчаявшийся Шадрин бросается к нему и останавливает вопросом.
Уважаемый, где бы тут чайку мне?
Человек внимательно оглядывает солдата, и на озабоченном лице его появляется улыбка, ласково звучит голос:
Соскучились по чаю... а?
Так начинается знаменитая сцена Ленина и Шадрина, в которой раскрывается главная идея спектакля — идея единства вождя и революционного народа. Шадрин не подозревает, с кем он говорит. Но правда, логика, сила ленинских слов производят решительный поворот в его сознании, и крестьянин, мечтавший только о «коровенке», понимает необходимость сегодня, сейчас вступить в бой за революцию. С удивительным чувством жизненной правды проводили эту сцену Щукин и Толчанов.
Со словами: «Ну, пойдемте, укажу...» — Ленин быстро идет к лестнице, ведущей в столовую. По дороге он внимательно вглядывается в солдата. Весь вид Шадрина говорит о том, что он недавно с фронта, и у Ленина возникает желание расспросить его, узнать, чем живет, о чем думает человек из народа.
В напряженный момент вооруженного восстания, когда приведены в движение огромные массы, Ленин хочет еще раз проверить свои наблюдения и выводы. Простота, искренняя заинтересованность, с которой говорит Ленин, заставляют Шадрина отвечать незнакомому человеку откровенно, без обычной замкнутости и недоверчивости.
Вы давно, товарищ, воюете? — спрашивает Ленин. Его интересуют настроения солдат в окопах, положение немцев.
По нашим заметкам судим,— говорит Шадрин,— тоже не сладко им... Цикорием пахнет...
Цикорием,— улыбается Ленин. Ему очень важно услышать от Шадрина, поддержат ли солдаты Советскую власть, если она скажет: берите дело мира в свои руки... Достаточно ли они сознательны и политически активны?
Не оробеете? — лукаво прищурив глаза, спрашивает Ленин и ждет ответа, внимательно, в упор глядя в лицо Шадрина.
Страшновато, не спорю,— задумчиво произносит Шадрин.
И Ленин тоже задумывается, повторяя:
Да, страшновато.
Все больше заинтересовывает Ленина этот солдат, и он расспрашивает его о семье, о хозяйстве. Ленин видит, что перед ним — крестьянин-бедняк. А такой не может не прийти к революции. Владимиру Ильичу хочется пробудить его инициативу, незаметно подвести к нужному выводу. Взявшись за ремень винтовки Шадрина, с интонацией одновременно и вопросительной и утвердительной, он произносит:
А винтовку бросать нельзя? Как, нельзя?
Шадрин приходит к единственно верному решению: хоть и устали солдаты, а нужно идти воевать против врагов революции, иначе не получить ни земли, ни мира.
Воевать надо сегодня... сейчас...— уточняет Ленин. Шадрин отвечает на это решительно и твердо:
Тогда пойдем воевать сейчас...
С улыбкой смотрит Ленин на Шадрина — да, тысячи таких же крестьян в солдатских шинелях готовы идти за партией большевиков. И он взволнованно повторяет:
Тогда пойдем воевать сейчас.
Вспомнив просьбу солдата, Ленин показывает, где можно достать чаю.
А потом, спросив у Шадрина фамилию и крепко пожав ему руку, Ленин идет в комнату направо.
Забыв про кипяток, Шадрин спрашивает у стоящего неподалеку матроса:
Скажи, с кем я разговаривал? Кто это такой?
Кто? Ленин...
От неожиданности Шадрин даже пошатнулся.
Что ж мне никто раньше не сказал...— удрученно взмахивает он руками.— Ведь я бы ему... Я бы ему все поведал,..
А ты ему все сказал,— улыбается матрос.
В голове Шадрина проносится их разговор: а ведь верно... И швырнув на пол загремевший чайник — «какой теперь чай»,— взволнованный Шадрин бросается к солдатам, повторяя на ходу слова Ленина:
Воевать надо сегодня, сейчас!
Контрастом к этой сцене была другая, в которой Ленин сталкивается с меньшевистскими деятелями. Как резок и непримирим с ними Ленин. На панический возглас одного из «деятелей»: «У нас волосы поднимаются, когда мы думаем о завтрашнем дне!» — Ленин, глядя на них с убийственной иронией, отвечает:
Это нехорошо, когда волосы поднимаются. Голову надо держать в порядке,— и, повернувшись к прибывшему с фронта матросу, объясняет ему, как доставить снаряды к месту боев.
Ленин занят множеством дел по руководству восстанием, он выходит из комнаты, снова возвращается. «Деятель» опять пытается обратить на себя внимание:
Товарищ Ленин...
Резко и презрительно Ленин обрывает его:
Лжете, сударь, не я у вас товарищ.
Ленину не о чем говорить с этими людьми, которые в такую ответственную минуту только путаются в ногах со своими жалкими угрозами. Забрав у них пропуска в Смольный, он ищет, кому бы поручить выдворить их. Взгляд Ленина останавливается на Шадрине.
Именно вы... товарищ Шадрин. Проводите этих уважаемых господ,— в тоне Ленина слышна нескрываемая брезгливость,— вниз на парадный выход и передайте комендатуре, чтобы их сюда никогда не пускали.
От неожиданности «деятели» растерялись и опешили. Но Шадрин, не давая им излить свое негодование, выводит их в коридор. Глядя им вслед, Ленин улыбается, веселый и довольный.
Лукавый огонек загорается в глазах Ильича, когда на вопрос вновь назначенного комиссара по топливу, что он должен делать, Ленин со смехом отвечает:
А я почем знаю?
Потом деловито и серьезно дает новоиспеченному комиссару несколько советов и, снова хитро улыбаясь, спрашивает, а когда он думает приступать к работе. Комиссар отвечает, что завтра с утра, ведь сейчас ночь. Голос Ленина звучит серьезно и настойчиво:
А разве ночью нельзя работать? Вы уж, пожалуйста, не дремлите.
И, ободренный светлой ленинской улыбкой, комиссар уходит, чтобы сразу же приступить к делу.
Удивительно волнующей была сцена в кабинете Ленина ночью.
Освещенный настольной лампой, Ленин, в накинутом на плечи пальто, что-то пишет, примостившись у стола. Потом медленно снимает телефонную трубку и просит соединить его с редакцией «Правды». И когда он говорит о том, что газета должна рассказывать о героическом опыте простых людей, о том, что очень важно поговорить, например, с обыкновенным, простым солдатом, понять, о чем этот солдат думает,— перед его мысленным взором стоят сотни тысяч таких же солдат, как Шадрин. Ленин говорит скупо, негромко, чтобы не разбудить людей, спящих в той же комнате. «...Опершись на стол обеими руками, приподняв голову, Ленин в течение нескольких долгих на сцене минут глубокой паузы стоит совершенно неподвижно и думает. Лицо сурово, твердо сжат рот. Тишина. В эту минуту вся фигура Ленина — воля и мысль. Напряженная озабоченность судьбами людей, народа, мира, человека — в этом сосредоточенном взгляде из-под огромного нахмуренного лба».
Затаив дыхание, боясь помешать шорохом, кашлем, смотрели на сцену зрители, чувствуя себя как бы свидетелями рождения гениальных ленинских мыслей, прозорливых идей. Игра Щукина так захватывала и покоряла потому, что актер не имитировал мысль, не делал вид, что думает, а действительно жил на сцене думами Ильича.
Это очень помогало Щукину на каждом спектакле возбуждать свою творческую фантазию, сливаться с образом и заражать зрителей активным, глубоким процессом ленинского мышления.
...После встречи с Лениным Шадрин во главе отряда солдат и рабочих идет отбивать атаки контрреволюционных войск Керенского. Он не только воюет, он несет солдатам противника слова большевистской правды.
Спокойно, неторопливо, задушевно рассказывает Шадрин о своем разговоре с Ильичем. И пожилой солдат, собиравшийся вести его в белогвардейский штаб, обращается к своим товарищам:
Я думаю, солдаты, нам к его штабу примыкать надо.
На холмике появляется солдат в фуражке с красным околышем. Он угрожающе кричит, что если керенские защитники не отпустят сейчас же их командира, то им несдобровать.
Не пугай их зря. Я вот он,— успокаивает его Шадрин и просит раздать листовки с «Декретом о земле».
Солдаты склоняются над листками бумаги... Теперь они знают, куда идти — к Ленину, за мир, за землю, за Советскую Россию.
...На ступеньках Смольного Ленин, окруженный красногвардейцами, матросами, солдатами. Он беседует с ними, рассказывает о встрече с одной старушкой в вагоне поезда.
Знаете, какую оригинальную вещь сказала эта старушка? — Ленин делает паузу, окидывая веселым взглядом слушателей.— Она сказала: «Теперь не надо бояться человека с ружьем».
Ленин говорит просто, доходчиво, за каждой его отточенной фразой ощущается огромная внутренняя сила, глубина мысли. Речь Ильича становится все более страстной:
...пускай сотни чрезвычайно громких голосов кричат нам «диктаторы», «насильники» и прочие слова,— мы знаем, что в народных массах поднимается теперь другой голос. Они говорят себе: теперь не надо бояться человека с ружьем, потому что он защищает трудящихся и будет беспощаден в подавлении господства эксплуататоров.— Широким, энергичным жестом руки Ленин подчеркивает эти слова.
Наша социалистическая республика Советов будет стоять прочно, как факел международного социализма.
Ленин стремительно выбрасывает вверх обе руки, в его голосе звучат торжество и нескрываемая гордость за народ России, совершивший революцию. Затаив дыхание слушают люди вождя, на их лицах виден отблеск ленинского вдохновения, его страстной убежденности и веры в будущее.
Постановка «Человека с ружьем» стала выдающимся событием общественной и театральной жизни. Большая заслуга в этом принадлежала Щукину, проникновенно воплотившему образ Ленина.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования