Общение

Пьесы с музыкой

 

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.


Страница девятая

О советском человеке

Отгремели залпы победных салютов, начались трудовые будни. Но память о героях войны, о следах войны осталась жить. Разве можно забыть дымящиеся руины Сталинграда, почерневшие печи и трубы по обеим сторонам улиц Великих Лук, груды тлеющих головешек на месте деревень. В нашей стране гитлеровцами было разрушено и разграблено тысяча семьсот городов, сожжено семьдесят тысяч сел и деревень. И все нужно было заново отстроить и восстановить.
А сколько ран оставила война в сердцах и душах людей. Миллионы погибших на полях боев, задушенных в газовых камерах. Дети, лишившиеся отцов, родители, потерявшие детей, лагеря перемещенных лиц, инвалиды...
И какое великое мужество и героизм нужно было проявить советскому народу в годы войны, чтобы через горечь поражений, утрат и мук прийти к победе. Бессмертный подвиг народа, отстоявшего свою Родину, свою свободу от нашествия фашистских варваров, драматурги и театры воспевают во многих пьесах и спектаклях. Это было ответом на призыв партии «отображать в пьесах и спектаклях жизнь советского общества в ее непрестанном движении вперед, всячески способствовать дальнейшему развитию лучших сторон характера советского человека, с особой силой выявившихся во время Великой Отечественной войны» (постановление ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» от 26 августа 1946 года).
Московский Художественный театр и Ленинградский академический театр драмы имени
А.    С. Пушкина ставят пьесу Б. Ф. Чирскова «Победители» — об исторической битве на Волге. Подвигам военных моряков в годы войны посвятил Малый театр спектакль «За тех, кто в море» Б. А. Лавренева. Поэтические спектакли о людях, прошедших войну, — «Спутники» по повести В. Ф. Пановой и «Старые друзья» Л. А. Малюгина — осуществил
Театр имени Ермоловой. Героико-романтический спектакль о Зое Космодемьянской «Сказка о правде» М. Н. Алигер показал Ленинградский театр имени Ленинского комсомола. Все эти пьесы ставились многими театрами нашей страны.
В республиках, которые в годы войны были оккупированы фашистами, театры возобновляют нормальную деятельность и радуют зрителей интересными спектаклями. Это «Макар Дубрава» А. Корнейчука в Киевском театре имени И. Франко, «Константин Заслонов» А. Мовзона в Белорусском театре имени Я. Купалы, «Огонь и ночь» Я. Райниса в Латвийском академическом театре имени Я. Райниса.
Но, пожалуй, самым ярким спектаклем тех лет стала «Молодая гвардия» А. А. Фадеева в постановке Н. П. Охлопкова.
Вскоре после войны появился роман А. А. Фадеева о юных подпольщиках из донецкого поселка Краснодон, организовавших борьбу с фашистами в тылу врага. Это произведение завоевало любовь и признание миллионов читателей. И вполне естественно, что театры также заинтересовались романом. Одним из первых инсценировал его для театра Охлопков.
«Молодая гвардия» Фадеева своей героикой и романтикой целиком отвечала творческим устремлениям Охлопкова.
Главным элементом зрительного образа спектакля стало огромное красное полотнище, заполнявшее всю сцену. Этот образ Охлопков и художник В. Ф. Рындин нашли в самом романе Фадеева, в волнующем рассказе о том, как в канун Октябрьской годовщины молодогвардейцы развесили по всему Краснодону красные флаги.
«Знамя! Красный флаг, бьющийся по ветру! Пусть красное полотнище, как дыхание Матери-Родины, живет и действует на весь спектакль как вечное напоминание страны Советской, — решил Н. П. Охлопков. — И пусть это красное полотнище появляется и реет над нашей сценой, над тем, что происходит на ней в самые патетические моменты жизни молодогвардейцев... Это символ Родины».
Огромное алое знамя то тревожно вьется в порывах ветра, то развевается гордо и плавно в сцене клятвы, то скорбно опускается в момент гибели юных героев.
...Звучат аккорды первого фортепьянного концерта Рахманинова, луч прожектора высвечивает комсомольский значок над сценой, и торжественно поднимается ввысь красный стяг.
Группа юных девушек склонилась над зеркальной гладью озерка, любуясь прекрасной белой лилией. Звонко, молодо звучат их голоса. Но рокот самолетов напоминает о войне. Девушка с большими глазами и густой темной косой — Уля Громова (ее играла актриса В. В. Гердрих) —задумчиво говорит подруге:
Я ничего не боюсь на свете, не боюсь никакой борьбы, трудностей, мучений...
Но слишком беспечна юность. Снова раздается веселый смех девушек, льется их песня. Они еще не поняли сердцем всего ужаса надвигающейся беды. Об этом напоминает им страшный грохот взрыва. Как бы очнувшись, смотрят девушки в ту сторону, где еще минуту назад возвышались строения шахты, а сейчас вздымается столб дыма и земли.
Этот взрыв звучит как сигнал, что кончилось детство, что гроза войны не пройдет мимо.
Стремителен и энергичен темп спектакля. Вращается круг сцены, и, выплывая из темноты, возникают перед зрителями все новые короткие и лаконичные эпизоды, рассказывающие о юных героях.
Спокойно и уверенно чувствует себя Любка Шевцова (ее играла актриса Т. М. Карпова). Она горда тем, что получила секретное задание остаться в Краснодоне радисткой. Озорно покрикивает Любка на бегущих в панике людей, отпуская острые словечки...
Близорукий, застенчивый Ваня Земнухов прибегает домой к своей подруге Клаве попрощаться. И хотя им предстоит разлука, они радостно возбуждены тем, что в этот трудный для Родины час они могут быть полезны, они могут приложить свои силы к большому и важному делу...
Еще один поворот круга, и начинается новый эпизод. Мы видим Сергея Тюленина (его играл артист Б. Н. Толмазов) — в голубой футболке и лихо заломленной набок кепке. Он весь согнулся под тяжестью навешанных на нем автоматов, винтовок, пулеметных лент, и зрители встречают его появление легким смехом. Уж очень контрастны его неказистая внешность и грозное боевое вооружение. Но едва Сергей глухо, с болью начинает рассказывать о бойцах, которые дрались до последнего, как смех тотчас замолкает. Перед зрителями — юноша, уже опаленный пожаром войны, он весь наполнен ненавистью к захватчикам.
Немцы совсем близко. С оглушительным грохотом приближаются фашистские танки, в ужасе мечется толпа, ослепленная пляшущим светом их фар. И тут, перекрывая бешеный шум и грохот; звучит голос Олега Кошевого:

Держитесь вместе! Мы должны быть вместе!

Схватившись за руки, сомкнутой группой выступают вперед юноши и девушки, готовые встретиться лицом к лицу с врагом.
Каждый из них сначала действует в одиночку. Любка Шевцова, выдавая себя за артистку, встречается с немцами, собирает нужные сведения. Вот и сейчас развлекает она двух офицеров. Несколько минут назад Любка узнала о гибели своего отца, но надо притворяться, быть веселой... Только когда один из немцев набрасывает ей на плечи свой мундир и надевает на голову фуражку, она не выдерживает и гневно швыряет все это на пол... Усилием воли она заставляет себя снова улыбнуться и, сорвав со стены гитару, пускается в отчаянный пляс. В ее широко открытых глазах — страшная мука и боль. Стоном вырываются слова задорной песни:

«Как бьется сердце, как сердце, бьется,
Идет мой милый, идет домой».

В самый разгар пляски в комнату врывается солдат.
Штаб... Пожар.... Партизанен, — задыхаясь, выпаливает он.
Это Сережка Тюленин бутылками с горючей смесью поджег фашистский штаб. Но в одиночку много не сделаешь... И комсомольцы ищут друг друга, ищут связей с подпольщиками. У комсомольцев есть и старшие товарищи — коммунисты Валько и Шульга. Но они схвачены врагами.
Охлопков находит интересное решение эпизода допроса Валько и Шульги в гестапо. Эта сильная сцена поднимается до символического звучания. Во время допроса Валько могучим ударом кулака валит на пол офицера, а потом, вскочив на стол, отбивается дверцей шкафа от наседающих на него солдат. Рядом с ним крушит врагов Шульга. Режиссер освещает их фигуры снизу прожектором, и огромные, богатырские тени героев вырастают над жалкими фигурками растерянных гестаповцев. Раскатисто хохочут Валько и Шульга, напоминая легендарных запорожцев. Их играли Л. Н. Свердлин и А. А. Ханов.
Обобщенно символические сцены спектакля чередовались с эпизодами глубоко психологическими. И все это органически соединялось режиссером в единое художественное целое.
На полу темной камеры лежат Валько и Шульга, избитые, скрученные веревками. Они встречают свой смертный час, не склонив головы перед фашистами. Сколько мужества и лирической теплоты в каждом их слове, улыбке.
Ох, ты добрый сечевик, Андрий! — ласково, с восхищением говорит Шульга.
И ты дюжий казак, Матвий... — с улыбкой отвечает Валько. Он зубами отрывает лоскут от своей рубахи и прикладывает его к окровавленному плечу друга. Прощаясь перед казнью, они крепко, по-мужски целуют друг друга.
Круг сцены поворачивается. Прибегает паренек. Глотая слезы, рассказывает он комсомольцам, что в парке фашисты закапывают живыми в землю Шульгу, Валько и других коммунистов, земля сыплется им в рот, а они поют «Интернационал». Напряженно вслушиваются комсомольцы в доносящееся пение, их глаза наполняются слезами.
Вот замолкли звуки «Интернационала». Тесно прижались друг к другу юноши и девушки. Сделав шаг вперед, Олег Кошевой (его играл артист Е. В. Самойлов) торжественно произносит слова клятвы:
Я, Олег Кошевой... перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом родной многострадальной земли, перед лицом всего народа торжественно клянусь...
Вслед за Кошевым эту клятву повторяют молодогвардейцы. Торжественно, величаво развеваясь в вышине, осеняет их алое знамя. Отныне они вместе будут преодолевать все невзгоды и опасности, вместе сражаться с гитлеровцами, вместе встретят смерть.
В день 25-й годовщины Октябрьской революции тайно слушают молодогвардейцы по радио Москву. Затихает в приемнике голос далекой столицы, и Сережа Тюленин, подсев к пианино, начинает выстукивать знакомую мелодию. Почти шепотом, но вдохновенно поют комсомольцы:
«Мы — молодая гвардия рабочих и крестьян...»
...Число молодогвардейцев растет. Идет прием в комсомол Радика Юркина — маленького, курносенького мальчика. Вспотев от волнения, рассказывает Радик свою биографию, которая состоит всего из двух фраз:
Родился в городе Краснодоне в тысяча девятьсот двадцать восьмом году. Учился в школе имени Горького. — Потом он задумывается и добавляет: — А как немцы пришли, теперь не учусь...
Очень просто и трогательно играла роль Радика Юркина артистка А. Р. Терехина. На вопрос, несет ли он общественные обязанности, Радик, глубоко вздохнув, упавшим голосом отвечает: «Не нес». Зато на вопрос о задачах комсомола он отвечает горячо, не задумываясь: «Бить немецко-фашистских захватчиков, пока не останется ни одного».
Охлопков говорил, что зрительный образ спектакля — алое знамя — определил особый стиль актерской игры: романтическая приподнятость, одухотворенность исполнения сливались с искренностью и теплотой.
Олег, Уля, Любка, Сергей — очень разные человеческие характеры. Но все они были охвачены единым порывом, единым стремлением к борьбе. Эта небольшая группа юношей и девушек как бы говорила о целом поколении советской молодежи, которое возмужало и закалилось в огне Отечественной войны.
Молодогвардейцы в тюрьме. И здесь они сохраняют бесстрашие и выдержку.
Камера девушек. Уля декламирует лермонтовского «Демона». Задорная, озорная Любка, встряхнув белокурыми кудрями, громко запевает: «По долинам и по взгорьям...» Девушки подхватывают. Песня ширится, растет. «Наливалися знамена кумачом последних ран...» — доносится из камеры мальчиков. Мечутся солдаты охраны, но не в силах они заставить замолчать своих узников.
Финал спектакля. Охлопков и здесь очень удачно прибегает к символическому решению. За белым экраном видны силуэты молодогвардейцев, которых казнят фашисты. Герои погибли, но подвиг их бессмертен.
В ярких лучах света, на фоне кроваво-красного стяга перед зрителями снова появляются участники «Молодой, гвардии». Их фигуры застыли как бы в живом монументе, символизирующем силу духа, вечную славу героев-краснодонцев. И мажорно, торжествующе звучит мелодия Первого концерта Рахманинова.
На сцене Киевского театра имени Ивана Франко в спектакле «Макар Дубрава» А. Е. Корнейчука А. М. Бучма создает один из интереснейших образов современных советских героев — образ старого донецкого шахтера-коммуниста Макара Дубравы.
В сравнении с Миколой Задорожным из «Украденного счастья» И. Франко это не только иной человеческий характер, но и другой социальный тип. Дубрава — свободный человек, хозяин жизни, и это сообщает ему большую внутреннюю силу, глубокую уверенность во всем, что он делает.
За свою долгую жизнь А. М. Бучма многое пережил, через многое прошел. Еще до революции пришлось ему работать на шахте в Донбассе, гоняя вагонетку с углем по узким, темным штрекам. Он не только видел, но и сам испытал каторжный труд забойщиков, откатчиков.
Потому с таким интересом следил Бучма за тем, как неузнаваемо меняется Донбасс в советские годы и, главное, как меняются люди. Когда артист готовил роль Макара Дубравы, он вспоминал хорошо знакомых ему донецких шахтеров.
Макар Дубрава Бучмы живет богатой внутренней жизнью, захватывает глубиной мыслей, переживаний. В своем сердце носит Макар незажившую рану, нанесенную войной. Сын его Петр в годы войны сражался в отряде партизан. Товарищей сына схватили и расстреляли фашисты, а Петр исчез, и никто ничего не знает о его судьбе. Когда второй сын, Артем, говорит, что верит в Петра, обычная ровность покидает Макара. «И я верю!..» страстно вырывается у него. А все же гложет червь сомнения, и страдание написано на лице у Макара, когда он глухо произносит: «Мучит меня, не знаю, как Петр стоял перед смертью», — и одинокая горькая слеза скатывается по стариковской щеке.
Бывают в театре мгновения, которые глубоко и неизгладимо западают в душу, которые зрители уносят с собой и берегут как дорогое воспоминание всю жизнь. Такого высшего торжества актерского искусства достигал Бучма, когда его Макар узнавал, что Петр погиб геройской смертью.
Соседская девочка Анка находит в старой, заброшенной шахте полуистлевший ватник погибшего партизана. В лохмотьях Макар находит и взволнованно читает записку сына: «Пишу кровью. Нас сегодня повезут на расстрел. На допросе честь Родины, честь партии сберегли. Нас выследил и донес в гестапо Филипп Семененко. Прощайте, товарищи шахтеры. Петр».
Зарыдала жена Макара Оксана. Ее повели в дом. По-старчески медлен-
но поднимается за ней по ступенькам Дубрава. Внезапно он поворачивается к друзьям и глухо велит: «Приведите сюда Филиппа Семененко... Пусть он нам в очи глянет».
Некоторое время сцена пуста. Но вот из дома стремительно выходит Макар. Глубокое горе, ненависть к предателю жгут его сердце, не дают покоя. Кулаки сжаты, ворот рубахи расстегнут, почти разорван. Он выбегает на улицу то ли навстречу предателю Семененко, то ли на шахту, где погиб Петр. Но от горя не убежишь...
Медленно возвращается Дубрава во двор и, повернувшись к старой любимой яблоне, простирает к ней руки, словно хочет поделиться своей сердечной болью. Взгляд его падает на ватник сына, лежащий на столе. С отцовской нежностью, старательно разглаживает Макар лохмотья ватника, расправляет обрывки подкладки. Он его гладит, качает на руках, как ласкал и баюкал в детстве сына. Бережно сложив пиджак, как самое дорогое, несет он его на вытянутых руках, делясь со зрителями своим горем и своей гордостью за сына, который не посрамил его чести. И вдруг, не выдержав, припадает лицом к ватнику, горячо шепча: «Сынку, сынку, мий».
Что переживает, о чем думает Дубрава в эти минуты? Чем держит на себе неослабевающее внимание всего зрительного зала в трагедийно напряженной, самой длинной, на нашей памяти, паузе А. М. Бучма? Артист сам рассказывает об этом: «Сев на траву и тихо поглаживая пиджак, перебирая его складки, старый Дубрава мысленно повторяет в своей памяти эпизоды из жизни сына, видит его маленьким, потом подростком, наконец, молодым крепким парнем, всплывают события последних лет. Недолго прожил сын Макара, но прошел он свой жизненный путь честно и открыто, смело глядя в будущее, — это единственное утешение старого отца»1.
И то, что видит и переживает сам актер, он заставляет силой своего таланта увидеть и пережить зрителей.
...Макар Дубрава предложил старым шахтерам передать свой опыт и знания молодежи. Как зачинателя нового движения его вызвали в Москву, к министру. Вот он возвратился домой с московского совещания. На нем новый синий костюм, белая фуражка. Достав из чемодана красивый цветастый платок, он, пританцовывая, подходит к жене и, накрывшись платком, целует ее.
Приходят старые друзья, и, пока они рассматривают подарки, привезенные из Москвы, Макар медленно отходит в глубь сцены и долго смотрит на шахтерский поселок в зелени садов, на уходящие вдаль терриконы.
Две молодые пары просят Дубраву сказать им напутствие перед свадьбой: «Макар Иванович, вы нам как отец родной. Скажите свое слово».
Обведя добрым взглядом всех вокруг, старый шахтер говорит с удивительной задушевностью: «Посмотрите кругом — выросли здесь новые шахты, и яблони, и дома. Вам, молодым, предстоит сделать еще больше, чем сделали наши руки. От всей души желаю вам счастья».
Эти слова Бучма обращает одновременно и к своим партнерам и к зрителям, делая их соучастниками происходящего на сцене.
Зрители до конца верили всему, что говорил и делал герой Бучмы — старый коммунист Дубрава, верили его доброму сердцу, его горячему стремлению отдать все силы для скорейшей победы коммунизма.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования