Общение

Сейчас 469 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Страница вторая

Солнечная «Турандот»

В одну из февральских ночей 1922 года в Третьей студии Художественного театра шла монтировочная репетиция спектакля «Принцесса Турандот» итальянского драматурга Карло Гоцци. Студийцы проверяли декорации, уточняли мизансцены, устанавливали освещение, тревожно поглядывая в зал, где сидел руководитель Студии Евгений Богратионович Вахтангов. Несмотря на тяжелую болезнь, он не мог уйти, пока прогон не будет завершен.
В четвертом часу ночи, когда установка света была закончена и студийцы вконец устали, раздался задорный голос Вахтангова:
А теперь вся пьеса — от начала до конца.
В первый и последний раз увидел Евгений Богратионович свой спектакль целиком. Утром, совершенно обессиленный, он уехал домой, слег и больше уже не смог вернуться в Студию...
Короткой, но необычайно яркой была жизнь Вахтангова. Он был любимым учеником Станиславского и страстным пропагандистом системы актерского творчества, созданной Константином Сергеевичем. Зная о своем неизлечимом недуге, он спешил жить и творить, настойчиво и неустанно ища новые пути в театральном искусстве.
Всем своим сердцем и разумом большого художника, всеми своими устремлениями Вахтангов горячо принял Великий Октябрь. В его воображении возникали грандиозные замыслы и планы революционных представлений.
В 1919 году в статье «С художника спросится...» он писал: «Если художник хочет творить «новое», творить после того, как пришла она, Революция, то он должен творить «вместе» с народом. Ни для него, ни ради него, ни вне его, а вместе с ним. Чтобы создать новое и одержать победу, художнику нужна Антеева земля. Народ — вот эта земля... О каком же «народе» идет речь? Ведь мы все народ. О народе, творящем Революцию»
За последние два года жизни Вахтангов создал лучшие свои спектакли, основную мысль которых можно выразить словами из чеховского «Вишневого сада»: «Прощай, старая жизнь! Здравствуй, новая жизнь!» Это трагедийный «Эрик XIV» А.Стриндберга, остросатирическое «Чудо святого Антония» М. Метерлинка, гротесковая «Свадьба» А. П. Чехова и лебединая песня Вахтангова — светлая, оптимистичная «Принцесса Турандот» К. Гоцци.
Действие сказки Гоцци происходит в древнем Китае (правда, как во всякой сказке, оно с таким же успехом могло бы протекать в любом другом королевстве или царстве). Дочь императора, прекрасная и своенравная Турандот, не желая выходить замуж, поставила условие, что ее руку может получить лишь тот принц, который отгадает три загадки. Если же он не найдет ответов, то будет казнен. Немало смельчаков, плененных красотой принцессы, лишились жизни. Только Калафу удается разгадать загадки и зажечь в сердце Турандот огонь любви.
Вахтангов отлично понимал, что сейчас зрители не могут принять всерьез наивные события этой пьесы, не могут взволноваться историей любви принца Калафа к жестокой принцессе. И он стремился найти такую сценическую форму, которая, не скрывая от зрителей условности происходящего, вместе с тем позволяла бы захватить их глубиной и подлинностью чувств.
Вахтангов решал спектакль в духе итальянской народной комедии масок, и это требовало от актеров импровизационной легкости, непринужденности. В центре спектакля были четыре маски, которые не только участвовали в действии пьесы, но и были ведущими. Их роли исполняли: Б. В. Щукин — великого канцлера Тартальи, И. М. Кудрявцев — секретаря императора Панталоне, Р. Н. Симонов — начальника евнухов Труффальдино, О. Ф. Глазунов — начальника дворцовой стражи Бригеллы.
Спектакль начинался с того, что под звуки бодрого марша, который исполнял оркестр Студии на гребешках с папиросной бумагой, перед занавесом появлялись четыре маски и хором торжественно объявляли.
Представление сказки Карло Гоцци «Принцесса Турандот» начинается.
И тут на авансцену выходят все участники спектакля: женщины в бальных платьях, мужчины — во фраках. Маски с шутками и остротами представляют исполнителей. Раздвигается занавес, и актеры на глазах у зрителей готовятся к выступлению. Они берут разложенные на сцене вещи, детали костюмов, что-то подвязывают, что-то надевают на себя. Все это делается ритмично, плавно, под музыку вальса.
Костюмы актеров были крайне условными. Калаф, роль которого исполнял Ю. А. Завадский, затыкал за красный кушак деревянный нож для разрезания книг; Б. Е. Захава, игравший роль его отца, хана Тимура, наматывал на голову полотенце вместо чалмы, а кашне подвязывал как бороду; император Альтоум, его играл артист О. Н. Басов, надевал на голову бумажный абажур, прицеплял вместо усов длинную белую тесемку и брал в руки, в виде державы и скипетра, теннисную ракетку и мяч.
«Облачившись» в сценические костюмы, исполнители снова выстраиваются на авансцене и поют:

«Вот мы начинаем
Нашей песенкой простой,
Через пять минут Китаем
Станет наш помост крутой...»

Закончив песенку, они убегают за кулисы.
На сцене появляются дзанни — «слуги сцены». На глазах у зрителей они начинают устанавливать декорацию, изображающую «улицу в Пекине». Декорации эти очень красочные, праздничные, но далекие от жизненного правдоподобия. Режиссер, художник, актеры, казалось, хотели сказать зрителям: «Мы вовсе не стремимся создать иллюзию подлинной жизни. Наоборот, мы открываем свою «театральную кухню», показываем, как исполнители одеваются, как устанавливаются декорации. Мы не скрываем своего иронического отношения к «трагическому» содержанию пьесы».
Но как только актеры выходили на сцену и начинали жить чувствами и мыслями своих героев, волновались их горестями и радостями, — зритель забывал, что перед ним театральное представление сказки, он искренне волновался вместе с Калафом и Турандот, переживал вместе с Адельмой, горевал вместе с Альтоумом. В этом и заключено волшебство подлинного искусства театра, искусства жизни в роли. Недаром Вахтангов требовал от актеров «плакать разнастоящими слезами и чувство свое нести на рампу».
Однако едва актеры начинали жить подлинными страстями, увлекая за собой зрителей, Вахтангов изобретательным приемом возвращал действие в условный, комедийный план сказки. Вот Калаф, возмущенный коварством
и жестокостью Турандот, произносит страстный монолог. А в руке у принца туфля, которую он не успел надеть. Он горячо жестикулирует ею бьет себя в грудь, и это вызывает смех в зале. Адельма (ее играла А.А. Орочко) после своего трагедийного монолога, зовя Калафа бежать вместе с ней из города, комично собирает в дорогу подушки с постели. После стенании, слез и жалоб Тимура император Альтоум сочувственно выжимает слезы из его бороды (кашне) в тазик, принесенный дзанни.
Но вот начинается одна из самых ярких сцен спектакля — «Сцена загадок». Появляются советники императора — мудрецы Дивана с длинными бородами и усами из ленточек и тесемок.
Звучит торжественный марш. Но совсем не торжественно, мелкими, быстрыми шажками, путаясь в длинной юбке, заменяющей ему мантию, вбегает сам император Альтоум и с трудом взбирается на трон. По бокам его усаживаются великий канцлер Тарталья и секретарь Панталоне. За троном становится начальник стражи Бригелла.        
Поминутно вытирая слезы, Альтоум обращается к придворным с горестной жалобой на причуды Турандот. После каждой его фразы звучит музыка с колокольчиками, и в такт ей император и мудрецы автоматически, как игрушечные китайские болванчики, качают головами.
Не в силах бороться с капризной Турандот, придворные вынуждены вызвать очередную ее жертву — принца Калафа. Маски пытаются отговорить принца от рискованного испытания, которое может стоить ему головы. Желая проверить его сообразительность, они загадывают ему наивные загадки, сами же выбалтывая и ответы на них. Но Калаф непреклонен: «Иль Турандот,иль смерть!»
Появляется сама Турандот, которую блестяще играла Ц. Л. Мансурова. Прекрасное лицо принцессы прикрыто легкой вуалью. Торжественно оглашается декрет, предупреждающий принца о том, что, если он не разгадает трех загадок Турандот, он будет тотчас обезглавлен.
Заранее торжествуя победу, Турандот звонким голосом произносит первую загадку. Рабыни, мудрецы, придворные хором повторяют ее. Удар медных тарелок в оркестре — и наступает томительная пауза. Затаив дыхание, все смотрят на принца. Задумался Калаф, но вот лицо его проясняется, и он радостно произносит свой первый ответ: «Огонь!» «Огонь, огонь, огонь.» подтверждают хором мудрецы, поднимая над головой листы бумаги, на которых написана отгадка.    .
Турандот спешит сразить принца второй загадкой. Теперь придворные повторяют ее чуть слышно, шепотом. На минуту Калаф задумывается и снова дает правильный ответ.    
«Дайте легкую ему загадку», — умоляет принцессу добрая Зелима. но жестоко и непреклонно сердце Турандот. Она решает пустить в ход самое опасное оружие. Не давая принцу опомниться, она стремительно произносит последнюю загадку и со словами: «Смотри в лицо и не бледней» — поднимает вуаль. 11ри виде прекрасного лица принцессы Калаф на мгновение теряет сознание. Огромным усилием воли он преодолевает свою слабость и медленно повторяет текст загадки, стараясь проникнуть в ее смысл. «О небо, не давай ему отгадки», — шепчет влюбленная в Калафа Адельма. Но, повторив текст загадки, принц находит ее решение: «Грозовая молния!» — выкрикивает он торжествующе.
Гремит туш. Все ликуют. Все прыгают от радости. У Альтоума от счастья текут слезы. Лишь побежденная Турандот лежит на полу в обмороке, и подруги приводят ее в чувство.
Бросившись на колени, Турандот умоляет отца назначить «новый день, для новых испытаний». «Никаких испытаний, в храм», — категорически заявляет Альтоум. «Пусть в храм идут. Но там на алтаре с отчаянья и горя ваша дочь умрет», — заливаясь слезами, угрожает принцесса. Видя, что он ненавистен Турандот, Калаф в свою очередь предлагает ей загадку. Если принцесса отгадает, чей он сын и как его зовут, то он признает себя побежденным.
Всеми средствами старается Турандот узнать имя принца. Она приказывает пытать схваченных по ее приказу отца и воспитателя юноши. Она подсылает к Калафу ночью своих подруг. Поначалу все усилия ее тщетны. Но неожиданно, в забытьи принц открывает свою тайну, которую услышала рабыня принцессы — Адельма.
Между двумя картинами третьего акта под веселую музыку дзанни разыгрывают перед занавесом пантомиму, повторяющую в общих чертах сюжет пьесы. Только у пантомимы был трагический финал. Дзанни, изображающий Калафа, потерпев неудачу, закалывается деревянным кинжалом. Вслед за ним убивает себя дзанни, изображающая Турандот, а затем и все остальные. Нанеся себе «смертельные удары», они аккуратно укладываются на полу рядком. Вахтангов придумал такой конец пантомимы, чтобы сделать неожиданным для зрителей радостное и счастливое завершение спектакля — ледяное сердце Турандот наконец растопилось, и она признается Калафу в любви. Безгранична радость отца и всех придворных, быстро совершается обряд венчания. И вот уже исполнители, сняв грим и костюмы, с грустной песенкой, потому что всякое расставание грустно, прощаются со зрителями.
Представление сказки Карло Гоцци «Принцесса Турандот» закончено! — объявляют маски.
Первую генеральную репетицию спектакля Студия показала своим старшим товарищам и учителям — руководителям и актерам Московского Художественного театра. В зрительном зале были К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, В. И. Качалов, И. М. Москвин, Л. М. Леонидов. Вахтангов в театре быть не мог. Болезнь приковала его к постели, и он дома волновался за судьбу постановки, за своих учеников.
В антракте после второго акта Константин Сергеевич Станиславский едет на извозчике к Вахтангову, чтобы поздравить его с успехом, сказать свое мнение об игре молодых актеров, Евгений Богратионович торопится узнать:
«— Вы им верите? Я требую, чтобы они по-настоящему жили на сцене, плакали, смеялись...
Любовь, ревность, радость и горе — это вечные чувства, зритель их хорошо знает. Они его заражают со сцены только тогда, когда актер ими по-настоящему живет. Вы многого добились от актеров... Сегодня вы нас покорили, победили...
Глаза Станиславского, его руки, пожимавшие руку Вахтангова, казалось, стремились передать Вахтангову то радостное волнение от спектакля, которое он привез с собой из зрительного зала на Арбате».
Современность спектакля была и в мажорности, праздничности, яркости его формы, и в том, что Вахтангов «утверждал любовь, дружбу, верность и отрицал предательство, измену, человеческую неблагодарность и хитрую
Можно только восхищаться силой духа этого большого, самоотверженного художника, который, будучи смертельно болен, сумел создать такое светлое, жизнеутверждающее произведение. Посмотрев «Принцессу Турандот», М. В. Фрунзе посоветовал студийцам поехать со спектаклем на Украину, особенно пострадавшую в годы гражданской войны от нашествия интервентов и белогвардейцев. Это говорило о том, что спектакль Вахтангова полезен, нужен народу.
Спектакль имел долгую сценическую жизнь. Он прошел свыше тысячи раз Его играли не только в Москве и многих городах нашей страны, но и за рубежом — в Париже, Берлине, Стокгольме. Французы, немцы, шведы восторженно приветствовали талантливую работу Вахтангова и молодого театра, рожденного Октябрем.    
Спектакли Вахтангова, его творческие заветы оказывают большое влияние
на развитие советского театра.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования