Общение

Сейчас 666 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Часть 4

Русские иконописные портреты, так называемые парсуны, особенно начального периода своего появления на рубеже XVI—XVII веков, также не отличаются достоверностью. Возьмем, например, парсуну царя Федора Иоанновича (илл. 26).

На этом портрете, с нашей точки зрения, дано искаженное лицо, но в то же время, если верить сообщению Стрейса, удлиненный подбородок и длинные уши, которые мы видим на портрете, будто бы весьма ценились у русских в XVI веке. Безобразно также сохранившееся изображение прославленного своей красотой и доблестью князя Михайла Скопина-Шуйского (илл. 39), парсунное изображение которого, как и парсуна царя Федора, находились на их надгробных памятниках.

Вообще работа над старинными портретами требует большой осторожности.
Обратимся к Борису Годунову — одной из центральных фигур нашего исторического репертуара. Мы просмотрели четыре сохранившихся посмертных портрета (прижизненных нет) и поместили из них два: один, где Борис представлен в общей серии русских царей с подобающим благолепием, типичным для подобных изображений (илл. 28), и второй портрет, где он изображен без бороды, с одними усами, портрет позднейший, подчеркивающий татарское происхождение Бориса (илл. 27). Есть недостоверные сведения, что Борис одно время брил бороду, что якобы вызывало большое негодование у его современников.

Остальные два портрета мы не приводим совсем: первый из сюиты Штенглина XVIII века, как заведомо неподлинный и к тому же не дающий выразительного образа, и второй — фантастическое изображение Бориса с совершенно бритым лицом и в горлатной шапке, тоже явно несовременное, потому что горлатные высокие шапки появляются позднее.
Также нами были просмотрены и портреты Лжедимитрия. Мы даем известный портрет из замка Вишневецких, хранящийся в Московском историческом музее (илл. 30), и парный (к нему портрет Марины в польском платье ((илл. 35). Затем даем их изображения из современной брошюры Гроховского, изданной в 1606 году по случаю состоявшегося в Кракове 24 ноября 1605 года обручения Димитрия и Марины, на котором отсутствовавшего жениха представлял московский посол Афанасий Власьев-Безобразов (илл. 31).

Лицо Димитрия у Гроховского, на портрете из замка Вишневецких, а также на иностранной гравюре, изображающей Димитрия в шапке Мономаха (илл. 34), имеет большое сходство, видимо, портретного порядка.

Но кроме этих портретов существуют еще заведомо фантастические изображения. Нам известны два таких портрета, из (которых для примера мы приводим один, указывая на его недостоверность (илл. 32).


Подобных недостоверных портретов исторических личностей очень много, и по большей части они облачены в самые невероятные одежды, совершенно не соответствующие их индивидуальным качествам, положению в обществе и эпохе.
Таким образом, XVI и XVII века дают очень много материала, и подлинного и неподлинного, как русского, так и иноземного происхождения.
При всех своих неточностях немногочисленные графические изображения носят у этих иноземцев реальный характер, что повышает их ценность как исторических источников.
Большой и еще мало изученный материал можно обнаружить в русских источниках самого разнообразного характера, которые, как показано выше, на примере Таннера, представляют особый интерес при сопоставлении их с иностранными свидетельствами, и подписях под портретами русских государственных деятелей мы сделали попытку суммировать различные описания их внешности по сохранившимся литературным источникам. Получились интересные разногласия (см. подписи под портретами Бориса Годунова и Лжедимитрия, илл. 28, 30). Противоречивость этих описаний и отзывов современников очень затрудняет при воссоздании образа исторической личности как на сцене, так и во всех видах изобразительного искусства.


Особенно (много бытовых черточек встречается в мемуарах и документах Смутного времени. Можно найти в них подробные описания наружности Лжедимитрия, Марины, их торжественные въезды, пиры, их костюмы, одеяния гвардии, свиты русской и польской — словом, все, что касается своеобразного уклада этого кратковременного, но бурного царствования. Попутно авторы мемуаров затрагивают ряд русских бытовых особенностей и нередко описывают кажущиеся им странными русские костюмы.
Исключительные по мастерству картины-иконы и портреты выпускали царские художественные мастерские Оружейной палаты, где наряду с условными композициями писались реальные изображения. Таковы, например, портреты царей в единственной в своем роде лицевой рукописи «Титулярник», иначе называемой «Большая государственная книга, или корень российских государей», изготовленной по указу царя Алексея Михайловича в 1672—1673 годах.
Портрет самого Алексея Михайловича писан, очевидно, с натуры. Возможно, что перед художниками были какие-нибудь не дошедшие до нас изображения
Ивана Грозного, Василия Шуйского,, Филарета и Михаила, потому что каждый из портретов «Титулярника» дает образ живого человека, не похожего ни своими внутренними, ни внешними данными на другого, причем всем, однако, придано некое общее благообразие (илл. 25, 28, 38, 40, 41, 51).

Вокруг каждого портрета нарисованы орнаментальные рамки из всевозможных цветов, причем замечательно, что при единстве композиции узор на всех разный и ассиметричный, так что ни один цветок, ни один рисунок не повторяются. Яркие краски, сохранившиеся )во всем своем (первоначальном блеске до наших дней, дают представление о той высокой художественной культуре, которой достигло Московское государство в XVII веке.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования