Общение

Пьесы с музыкой

 

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

 

«Театр» и «для детей»

Руководители Московского театра для детей с первых же дней его существования стремились сделать свой театр педагогическим учреждением, не боясь в этом признаться.
В названии театра, рассуждали они, две части: «Театр» и «для детей». Обе они равноправны. Поэтому и в театре должны быть две равноправные части — художественная и педагогическая. Это, конечно, не похоже на структуру взрослого театра. Пришлось потратить немало усилий на то, чтобы внутри театра «художники»-артисты жили в ладу с педагогами, чтобы они сами стали педагогами, а педагоги художниками.
«На сцене весело бурлит радостная жизнь, — писал известный писатель и журналист Михаил Кольцов. — В зале тоже оживление, полноценная радость. Но организаторы спектакля не превращают своего зрителя в веселящегося барана.
Каждый шаг, каждый жест, каждое слово участников представлений рассчитаны на то, чтобы влюбить ребенка в бодрость, в силу, в храбрость, в героизм. Но при этом — ни одного жеста, ни одного слова в пользу грубости, пошлости, торжества сильного над слабым, глупого и бездарного над умным и талантливым...
В Московском театре для детей художественной и литературной работой руководит педагог. Сколь полезен был бы педагог и в театре для взрослых...»
Уже с самого начала работы театр ставил спектакли для детей шести, восьми, двенадцати, шестнадцати лет. Однородность аудитории не последнее условие успеха спектакля. Ведь у каждого возраста свой жизненный багаж, своя емкость восприятия, и только при таком подходе не будет разрыва между сценой и залом, и педагогические и эстетические задачи, которые ставит спектакль, могут быть успешно решены.
Этой же цели — воспитанию зрителя — призвана была служить постоянная связь со зрителем, которую начал налаживать театр. Письма и рисунки детей, беседы с ними, наблюдение за реакцией на спектакль помогали сотрудникам театра находить нужный контакт с детьми, учить их и учиться у них, познавать особенности детского восприятия и интерпретацию детьми различных сторон спектакля.
Традиция «вступительного слова» перед спектаклем окрепла и получила дальнейшее развитие. Вот как писал об этом композитор Дмитрий Борисович Кабалевский:
«Услышав «тетю Наташу» в созданном ею первом в Советском Союзе (и в мире!) театре для детей, я был восхищен и поражен тем, как она на протяжении нескольких часов буквально держала в руках огромное количество ребятишек, большинство которых никогда до того не бывали еще в театре и попросту не знали, что такое театр и как себя надо вести в нем.
Мастерство, с которым Наталия Ильинична овладела залом, казалось непостижимым чудом. Потом я понял, что «чудо» это заключается в способности Наталии Ильиничны разговаривать с массами ребят так же, как с одним, двумя, тремя собеседниками, так же просто, естественно и увлеченно (зная Наталию Ильиничну много лет, берусь утверждать, что увлеченность — это постоянная, присущая ей «форма существования»). Убежден, что естественность, простота, ненадуманность — главный ключ к детскому сердцу, и владеет этим ключом Наталия Ильинична в совершенстве.
И все же мы отлично знаем, что в любом искусстве, в том числе и в искусстве общения с аудиторией, высокая простота не равнозначна жизненной, бытовой простоте, а возникает как результат высокого художественного и интеллектуального мастерства. И чем оно выше, это мастерство, тем меньше мы его замечаем. Таково и мастерство Наталии Сац.
«Прием неожиданности» — один из основных приемов ее мастерства. Вот она выходит на авансцену и начинает внимательно вглядываться в оркестровую яму, где музыканты уже заняли свои места. Ребятам в зале передается ее заинтересованность, с которой она, не отрывая глаз от оркестра, идет вдоль рампы. Кто может — пытается за-глянуть туда же, остальные перестали болтать, двигаться и молча ждут... В тишине, заполнившей зал, Наталия Ильинична неожиданно отрывает свой взгляд от оркестра и негромко (уже слышно каждое ее слово!) спрашивает ребят, показывая на оркестровую яму: «Как вы думаете, что здесь находится?» Зал дружно и шумно отвечает. В ответе явственно можно расслышать два слова: «музыканты» и «оркестр».
Нет, что вы! Здесь море! Вот сейчас начнется представление, и вы услышите, как это море будет то тихим, то взволнованным, то бурным...
Прием оказывает свое неотразимое воздействие, начинается музыкальный спектакль с музыкой Л. Половинкина «Сказка о золотой рыбке», и ребята не только следят за событиями, разворачивающимися на сцене, но и все время прислушиваются к звучанию музыки в оркестре. Маленькие слушатели сразу же оказываются на верном пути восприятия оперного спектакля! Причем они не просто «слышат», а сознательно, активно «вслушиваются» в музыку».
Немало было сложностей, которые при организации детского театра надо было преодолевать. Не последней в ряду помех была молодость Наталии Сац. Ей не было тогда и двадцати лет, и, как она потом заметила, можно было дать за год пятьсот спектаклей, но стать старше только на один год...
Борьба за глубокую содержательность искусства, за высокое качество спектакля — всегда на главном месте в театрах, где работала и работает Наталия Ильинична Сац.
Спектакль, по ее мнению, не должен быть повторением прочитанного. Он всегда должен нести новое или освещать повседневное, обычное — по-новому.
Независимо от жанра, спектакли должны быть целеустремленными, ставить проблемы, волнующие ребят, будить инициативу, помогать детям разбираться в том новом, что приносит жизнь. «Есть, — пишет Сац, — такие мнения, что ребенок ищет в спектакле только пищу для глаз, что сказочный стиль — лучший в представлении детей. Мы отрицаем это утверждение, хотя сказку любим и ставим. Больше всего ребенок хочет понять, что совершается на сцене, проследить ход событий, пережить их вместе с героями. Пищей для сердца и ума — вот чем должна быть пьеса для детей».
Посвящая себя искусству для детей, его пропаганде словом и делом, Наталия Ильинична предъявляет к себе и к людям, работающим с ней, высокие требования.
Мастерство и подлинный интерес к ребенку — эти качества должен объединять в себе артист детского театра.
Большая культура, внутренняя общность творческого существа работника театра с ребенком-зрителем, непосредственность, выдумка, жизнерадостность, талантливость — вот неполный перечень того, что требует Наталия Ильинична от своих сотрудников. И, конечно, тут еще нужны энтузиазм, умение собраться, не падать духом от неудач.
Организуя детский театр, театр нового типа, нужно было найти, а вернее, создать и совершенно новый тип артиста — артиста детского театра.
Если во многих старых театрах для взрослых главным требованием, предъявляемым исполнителю детской роли, считался малый рост, если существовали штампованные приемы, как играть детей, то в новом детском театре были созданы настоящие детские образы и характеры. Артисты научились проникать в существо ребячьего жеста, мимики, интонации, научились воспроизводить индивидуальный образ живого, только маленького, человека.
Очень важным качеством артиста детского театра Наталия Сац считает наличие у него чувства ритма — связующего звена всех искусств. Каждый артист, включенный в труппу театра, каким бы талантливым и опытным он ни был, проходил обязательную подготовку: совершенствовался в пении, танцах, акробатике, получал педагогические навыки.
К художественному оформлению спектакля Наталия Ильинична относилась не менее серьезно, чем к воспитанию актера, но со свойственным ей чутьем на таланты привлекала и еще малоизвестных мастеров. Многие из них приобщились к искусству для детей у нее в театре. Здесь, например, оформлял свой первый детский спектакль зна-менитый впоследствии художник Большого театра, академик Вадим Рындин.

Комментарии   

 
+1 #1 Руслан 10.09.2013 09:13
В детстве показывали по телевизору.
Запомнилась ария кабана:

Ищу ищу,
Тащу тащу,
Я брат свинье,
Но не свинья!

:D
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования