Общение

Сейчас 453 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Горький на сцене

В 30-е годы советский театр добился немалых творческих удач в воплощении горьковской драматургии. Но содержание классических произведений поистине неисчерпаемо, оно дает возможность самых различных трактовок и прочтений. И в послевоенный период произведения Горького раскрываются с новых, ранее незнакомых сторон.
П. П. Гайдебуров, осуществляя постановку пьесы «Старик» на сцене Крымского областного драматического театра и играя в этом спектакле главную роль, разоблачил мерзость и античеловечность проповеди страдания. Старик Гайдебурова — фанатик, убежденный в своей миссии карать людей за грехи и заблуждения. Но идеей непротивления страданию он прикрывает собственную слабость и трусость. Актер был беспощаден к своему Старику. Выразительно вылепленная им отталкивающая фигура  изувера, садистски упивающегося страданиями своих жертв, вызывала в памяти зверства фашистов.
Новую трактовку «Мещан» дал Рязанский областной драматический театр, «На дне» — Саратовский театр имени К. Маркса.
Некоторые театры делают смелый опыт перенесения на сцену незавершенных произведений Горького. Постановку пьесы «Сомов и другие» первым осуществил Ярославский театр имени Ф. Волкова. Другую неоконченную пьесу — «Яков Богомолов» — поставили новосибирский театр «Красный факел» и Центральный театр Советской Армии.
Говоря о спектаклях, дававших новое прочтение пьес Горького, нельзя не сказать и о замечательных актерских созданиях, совершенно по-новому воплотивших горьковских героев, которые уже имели свои сценические традиции.
Много интересных исполнительниц знала роль волжской судовладелицы Вассы Железновой.
Впервые эту роль сыграла в 1936 году Ф. Г. Раневская. Со свойственной ей яркостью сатирически обличала актриса циничную, торгашескую натуру Вассы. Это была типичная купчиха — грубая, жестокая, деспотичная, с тяжелой мужской походкой, размашистыми движениями, громким, раскатистым голосом.
Совсем по-иному сыграла Вассу Железнову С. Г. Бирман. Актриса увидела в ней не только зверя, но и человека, хотя и отравленного корыстью и чистоганом. Она подчеркнула стремление Вассы к лучшему, к честной, светлой жизни и ее лютую тоску оттого, что этим мечтам и стремлениям не суждено осуществиться. Глубокий внутренний надлом не давал Вассе покоя, жег ее душу огнем обиды за исковерканную жизнь. И это придавало образу, созданному Бирман, трагедийный оттенок.
Перед смертью ее Васса, как бы отрекаясь от прошлого, от власти денег, бросает на пол счеты. Она умирает, прижав к лицу зеленую ветку. Актриса хотела этим сказать, что в последний миг жизни «человеческая женщина» победила в ее Вассе.
Используя опыт своих предшественниц, В. Н. Пашенная в 1952 году по-своему воплотила образ Вассы Железновой. Васса у Пашенной — женщина талантливая, сильная, умная и одновременно необычайно властная, жестокая, беспощадная к людям. Она хозяйка большого купеческого дела, ворочает огромными капиталами, и вместе с тем она раба этого дела, ярмо которого сбросить с себя не в силах. Но, в отличие от Вассы — Бирман, она не ощущает раздвоения, она искренне убеждена в правильности такой жизни.
Сочувствуя своей героине, актриса в то же время показывает, как лучшее в Вассе оказалось задавленным и изуродованным звериными законами капиталистического строя. Ни перед каким преступлением не останавливается Васса, чтобы спасти дело, спасти репутацию своей семьи.
Ее мужу за растление малолетних угрожают суд и каторга. Никакие деньги, взятки уже не могут тут помочь. Но нужно спасать от позора семью, дело. И Васса решает — «убрать» Железнова, заставить его отравиться.
Спокойно, по-деловому убеждает Васса мужа принять «порошок». Не слушая выкриков и упреков, она мягким тоном, каким врач предлагает больному горькое лекарство, уговаривает Сергея Петровича, что такой выход будет лучшим и для него и для семьи.
По отекшему лицу Железнова текут слезы, хриплым, пропитым голосом он истерически кричит: «Нет!» Но, встретившись с холодным, непреклонным взглядом Вассы, он понимает, что сопротивление бесполезно. С расширенными от ужаса глазами, натыкаясь на мебель, пятится он к двери. И неумолимо, как рок, движется за ним жена...
Васса выходит из спальни, сохраняя видимое спокойствие. Но эта выдержка стоит ей огромного напряжения. Ее передергивает от озноба, холодеют руки, и она греет их у печки. После смерти мужа тень грусти легла на лицо Вассы, скорбно опустились уголки ее рта, скрытая горечь и боль затаились в глазах.
Дорогой ценой устранив одну опасность для дела, Васса оказывается перед лицом второй. Из-за границы тайно приезжает жена ее умирающего от чахотки сына — революционерка Рашель. Приезжает, чтобы забрать своего ребенка. Но внук нужен Вассе как оправдание ее жизни, ему готовится она передать в наследство все железновские миллионы.
Режиссер спектакля К. А. Зубов стремился сделать главным столкновение двух непримиримых политических сил. И сцены Вассы с Рашелью прозвучали как острый классовый конфликт, в котором участвовали не просто две матери, а представительницы враждебных лагерей, разделенных непроходимой пропастью.
Сначала Васса реагирует на революционные речи Рашели презрительной усмешкой: «Вот как страшно!» Но затем обычная сдержанность покидает ее. Большая внутренняя сила и убежденность революционерки, ее пророческие слова о гибели класса капиталистов приводят Вассу в ярость. Сжав кулаки, злобно кричит она:
Ты пойми — мне, Вассе Храповой, дела нет до класса этого. Издыхает, говоришь? Меня это не касается, я — здорова.
Когда Рашель выходит из комнаты, Васса, тяжело дыша, опускается в кресло и с ненавистью цедит сквозь зубы:
Ух... язва!
Чувствуя острую боль в затылке, Васса, держась за стулья, медленно доходит до тахты, резко рвет душащий ее воротник платья и падает навзничь как подкошенная... А сверху, из комнаты дочерей, доносится громкая, разудалая «Барыня».
«Неожиданная, беспощадная смерть Вассы страшна, — писала В. Н. Пашенная. — Но смерть неизбежна! Валится могучий, но совершенно сгнивший на корню дуб. Для меня в этот момент «моей» смерти ясно, что умирает не только живая женщина — умирает весь страшный, тупой, хищный класс капиталистов... в котором талантливая, умная, волевая, «человеческая женщина» Васса Железнова росла и формировалась, как зверь»1.
Много сделали советские актеры и режиссеры для воплощения горьковской драматургии, но многое еще предстоит сделать. Целый ряд пьес и образов ждут своего смелого, современного прочтения.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования